«Зеркала и зазеркалье»: Музей искусства Санкт-Петербурга XX-XXI веков приглашает в иную реальность

23 декабря 2020

Музей искусства Санкт-Петербурга XX-XXI веков | Выставка открыта до 31 января

В стенах музея искусства Санкт-Петербурга XX-XXI веков разместился Международный выставочный проект «Зеркала и зазеркалье», в котором приняли участие известные российские музеи, галереи, коллекционеры, художники из Италии, Франции, Греции, Израиля, Испании, Чехии, США. Больше 130 авторов, среди которых есть имена, ставшие символом русской культуры — Андрей Гончаров, Юрий Васнецов, Александр Ведерников, Михаил Демидов и многие другие, а также мастера зарубежных стран, заслужившие своими смелыми экспериментами популярность во всем мире: Даниэль Розин (США), Арно Лапьер (Франция), Серджио Иллюмитато, Габриель Заго, Дарио Имбо (все — Италия), Оркуин Гонцало (Испания) представили захватывающие и неординарные композиции, посвященные образу зеркала и связанных с ним мотивам отражения.

Екатерина Малахова «Urban mirror». Инсталляция, 2019.
Екатерина Малахова «Urban mirror». Инсталляция, 2019. Металл, алюминиевый композит © Музей искусства Санкт-Петербурга ХХ-ХХI веков

Экспозиция занимает все пространство музея, на первом этаже зрителей ожидает встреча с зеркалом «универсумом», где отражаются бездонные миры человека и окружающей его среды. Здесь легко можно ощутить себя погруженным в иную реальность. На втором этаже представлена мистика отражения. Здесь можно увидеть натюрморты, в которых зеркала являются не только дополнительным источником света, но и доказательством существования параллельных миров. На третьем этаже сконцентрированы произведения, отличающиеся сочетанием самых разных материалов: зеркал, металлов, дерева, текстиля, бумаги, бетона, произведения, которые могут двигаться, звучать, источать свет.

Журнал об искусстве Точка ART приглашает читателей на «Экскурсию для чтения», узнать больше об избранных экспонатах выставки и их авторах.


Лариса Наумова «У зеркала»

Работы известной московской художницы Ларисы Наумовой отличает ярко выраженное притчевое начало. Изображая бытовые мотивы, она так строит свои композиции и наполняет их игрой света, что быт прямо на наших глазах преобразуется в бытие, привычный мир раскрывает свое чудесную, божественную природу. В этих условных пространствах живут и действуют персонажи, похожие друг на друга и обладающие некоторым сходством с художницей, это преобразует ее образы в исповедальные высказывания от первого лица.

Лариса Наумова «У зеркала», 2012.
Лариса Наумова «У зеркала», 2012. Холст, масло © Собрание Героия Ботки

В картине «У зеркала» Наумова не пишет автопортрет, но переживает саму ситуацию автопортретирования. Она рассказывает о долгом, напряженном диалоге с собственным отражением, который, как поначалу кажется, ничем не заканчивается. Человек оставляет попытки разглядеть что-то за привычными очертаниями собственной внешности, теряет контроль и засыпает. Именно тогда в зеркале сна возникает не отражение, а грёза о себе, мечтательный образ желаемого «я». Зеркало помогает достроить свой реальный несовершенный образ до состояния полного гармоничного воплощения, увидеть себя в отсутствие напряженного, контролирующего сознания. Возможно, идею сопоставления нетождественных фигур-двойников Наумовой подсказала картина Тициана «Любовь земная и любовь небесная»: пока земное «я» художницы спит, ее небесное «я» витает в зазеркалье с безмятежной буддийской улыбкой.


Юрий Ракша «Моя мама»

Известный график, живописец, художник кино, Юрий Ракша, родился в 1937 году. Его мать была разнорабочей на заводе, но в посвященной ей картине он обращается не к ее конкретной биографии, а к судьбе целого поколения. Художник ведет диалог со стилем эпохи индустриализации: его девушки словно сошли с полотен Дейнеки и Самохвалова. Но в их облике нет той несокрушимой наступательной силы и беззаветного энтузиазма. В тесном пространстве барачного общежития каждая из них пытается вести свою жизнь. Разнонаправленность их устремлений подчеркнута приемом, позаимствованным у художников Ренессанса: сопоставление почти одинаковых фигур, действующих в разном направлении и изображенных в различных позах и ракурсах. Так создается эффект разлада того, что раньше было слаженным коллективным телом, охваченным единым созидательным порывом. Оно распадается на несколько частных жизней, не определяемых идеологически заданными состояниями самопожертвования и энтузиазма.

Юрий Ракша (Теребилов) «Моя мама»
Юрий Ракша (Теребилов) «Моя мама», 1969. Холст, масло © Вятский художественный музей

В отличие от художников 30-х, Ракша знает дальнейшую судьбу этих женщин: война, раннее старение, вечная бесприютность и неустроенность жизни, — его сопереживание проявляется в настроении картины. Название «Моя мама» побуждает к гаданию: которая из героинь картины является матерью художника? Может быть та, что в центре композиции стоит перед зеркалом?

В картинах старых мастеров зеркало часто позволяло показать скрытое, например, — лицо стыдливо отвернувшейся от зрителя обнаженной красавицы. Но здесь зеркало «молчит», — образ оказывается недосказанным, неуловимым. Роль тайного свидетеля здесь берет на себя окно, в котором можно разглядеть туманную фигуру мужчины. Похоже, он просто ожидает девушку, которая смотрится в зеркало перед свиданием. Но загадочный строй картины располагает к не столь прямому повествованию. Возможно, в окне художник изобразил себя, и от образа матери его отделяет прозрачная, но непроницаемая завеса времени.


Максим Митлянский «Гость»

Картина является частью большого цикла работ «Коридор». Они объединены местом действия, которое узнается по характерному рисунку обоев, — именно такие были в квартире бабушки и дедушки художника. Густой синий цвет стен, витая наружная электоропроводка, старое дерево мебели, вешалок, рам, — цикл все время пополняется картинами, в которых отражаются все новые и новые повороты и ответвления коридора. Нетрудно догадаться, что он существует только в памяти и воображении автора. В поисках утраченного времени он странствует в этом темном, заставленном вещами лабиринте, припоминая детали, которые воскрешают ощущения детства.

Максим Митлянский «Гость»
Максим Митлянский «Гость», 2020. Холст, масло © Музей искусства Санкт-Петербурга ХХ-ХХI веков

Длинный коридор старой квартиры всегда полутемен и загадочен. Он кажется бездонным, бесконечным. Это место игр, секретных засад и тайников. Любой предмет здесь может ожить, зашевелиться, превратиться в чудовище, схватить. Старое зеркало полно манящей жути, существует ли то, что в нем отражается, на самом деле? Оно уже не просто предмет быта, а генератор фантомов, разрыв в ткани воспоминаний, который мы латаем игрой воображения и снами. Возможно гость, который возник в его глубине, — просто нагромождение одежды на вешалке, и под его щегольской шляпой окажется бездонное лицо пустоты.


Элиза Сигичелли «Без названия (5049)»

Работа относится к серии произведений, приуроченной к персональной выставке художницы «Двойная мечта» в Палаццо Мадама в Турине, Италия.

Элиза Сигичелли «Без названия»
Элиза Сигичелли «Без названия», 2017. Печать на шелке © Музей искусства Санкт-Петербурга ХХ-ХХI веков

Сигичелли создала своеобразный цикл, ставший откликом на барочную архитектуру дворца и посвященный исследованию понятий отражения и прозрачности в искусстве. Она сфотографировала одно из окон, старинное стекло которого дестабилизирует и растворяет образ физического пространства как за окном, так и перед ним, становясь зеркальной поверхностью. Художница выбрала основой для печати шелк, легкий и подвижный материал, с целью передать текучую светоносность отражений.


Виталий Тюленев «Автопортрет с двумя свечами»

Известный ленинградский живописец Виталий Тюленев, как и многие представители поколения «шестидесятников, трагически воспринимал распад СССР и крушение его идеологии. В 90-е годы он переживал острый разлад со стремительно меняющимся миром, в котором пересматривались все самые важные для него эстетические и нравственные ценности. В это время он создал ряд автопортретов, в которых изобразил себя в вымышленных кризисных ситуациях и положениях: разгребающим навоз, с отрезанной головой, лежащей на жертвенном блюде, целящимся из пистолета то ли в мир, то ли в себя самого. Подобно автору перформанса, художник оперирует своим изображением как персонажем, придавая своим действиям символическое значение.

Виталий Тюленев «Автопортрет с двумя свечами»
Виталий Тюленев «Автопортрет с двумя свечами», 1993. Холст, масло © Музей искусства Санкт-Петербурга ХХ-ХХI веков

В «Автопортрете с двумя свечами» Тюленев представляет себя осколком разбитого зеркала, обреченным на исчезновение в пустоте. Зажженные свечи, похоже, предназначены для поминовения. Но возможно, лицо художника возникло в зеркале в результате спиритического выкликания, как если бы художника вызвал из прошлого некий загадочный потомок.


Кристиана Фазано «Ты веришь в то, что видишь?»

Вдохновленная «Алисой в стране чудес», работа воссоздает волшебный ларец, внутри которого зритель найдет нечто неожиданное: открыв маленькую дверцу, он увидит не только Страну чудес, но и свое отражение в ней! Таким образом каждый посетитель превращается в Алису!

Кристиана Фазано «Ты веришь в то, что видишь
Кристиана Фазано «Ты веришь в то, что видишь», 2015. Дерево, зеркала, акрил, ручная вышивка на ткани, светодиодные лампы © Музей искусства Санкт-Петербурга ХХ-ХХI веков

Ощущения чуда и удивления вызывают как сочетание бесконечных повторов вышитого изображения, эффекта, создаваемого зеркалами, помещенными одно перед другим, так и осознание того, что сам зритель отражается внутри произведения. Идея художника состоит именно в том, чтобы сделать зрителя сопричастным, подарив ему мгновение уникальной красоты. По сути, визуальный эффект внутри ларца сложно сфотографировать, поскольку невозможно убрать камеру из кадра, и, следовательно, зритель может пережить этот момент только здесь и сейчас. В эпоху, когда все, что мы делаем, легко документировать с помощью фотографий, эта работа отрицает такую возможность, отдавая предпочтение иному подходу и предлагая испытать захватывающие ощущения.


Ромоло дель Део «Цветы наших губ»

«Цветы наших губ» — это идиоматическое выражение, обозначающее «шепот» или «шептать» в итальянском языке. Оно рождает представление, что слова могут быть подобны цветам, слетающим с наших губ: нежным, эфемерным созданиям, едва уловимым — и то лишь вблизи от говорящего, созданиям, находящимся в постоянной опасности быть утраченными. Это представление близко к описанию природы вдохновения, творчества, страсти. Такие сложные понятия, как намерение, значение и само творчество концептуально близки шепоту; возникает вопрос — почему слова произносятся едва слышно, почему шепот? Может здесь кроется секрет? Да, конечно — в этих понятиях всегда заключен секрет. И человек должен подойти очень близко к говорящему, чтобы уловить его. Вот о чем работа «Цветы наших губ». Она олицетворяет процесс передачи тайного желания, мечты, невыраженной любви, передачи слова, произнесенного чуть слышно, но не услышанного, возможно — иллюзии.

Ромоло део Дель «Цветы наших губ»
Ромоло део Дель «Цветы наших губ», 2017. Бронза © Romulo Del Deo. Fior di Labbra. Bronze

«Цветы наших губ» олицетворяет как раз эту иллюзию, это мимолетное высказывание. Это явление возникает на миг и затем прячется в потоке слов, слетающих с наших губ. Оно улетучивается мгновенно, оставляя лишь ауру в пространстве и в нашей памяти.


Димитрис Миратзас «Вперед к самоуничтожению!»

В композиции «Вперед к самоуничтожению!» греческий художник Димитрис Миратзас опирается на древние традиции. По представлениям эллинов зеркала были вместилищем душ: если зеркало разбивалось, все были уверены, что кто-то скоро умрет. С тех пор многое изменилось, рушатся, казалось бы, незыблемые ценности, человек перестал дорожить миром, в котором живет. Он стремительно несется к самоуничтожению, убивая все живое на земле. Между тем автор проводит аналогию между человеческой судьбой и зеркалом. Вонзив острый нож в зеркальную гладь, он предупреждает о невосполнимости того, что может быть так легко утрачено.

Димитрис Мерантзас «Вперед к самоуничтожению!»
Димитрис Мерантзас «Вперед к самоуничтожению!» Инсталляция, 2012. Стекло, металл, дерево, нож © Музей искусства Санкт-Петербурга ХХ-ХХI веков

Впрочем, у этой инсталляции есть и другие трактовки. Например, если в доме молодого человека или девицы зеркало покрывалось трещинами, все сразу бросались их считать. Нечетное число осколков означало — быть женитьбе или замужеству! Ну а страшный призыв, что содержится в названии работы, это ничто иное, как иронический взгляд на институт брака сегодня.


София Азархи «Три взгляда на красоту»

Триптих Софии Азархи раскрывает образ зеркала через причудливые рамы, которые художница создала в технике ассамбляжа, используя самые разные материалы. Перед нами три художественных объекта, три истории о ценностях нашего мира, размышления о былом и вечном. Так, «Классическая красота», отождествляемая с пышным барочным декором, увлекает нас в атмосферу роскошных дворцовых балов и светских раутов.

София Азархи «Три взгляда на красоту». Триптих. Центральная часть «Классическая красота», 2009 Ассамбляж, зеркальный пластик, золотая парча, пупсы © Музей искусства Санкт-Петербурга ХХ-ХХI веков

София Азархи «Три взгляда на красоту». Триптих. Левая часть «Небесная красота», 2009. Ассамбляж, зеркальный пластик, серебряная парча, искусственный жемчуг © Музей искусства Санкт-Петербурга ХХ-ХХI веков

София Азархи «Три взгляда на красоту». Триптих. Правая часть «Естественная красота», 2009. Ассамбляж, зеркальный пластик, мешковина, золотая парча, искусственные цветы, паук, салфетка © Музей искусства Санкт-Петербурга ХХ-ХХI веков

«Небесную красоту» символизирует жемчужно-серебристое обрамление, украшенное аппликацией с мотивами возвышенного «горнего мира» в виде облаков и парящего голубя. Глядя на это произведение рождается светлое тихое чувство, близкое молитвенному настроению.

«Естественная красота», от которой веет домашним уютом, адресует нас к земным радостям. Скромная и изысканная рама, украшенная веточками цветов, свидетельствует о беззащитности и недолговечности жизни. Три взгляда, три зеркала словно приглашают заглянуть в каждое из них, спрашивая: «Какой из образов красоты окажется Вам ближе»?


Также на сайте журнала вы можете совершить виртуальные экскурсии по выставкам:

«Вещи» как идея. В Anna Nova Gallery открылась выставка из коллекций Сергея Лимонова и Дениса Химиляйне
Тула: экскурсия по первому региональному филиалу Исторического музея
«Илья Остроухов: художник, коллекционер, музейщик»: гид по выставке в Трубниковском переулке
«Чжан Хуань. В пепле истории»: гид по выставке в Эрмитаже
«Возвращение в Усадьбу»: гид по выставке в музее «Новый Иерусалим»
«Твое сознание не знает границ»: гид по выставке Юлии Вирко и Антона Гельфанда в Севкабеле
Место встречи науки и искусства: гид по выставке «Режимы доступа» в арт-резиденции ИТМО
«Сарра Лебедева. Избранное»: гид по выставке в Третьяковской галерее
Тело как улика: гид по выставке «Тату» в музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина
Хоф ван Буслейден: гид по дворцу Бургундской эпохи в бельгийском городе Мехелен
«Калязин. Фрески затопленного монастыря»: гид по экспозиции в Музее архитектуры имени А.В. Щусева
«Дары» в Русском музее: гид по разделу советской живописи второй половины XX века
«Прототип»: Гид по проекту будущего Музея Сергея Курёхина
«Дары» в Русском музее: гид по разделу советской живописи первой половины XX века
Медицинская служба Красной Армии: гид по выставке в РОСФОТО
«Платье как история»: мода на картинах русских художников ХХ века с комментариями Музея Моды
«Дары» в Русском музее: кураторский гид по Корпусу Бенуа
Мода на русское: гид по выставке «Александр III. Император и коллекционер» в Русском музее
От Шишкина до Малевича: шедевры Краснодарского художественного музея
Экскурсия по дому-музею Питера Пауля Рубенса в Антверпене
От Дюрера до Матисса: гид по выставке
Александринский театр: экскурсия по Музею русской драмы
«Романтика и усердие. Современное искусство Южной Кореи»: гид по выставке в Эрмитаже
«Ван Эйк. Оптическая революция»: гид по выставке в Генте
«Студия 44. Анфилада»: гид по выставке в Главном штабе
«Лаборатория Будущего. Кинетическое искусство в России»: гид по выставке
«100 фотографий» Анатолия Болдина в РОСФОТОИскусство Ирана в Музее Востока
«EXIT» Игоря Новикова в ММОМА
Пасхальные яйца Карла Фаберже: шедевры коллекции из Музея Фаберже

Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг

Новости

13 сентября 09:09Санкт-Петербург
Dance Open открывает ХХ юбилейный сезон

Популярное