«Ван Эйк. Оптическая революция»: гид по выставке в Генте

06 мая 2020

Проект «Фламандские Мастера» посвятил 2020 и 2021 годы жизни и наследию великого художника Яна ван Эйка. В Брюсселе, Генте и Брюгге запланировано большое количество мероприятий под лозунгом «Боже мой! Ван Эйк был здесь».

Ключевым и поистине уникальным событием стала выставка «Ван Эйк. Оптическая революция», открывшаяся в начале февраля в Музей изящных искусств Гента, на которой было представлено 10 произведений Ван Эйка, несколько работ из его мастерской и около 100 международных шедевров художников позднего Средневековья.

Выставка «Ван Эйк. Оптическая революция» должна была продлиться до конца апреля, но из-за пандемии коронавируса закрылась раньше срока. Но и за неполных два месяца работы выставки, с 1 февраля по 12 марта, ее посетили около 160 000 человек, и ещё более 77 000 билетов были выкуплены на период с 13 марта по 5 апреля.

Сегодня, благодаря поддержке офиса по туризму Фландрии VISITFLANDERS, в рубрике «Экскурсия для чтения» у читателей журнала об искусстве Точка ART есть уникальная возможность походить по залам Музея изящных в Генте. О шедеврах Ван Эйка рассказывает Тилль-Хольгер Борхерт, директор Музея Брюгге, эксперт и со-куратор выставки «Ван Эйк. Оптическая революция».


Музей изящных искусств, Гент. Вход на выставку «Ван Эйк. Оптическая революция»
© mskgent.be

Фламандский живописец Ян ван Эйк был величайшим художником своего времени, родоначальником Золотого века нидерландской живописи. В творчестве этого невероятно одаренного художника мастерство и знания сплелись в почти идеальную форму живописи, оказавшую влияние на художественное восприятие Западного мира вплоть до XIX века.

Совершенствуя технику масляной живописи, Ян ван Эйк передавал объекты в мельчайших деталях и изображал материалы очень осязаемым образом. Он также обладал исключительной наблюдательностью и результаты своих наблюдений воплощал в красках. Кроме того, работы Ван Эйка раскрывают глубокие знания богословия и естественных наук, таких как оптика и алхимия. Ван Эйк понимал природу света и создаваемые им эффекты. В результате художник смог усилить чувство реальности в своих картинах и удивить своих современников невероятными изображениями света, фактур и пространств. Оптическая революция, начатая Ван Эйком 600 лет назад, не утратила способности вызывать чувство страха и удивления и по сей день.

Исторический контекст: Двор

Ян ван Эйк, безусловно, может считаться придворным художником. С 1422 года он был близок к кругу голландского графа Яна Баварского. После смерти последнего он присоединился к Филиппу Доброму, герцогу Бургундскому, который был выдающимся покровителем искусств.

Atelier Van Eyck © Historium

Бургундский двор состоял из странствующей группы нескольких сотен дворян, солдат, государственных служащих, священнослужителей, обслуживающего персонала и иностранных послов. Они следовали за герцогом из города в город, занимая дворцы Брюсселя, Лилля, Брюгге и Гента. Социальный статус в этом обществе оценивался количеством приобретенных произведений искусства и предметов роскоши, таких как гобелены, столовое серебро, иллюстрированные рукописи и панно. Это стремление к роскоши оказало огромное влияние на развитие искусства в Нидерландах. В 1425 году Ян ван Эйк становится придворным Филиппа Доброго, который высоко ценил его как художника.

При дворе Филиппа Добрый Ян ван Эйк был не только художником, но выполнял и дипломатические поручения. В 1427–1428 годах в составе герцогского посольства Ян ван Эйк отправился в Испанию, а затем в Португалию, чтобы написать портрет инфанты Изабеллы, будущей невесты Филиппа Доброго.

Материальная культура

Ян ван Эйк изображал в своих картинах множество предметов роскоши, основываясь на материальной культуре придворных и городских элит Северной Европы начала XV века. Зеркала, драгоценные канделябры, медные подсвечники, восточные ковры и керамика из Валенсии — вот лишь немногие из раритетов, доступных для самых богатых граждан того времени. Необыкновенная эстетика, исключительное мастерство и символическое значение этих объектов позволяло социальной элите выделяться. Ван Эйк рассматривал предметы роскоши, как возможность еще больше усовершенствовать свою живописную технику, дотошно детализируя изображения экзотических товаров, одновременно раскрывая своим современникам их утилитарное назначение.

Оптическая революция

Во всем мире сегодня сохранилось всего около 20 работ мастера, более половины из которых представлены на выставке в Генте. По замыслу руководителя проекта и главного куратора гентского Музея изящных искусств Йохана де Смета, для большей наглядности феноменальные по технике исполнения работы знаменитого фламандца представлены в диалоге с картинами, выполненными в мастерской художника, копиями его картин, оригиналы которых не сохранились, и еще более чем сотней шедевров позднего Средневековья, написанных его современниками.

Jan and Hubert van Eyck, interior of the Ghent Altarpiece, 1432
© Sint-Baafskathedraal, Ghent

Ключевым экспонатом выставки «Ван Эйк. Оптическая революция», несомненно, является уникальное произведение искусства — Гентский алтарь, точнее — восемь недавно отреставрированных наружных панелей. С него и начинается наша экскурсия.

Алтарь Гента

Алтарь Гента (1432) братьев Хуберта и Яна ван Эйка с 2012 года проходил реставрационные работы в Музее изобразительных искусств. В ходе реставрации, которую проводил Королевский институт культурного наследия в Брюсселе, было сделано множество поразительных открытий, приведших к большему пониманию мастерства великого живописца.

Это уникальная возможность и своего рода поразительный и неповторимый опыт — увидеть картины мастера вблизи, а также подробно рассмотреть панели Гентского алтаря.

Adam and Eve, The Ghent Altarpiece, 1432 © Sint-Baafskathedraal, Ghent

Начинается экскурсия с потрясающих изображений Адама и Евы на панелях Гентского алтаря, которые, вероятно, были менее шокирующими для современников Яна Ван Эйка, чем в более позднее время, так как нам известно, что эти панели были демонтированы в XVIII веке и заменены на копии, на которых Адам и Ева не были изображены обнаженными. Такая невероятная передача реальных объектов, такой экстремальный реализм, как, например, прорисовка волос на теле, действительно делает картину завораживающей.

То, что раньше могло остаться незамеченным, и что становится видимым при ближайшем рассмотрении, это запретный плод в руке Евы, только что сорванный ею с дерева. Если приглядеться, то видно, что он похож на лимон, и выглядит абсолютно зловеще.

Перейдем к Адаму. Две эти панели изначально располагались в верхнем регистре, таким образом, что зрители должны были буквально смотреть Адаму под ноги.

Над панелями с Адамой и Евой изображена история Каина и Авеля, а это значит, что первородный грех уже совершен, зло уже вошло в мир, и это неизбежно повлекло за собой рождение Христа, его жертвенное распятие, и обещание вечной жизни, которое пришло с Новым Заветом.

Гентский алтарь. Закрытый будничный вид

Алтарь церкви Святого Иоанна Крестителя (ныне собор Святого Бавона) был создан для капеллы Святого Иоанна Богослова, построенной на деньги влиятельного политика, местного бургомистра Йодокуса Вейдта и его жены Элизабет Борлют. В нижнем ярусе на закрытых створках можно видеть портреты донаторов, застывших в молитвенных позах перед Иоанном Крестителем и Иоанном Богословом, изображения которых выполнены в технике гризайль — живописной имитации рельефного изображения с помощью тональной градации одного цвета.

Jan and Hubert van Eyck. The Adoration of the Mystic Lamb, 1432
Saint Bavo’s Cathedral, Ghent © www.lukasweb.be — Art in Flanders vzw

Под ними в четырех створках представлен сюжет Благовещения: архангел Гавриил является с благой вестью к Деве Марии. Чистый и уютный интерьер точно воссоздает современный художнику быт нидерландского бюргера XV века.

В самом верхнем регистре изображены фигуры пророков и сивилл, предсказавших пришествие в мир Христа.

Гентский алтарь, раскрытый праздничный вид

Многосоставной алтарь-полиптих — самый распространенный тип художественной продукции нидерландских мастеров XV столетия. Это грандиозное произведение принесло Ван Эйку славу первого живописца Бургундии.

В верхней части раскрытого алтаря в центре изображен Бог Отец, восседающий на троне, по сторонам от него — Богоматерь и Иоанн Креститель, далее ангелы, славящие Господа пением и игрой на музыкальных инструментах.

На крайних створках — прародители Адам и Ева, над которыми изображены Каин и Авель. В нижнем регистре алтаря на пяти створках расположена единая композиция «Поклонение агнцу».
Весь алтарь состоит из 12 створок и включает в себя 24 различных сюжета

Сцена Благовещения

Двигаемся дальше и видим отреставрированные внешние панели Гентского алтаря. На обратной стороне панели с Адамом изображена часть сцена Благовещения: на ней изображен живописный вид на город со множеством деталей: хорошо видны прорисованные тени домов на улице, силуэты людей в окнах, а над дверью одного из домов видны настенные росписи, и можно даже узнать дом святого Христофора.

Jan and Hubert van Eyck Ghent Altarpiece: interior of the City View, 1432
© Sint-Baafskathedraal, Ghent

Картина настолько полна деталями, что остается только удивляться, зачем Ван Эйку понадобилось прорисовывать изображения так детально на панели, установленной высоко сверху. Кто мог там это разглядеть? Тем не менее, он уделяет внимание деталям чуть ли не с одержимостью.

Сверху на этой панели нарисована рама, характерная для многих работ Ван Эйка. Кажется, она отбрасывает тень на картину, это своего рода игра с реализмом, что для современников Ван Эйка было чем-то действительно невероятным. Рама задумана как окрашенная каменная стена рядом с окном, демонстрируя идею перехода во что-то потустороннее, в то, что находится за закрытыми дверями, скрыто от глаз.

Святая Варвара

Картина, на которой изображена святая Варвара, одна из тех, что вызывала множество дискуссий в искусствоведческой литературе. Эта картина из Королевского музея изящных искусство в Антверпене, Святая на ней изображена на фоне башни. Как известно, Варвара была святой, которую держали в башне, где она и приняла мученическую смерть. Таким образом Ян Ван Эйк совместил на картине современный ему строящийся собор с образом мученицы из далекого прошлого.

Jan van Eyck. The Saint Barbara of Nicomedia, 1437
Royal Museum of Fine Arts Antwerp, Antwerp © www.lukasweb.be — Art in Flanders vzw. Photo Hugo Maertens

Среди множества деталей, на заднем плане изображены рабочие, несущие камни, и механизм, с помощью которого они поднимают эти камни на самый верх. Картина ценна и тем, что показывает технику строительство собора, применяемую в прошлом. Еще эту работу делает особенной и тот факт, что она черно-белая, и на этот счет до сих пор ведутся споры: является ли картина незавершенной или художник решил продемонстрировать, что и кажущаяся незавершенность может на самом деле быть вполне законченной. Ученые пока не знаю наверняка. Однако, если картина не закончена — и в пользу этого есть весьма весомые аргументы — интересно отметить подпись на латыни: «Сделано ван Эйком» и дата. Это, возможно, означает, что дата и подпись не всегда ставились на завершенной работе, но могли относиться к тому моменту, когда картина была начата.

На обратной стороне картины тоже есть изображение. Это имитация драгоценных камней, яшмы или порфиры, а поверх приклеена гравюра. Подразумевалось, что картину смотрели с обеих сторон, ее переворачивали. Люди не всегда вешали картины на стену, их хранили как столовое серебро, показывали, возможно, это было целое действо.

«Святой Франциск, принимающий стигматы»

Следующая картина — «Святой Франциск, принимающий стигматы». Есть две самые известные версии этой картины, обе связаны с Яном Ван Эйком: одна из них, большего размера, хранится в туринской галерее Сабауда, а та, что поменьше — поистине шедевр изобразительного искусства, в Художественном музее Филадельфии.

Jan van Eyck. Saint Francis of Assisi Receiving the Stigmata, 1440
© Philadelphia Museum of Art

Это очень интересная картина, к тому же — прекрасно сохранившаяся, и особенно любопытно то, что рама картины написана по принципу оптической иллюзии trompe-l’оеil, благодаря которому создается особый эффект глубины.

Слева — «Святой Франциск, принимающий стигматы» из галереи Сабауда в Турине, справа — из Художественного музея Филадельфии © mskgent.be

Картина написана на пергаменте, наклеенном на дерево. Это еще раз доказывает связь Яна Ван Эйка с иллюстраторами рукописей. Картина из Турина, написанная маслом, возможно принадлежит кисти одно из близких учеников Ван Эйка, или художника из его мастерской.

«Мадонна у фонтана»

Один из залов выставки посвящен теме Мадонны с младенцем. В этом зале нет панелей Гентского алтаря и главный фокус здесь — на одной из версий картины «Мадонна у фонтана». Оригинал находится в Антверпене — это прекрасная драгоценная работа, которая изображает Деву Марию с младенцем Иисусом у фонтана. Два ангела за спиной Марии поддерживают балдахин. На ней можно увидеть, насколько точно Ван Эйк передает все детали, вплоть до всплеска воды.

Jan van Eyck and workshop. The Madonna at the fountain, c. 1440
© The Frick Collection

Картина впоследствии стала источником вдохновения для многих художников. Здесь мы снова видим подпись «Сделано Яном Ван Эйком, 1439», за два года до его смерти. Картина рядом — почти такая же композиция кисти ученика Ван Эйка, художника его мастерской, это та самая версия, которая хранилась в Коллекции Австрийской в Мехелене.

Зал «Слово Божие»

The Archangel Gabriel and the Virgin Annunciate of the Annunciation, The Ghent Altarpiece, 1432 © Sint-Baafskathedraal, Ghent

Следующий зал называется «Слово Божие» и посвящен теме Благовещения с Гентского алтаря. Архангел Гавриил приближается к Деве Марии с левой стороны. Обе фигуры кажутся слишком большими для зала, в котором находятся. Это типичный прием Ван Эйка, когда фигуры стоя практически пробивают потолок головой, но при этом выглядят очень и очень реалистично. Архангел принес букет лилий, как символ непорочности Девы Марии, и обратился к ней со словами: «Ave Maria, возрадуйся, Благодатная».

The Archangel Gabriel and the Virgin Annunciate of the Annunciation, The Ghent Altarpiece, 1432 © Sint-Baafskathedraal, Ghent

Мария, которая сидит и молится, отвечает на его приветствие: «Я раба господня», при этом Ван Эйк переворачивает слова таким образом, что их можно прочитать и сверху. Над изображение Девы можно видеть дух пророков, возвещающих пришествие Мессии. Здесь изображены Ветхий и Новый Заветы, чтобы показать переход от одного завета к другому.

The Annunciation

Следующая работа, единственная, которую с некоторой вероятностью мы можем ассоциировать с покровительством Филиппа Доброго, тоже изображает Благовещение, но совершенно по-другому. Ван Эйк поместил эту сцену в церковный интерьер, в котором видны как готические, так и романские черты. Это — очередной способ художника указать на дихотомию между Ветхим и Новым Заветом. Архангел снова приближается к Деве Марии с левой стороны, и снова говорит: «Возрадуйся, Благодатная», и она снова отвечает «Я раба господня». Семь золотых лучей, опускающихся из верхнего окна, представляют собой семь даров Святого Духа, явившегося в образе голубя.

Jan van Eyck. The Annunciation, c. 1434-1436
© National Gallery of Art, Washington, Andrew W. Mellon Collection

В картине есть отсылки к Святой Троице, например, три окна позади Мадонны, чуть выше — фрески, изображающие Бога Отца и обретение Моисеем десяти заповедей. В нижней части картины изображены сцены из Ветхого Завета, например, битва Давида и Голиафа, история Самсона, другие сюжеты, тесно связанные с темой жертвенной смерти Христа и триумфа над смертью, которые знаменует его воскресение.

Турино-Миланский часослов

Jan van Eyck. The Turin-Milan Book of Hours, c. 1410-1440
© Palazzo Madama, Turin — Museo Civico d’Arte Antica

Еще один великолепный экспонат — Турино-Миланский часослов. Этот манускрипт находится в городском музее Турина, и состоит из рукописей братьев Лимбург, Жана Ленуара и других художников начала XV века, а также миниатюристов периода 1450-х — 1460-х годов. Все они были последователями Ван Эйка, но в манускрипте есть две миниатюры кисти и самого художника. Это прекрасная миниатюра, изображающая рождение Иоанна Крестителя. Сцена в интерьере примечательна и многогранна.

Jan van Eyck. The Turin-Milan Book of Hours, c. 1410-1440
© Palazzo Madama, Turin — Museo Civico d’Arte Antica

Вид комнаты многими аспектами предвосхищает работы Вермеера. Миниатюра, изображающая крещение Христа, — одна из значительных вех европейской пейзажной живописи.

Иоанн Креститель и Иоанн Богослов

Следующие две картины написаны в технике гризайль — внешние панели нижнего регистра Гентского алтаря. Фигуры окрашены в серый цвет и выглядят так, будто высечены из камня. Оба святых на картине — Иоанн Креститель и Иоанн Богослов — были святыми покровителями церкви Святого Иоанна, нынешнего собора Святого Бавона, для которой был заказан алтарь.

Jan van Eyck. John the Baptist and John the Evangelist © Sint-Baafskathedraal, Ghent

Это действительно удивительные изображения, особенно это стало видно после реставрации. Ван Эйк позаботился о ясном различии между двумя видами камня. Глядя на картину, можно различать текстуру камня, искусно исполненную художником. В некотором роде, Ван Эйк соперничает со скульпторами, пытаясь показать, что его «поддельные скульптуры» даже лучше, чем работы настоящих скульпторов — его современников.

В музее есть несколько скульптур того периода, и, сравнивая, можно сказать, что мастерство художника является бесспорным.

Диптих «Благовещение»

Концепция техники гризайль еще более очевидна на двух других примерах. Это диптих «Благовещение» из музея Тиссена-Борнемисы в Мадриде, и это удивительное произведение является кульминацией творчества Ван Эйка. В картине он использует три цвета, черный, белый и красный — цвета, рекомендованные еще Плинием в античные времена.

Jan van Eyck. The Annunciation Diptych, c. 1433-1435
© Museo Nacional Thyssen-Bornemisza, Madrid

Здесь Благовещение снова изображается через технику нарисованной скульптуры. Крылья ангела как бы выходят за рамки картины, и на черном фоне видны отражения фигур. А почти над самой головой Девы Марии изображен голубь, который как будто застыл в воздухе.

Portrait of a Man with a Blue Chaperon

Завершает выставку зал с портретами. Каждая экспозиция — это в каком-то смысле попытка заинтриговать зрителя и этот зал, посвященный портретной живописи, наверное, один из самых впечатляющих.

Jan van Eyck. Portrait of a Man with a Blue Chaperon, c. 1428−1430
© Muzeul National Brukenthal, Sibiu (Romania)

Это картина из Национального музея Брукенталя, расположенного в румынском городе Сибиу. И это, наверное, самый ранний портрет кисти Ван Эйка. Такое предположение возникло из-за голубого шаперона на мужчине. Такие головные уборы были в моде в конце 1420-х, в начале 1430-х годов. Что мы видим на картине? Человека, который нерешительно смотрит куда-то в сторону. В правой руке он держит кольцо, символизирующее помолвку. Мужчина явно ждет ответа от своей возлюбленной. На картине есть несколько деталей, максимально типичных для Ван Эйка. Одна из таких деталей — ухо, занимающее на картине центральное место. Всем своим видом это ухо показывает, что мужчине не терпится услышать ответ, и эта смысловая игра очень в духе Ван Эйка. Довольно часто такие трюки повышают реалистичность картин.

Portrait of Baudouin de Lannoye

Выставка дает прекрасную возможность узнать вероятные сценарии развития разных событий, если восстановить детали. Например, картина, на которой изображен фламандский дворянин Бодуэн де Ланнуа. Картина была восстановлена специально к выставке в Картинной галерее Берлина, и теперь предстает во всем блеске. На ней изображен военачальник, член престижного рыцарского ордена Золотого Руна, учрежденного Филиппом Добрым в 1432 году. Герой задумчиво смотрит в сторону, его наряд сшит из дорогой парчи, который скорее всего был подарком Филиппа Доброго.

Jan van Eyck. Portrait of Baudouin de Lannoy, c. 1435
© KIK-IRPA, Brussel

Ян Ван Эйк и Бодуэн де Ланнуа, вероятно, хорошо знали друг друга, поскольку оба были участниками дипломатической миссии Изабеллы Португальской, к которой отправился Ван Эйк, чтобы написать портрет перед свадьбой с Филиппом Добрым.

Несмотря на постоянное общение, Ван Эйк смог вернуться к портрету де Ланнуа и закончить его лишь несколько лет спустя.

Portrait of Jan de Leeuw

Следующий портрет похож на мужчину в голубом шапероне, но ее смысл совершенно иной. Здесь Ян Ван Эйк изобразил человека по имени Ян де Лейв, известного ювелира. В отличие от истории мужчины в голубом шапероне, где кольцо, скорее всего, было символом помолвки, здесь свадебная тема тоже обыгрывается, но с иронией. Взглянув на картину первый раз, можно подумать, что кольцо на ней также символизирует предложение руки и сердца, но те, кто видел надписи на оригинальной раме, которая, как часто бывает у Ван Эйка, является рамой с загадкой, поняли бы, что на самом деле это ювелир, рекламирующий свой товар.

Jan van Eyck. Portrait of Jan de Leeuw, 1436
© Kunsthistorisches Museum Vienna, Gemäldegalerie

Подпись на голландском — это своеобразная отсылка ко дню рождения Яна де Лейва, а маленький лев изображен вместо имени героя. Эта подсказка Ван Эйка указывает на знакомство художника с обществом риторов в Брюгге. Риторы были не только ремесленниками, но и поэтами. Первое общество риторов было основано в Брюгге в 1428 году, среди основателей были и художники. Другими словами, этот вид городской культуры был очень важен для Ван Эйка, и, возможно, герой картины был одним из немногих, кто мог заказать портрет у своего друга, чтобы изобразить принадлежность к гильдии и сословию.

Portrait of a Man (Léal souvenir or Tymotheos)

Этот портрет — еще одна загадка в творчестве художника. Многие работы художника хранят секреты, разгадать которые бывает очень сложно. «Léal souvenir» — одна из таких работ с секретом. Картина из Лондонской национальной галереи, отреставрированная специально для выставки, изображает мужчину за каменным парапетом. Картина Яна ван Эйка «Тимофей», также известная под названием «Мужской портрет», является не только самым ранним портретом в творчестве автора, но и, в принципе, одним из самых ранних примеров мужского светского портрета в средневековом искусстве.

Jan van Eyck. Portrait of a Man (Léal souvenir or Tymotheos), 1432
© The National Gallery, London

Видно, с каким невероятным мастерством на ней создана оптическая иллюзия — рука мужчины как будто выходит за пределы картины. На камне написано «Léal souvenir», что означает «На добрую память», а под ней можно разглядеть фразу «Timoteus, actum Anno Domini, 1432» и рядом подпись художника. Это довольно интересная надпись, потому что actum относится к правовому акту, а имя Тимофей написано по-гречески, не совсем понятно — почему.

В целом картина напоминает мемориальный портрет, а значит, что изображает человека, чьи дела и поступки должны быть запечатлены. Но так и не известно, кто этот человек, чем он заслужил, чтобы быть запечатленным. Все эти вещи абсолютно неясны, но сама тема служит прекрасной пищей для размышлений.

Joos Vijd, The Ghent Altarpiece, 1432 © Sint-Baafskathedraal, Ghent

Еще два прекрасный портрета в этом зале — пары, пожертвовавшей деньги на создание Гентского алтаря: Йос Вейд и Элизабет Борлют. В центре между этими двумя портретами нужно представить изображения Иоанна Крестителя и Иоанна Богослова в технике гризайль — это и будет весь нижний регистр алтаря. Интереснейший факт: фигуры изображены в нишах, но если они поднимутся с колен, то будут слишком высокими для пространства, в которое помещены. Теперь эти картины кардинально изменились, поскольку в ходе реставрации с них были удалены все верхние слои краски, и у современного зрителя есть возможность увидеть их восстановленными.

Elisabeth Borluut, The Ghent Altarpiece, 1432 © Sint-Baafskathedraal, Ghent

Когда Гентский алтарь был установлен в церкви Святого Иоанна в 1432 году, это стало настоящим откровением для современников Ван Эйка. Таковым он является и для нас, людей XXI века.

Знаковым событием станет возвращение Гентского алтаря в Собор Святого Бавона. В октябре 2020 года Алтарь установят на своем новом постоянном месте — в часовне Святого причастия. Весной 2021 года в соборе откроется новый образовательный центр имени Ван Эйка, где можно будет получить самые полные сведения о Гентском алтаре, его авторах и о самом соборе Св. Бавона.


Журнал об искусстве Точка ART благодарит Офис по туризму Фландрии VISITFLANDERS и онлайн-проект «STAY AT HOME MUSEUM» за помощь в подготовке экскурсии.


Также на сайте журнала вы можете совершить виртуальные экскурсии по выставкам:

«Лаборатория Будущего. Кинетическое искусство в России»: гид по выставке
«100 фотографий» Анатолия Болдина в РОСФОТОИскусство Ирана в Музее Востока
«EXIT» Игоря Новикова в ММОМА
Пасхальные яйца Карла Фаберже: шедевры коллекции из Музея Фаберже

Популярное