Тело как улика: гид по выставке «Тату» в музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина

23 сентября 2020

ГМИИ им. А.С. Пушкина | Выставка открыта до 27 сентября

В государственном музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина проходит выставочный проект «Tату», организованный совместно с парижским Музеем на набережной Бранли имени Жака Ширака. В экспозицию, посвященную искусству татуировки, вошли около 200 произведений масштабного хронологического и географического охвата, раскрывающих историю этого феномена.

Посмотреть выставку в ГМИИ им. А.С. Пушкина можно до 27 сентября, а в рубрике «Экскурсия для чтения» журнал об искусстве Точка ART вместе с Александрой Савенковой, ведущим специалистом по экспозиционно-выставочной деятельности, знакомит читателей с самыми интересными ее экспонатами.

Фабио Виале «Венера». Италия, 2016. Собрание автора, Турин. © ГМИИ им. А.С. Пушкина

Пройдя путь от традиционной телесной практики до неотъемлемой части современной визуальной культуры, татуировка давно заслужила музейное осмысление. Представляя более чем 3000-летнюю историю одной из самых древних практик модификации тела, выставка-исследование в ГМИИ им. А.С. Пушкина рассказывает о многообразии форм и функций татуировки, об их трансформациях под влиянием различных обстоятельств и о значении татуировки в современной культуре.

Тату — одна из древнейших традиций, еще в Древнем Египте люди покрывали тела рисунками. В 2018 году в собрании Британского музея исследователи обнаружили мумии, относящиеся к додинастическому периоду, которым было более 5 000 лет. На этих мумиях тоже обнаружились татуировки. Невооруженным глазом они были не видны, поскольку в процессе бальзамирования кожа мумии потемнела, а при инфракрасном просвечивании татуировки проступили. За несколько лет до этого в 2016 году французские археологи обнаружили в некрополе Нью-Дели мумию жрицы, также покрытую татуировками и магическими символами.


Шедевр из древнеегипетской коллекции

Один из самых древних экспонатов выставки — знаменитая «Ложечка в форме плывущей девушки с цветком лотоса» из слоновой кости и эбенового дерева в форме плывущей девушки с цветком лотоса периода Нового царства (XIV век до н.э.). Работа относится к числу самых искусных, почти завораживающих своей красотой образцов такого рода.

Косметическая ложечка в форме плывущей девушки. Новое царство, 18–19 династии, 1550–1185 до н. э. © ГМИИ им. А.С. Пушкина

Долгое время считалось, что в таких ложечках знатные египтянки хранили косметические средства, но вполне возможно, что они использовались в культовой сфере — во время ритуалов жертвоприношения.

На пояснице девушки в ряд выгравированы папирусы, с двух сторон от которых изображения, вероятно антилоп. Эти образы характерны для ложечек эпохи Нового царства и были символами сотворения мира, плодородия и вечной жизни. Обычно орнамент на ложечке трактуется как пояс, но он не продолжается на животе девушки. Поэтому вполне вероятно, что «поясок» на московской ложечке — это татуировка. Хорошо знакомый российскому зрителю экспонат представлен в новом свете: немногим известно, что на внешней стороне бедер девушки расположены еще две татуировки в виде фигурки бога Бэса — покровителя домашнего очага, оберегавшего женщин и детей. Он изображался нагим кривоногим карликом с большой головой в тиаре из перьев, с львиной гривой или в львиной шкуре.

Океания

В регионе Океания существовало невероятное разнообразие типов и стилей татуировки. Особый интерес представляет татуировка Новой Зеландии, народа маори.

Маска коруру, или парата. XIX век. Новая Зеландия. Резьба и гравировка по дереву; белый пигмент; ракушка пауа (Haliotis iris). Музей на набережной Бранли имени Жака Ширака, Париж © ГМИИ им. А.С. Пушкина

На выставке «Тату» представлены две гипсовые маски, снятые с живых представителей народа маори — мужчины и женщины. Татуировка у этого народа в основном была расположена на лице и наносилась интересным образом: мастерами были резчики по дереву, а сами инструменты для нанесения татуировки напоминали зубила. Узор сначала прорезался в коже, затем туда втирался пигмент. Татуировка была объемной.

Для маори татуировка — видимый знак того, что ее носитель гордится своей принадлежностью к роду, социальное положение человека. У этого народа существовала традиция сохранения татуированных голов предков и значимых людей сообщества. Эти головы сохраняли специальным окуриванием и хранили в общинном доме. Экспонат «Маска коруру или парата» говорит о том, что новозеландская татуировка была родственна резьбе по дереву. Такие маски ставились на конек общинного дома и служили защитным знаком.

Маркизские острова

Жители Маркизских островов имели особый стиль татуировки — пату-тики (что означало «набивать изображения или фигуры»). Исторически татуировка наносилась методом прокалывания плоти и служила визуальным показателем статуса ее обладателя.

Неизвестный автор «Татуированный житель Маркизских островов». Маркизские острова, Океания. XIX век. Фрагмент. Холст, масло. Музей на набережной Бранли имени Жака Ширака, Париж © ГМИИ им. А.С. Пушкина

Чтобы стать татуировщиком, необходимо было пройти длинный и непростой этап ученичества. Мастер-татуировщик обладал необходимым знаниями для проведения обрядов, владел техникой нанесения татуировки и действовал в гармонии с богами. Как правило, профессия передавалась от отца к сыну. Свои инструменты татуировщики изготавливали самостоятельно, по виду они напоминали небольшое тесло. В акте непосредственного нанесения татуировки участвовал один, а порой и несколько ассистентов. Без их помощи выполнить татуировки было невозможно.

Важность роли татуировщика отражалась в характере вознаграждения: им дарили ткани, маты, еду, престижные объекты и оружие. За выбор мотива всегда отвечал мастер, при этом он использовал унаследованный от предшественника репертуар традиционной иконографии, который мог различаться. Каждый татуировщик имел собственный стиль и характерные изображения (например, долина или остров).

Япония

Особое развитие татуировка получила в Японии. Для представительниц проживающего на Хоккайдо народа айну были характерны напоминающие ленты татуировки вокруг губ, на предплечьях и тыльной стороне кисти. Татуировка служила элементом обряда инициации. Своего расцвета эта традиция достигла в Японии в период Эдо (1603–1868). В XVII веке татуировки носили главным образом мужчины, которые обычно работали с голым торсом: строители или рыбаки. Для высшего же класса, например, воинов, рисунки на теле считались недостойным украшением.

Тоёхара Кунитика «Актеры Итикава Садандзи I в роли Гихэйдзи, Итикава Дандзюро IX в роли Дансити Куробэй и Итикава Садандзи I в роли Иссюн Токубэя (в картуше) в пьесе «Нацумацури» («Летний фестиваль»). Триптих, 1877. Цветная ксилография. Музей на набережной Бранли имени Жака Ширака, Париж © ГМИИ им. А.С. Пушкина

Кроме того, в период Эдо татуировка использовалась для наказания преступников, которым татуировали лицо и руки, видимые части тела. Несмотря на то что татуировка в Японии бытовала лишь в определенных социальных слоях, она получила уникальную форму крупных фигуративных работ, покрывающих большие участки кожи. К первой трети XIX века в Японии появились профессиональные татуировщики, которые в своих работах вдохновлялись гравюрами школы укиё э. Татуировки, покрывающие тело целиком, появились именно под влиянием творчества художников укиё-э, гравюры которых также будут представлены на выставке.

Таиланд

Татуировка в Таиланде имеет сложный, магико-религиозный смысл. В ней пересекаются течения буддизма, индуизма и даже анимизма. Узоры представляют собой магические талисманы на теле человека, служащие определенной цели. Значительную роль в развитии этой практики сыграло прибытие европейцев в Юго-Восточную Азию в начале XVII века. С течением времени влияние западных нравов привело к тому, что отношение к татуировке стало менее благожелательным.

Седрик Арнольд. Без названия. Крупный план мужской татуировки на руках и груди. / Боксер Муай-Тай (Тайского бокса). Бангкок, Таиланд. 2008-2011. Галерея Оливье Вальтмана, Париж © ГМИИ им. А.С. Пушкина

В начале XX века принятый в Чиангмае королевский декрет предписывал: женщинам прикрывать грудь, а мужчинам — татуировки. В 1960-х годах большинству образованных тайцев, живущих в городах, даже не могла прийти мысль набить татуировку. Традиция сохранялась в сельских областях.

Европа и Америка

Несколько разделов посвящены феномену татуировки в Европе и Америке. Если говорить о европейской традиции, то в Древней Греции и Древнем Риме татуировки использовались как наказание: ими клеймили поверженных врагов. В Римской империи клеймили рабов, гладиаторов и ранних христиан. При этом античная ойкумена была населена народностями, где татуировка служила противоположным целям: у пиктов, кельтов и бриттов она являлась знаком отличия, высокого происхождения.

Изабель Муньос «Портрет члена банды мара» из серии «Марас», 2006. Фото из собрания автора, Мадрид © Isabel Muñoz, 2020

По мере расширения географических границ и колониального освоения далеких земель происходили два параллельных процесса: непосредственные участники морских плаваний, знакомясь с татуировками туземцев, наносили себе на память такие же, а руководители экспедиций изучали нательные рисунки как этнографическую диковинку, делали зарисовки и описания.

Все племена североамериканских индейцев, от инуитов до племен народности кри, практиковали обычай татуирования, но с приходом европейских колонистов их культура постепенно замкнулась в границах резерваций. С завершением колонизации татуировка в США развивалась в отрыве от традиций коренного населения, вдохновляясь европейскими образцами, и уже к первой половине XX века сформировались графические особенности американской татуировки (яркие цвета, смелые контуры).

Утверждение татуировки в США происходило главным образом благодаря морякам и солдатам. Уже в 1870-х годах открылись первые тату-салоны в Нью-Йорке, в 1891 году была запатентована электрическая татуировочная машинка, что обеспечило новые технические возможности и дало толчок развитию новой стилистики.

ХХ век, нательные рисунки как часть европейской и русской культуры. В Европу и США татуировки «пришли» от моряков, побывавших в дальних плаваниях © ГМИИ им. А.С. Пушкина

Вплоть до середины XX века главными носителями татуировки продолжали оставаться моряки и солдаты, а также артисты цирковых балаганов. Но уже в 1960-х годах появляется новая формация тату-художников, нередко имеющих художественное образование и позиционирующих татуировку как искусство, а также новый тип заказчиков — бунтующая молодежь. Начинается эра возрождения татуировки и постепенного ее выхода из поля маргинальной культуры.

Странствующие татуировщики

В странах Европы уже с конца XVII века путешественники, возвращаясь из Вест-Индии и других дальних стран, привозили татуированных «дикарей» для показа публике. На волне интереса к живым заморским диковинкам, испещренным рисунками, стали появляться мужчины и женщины с большим количеством татуировок, нередко неизвестного происхождения, рассказывающих о своих тату невероятные истории. Распространенной легендой был сюжет о насильственном получении татуировок в плену у туземцев. Эти персонажи способствовали подъему популярности американских цирков и ярмарочных представлений, некоторые из них отправлялись в турне по Европе, где вызывали интерес ученых, врачей и антропологов.

Чемодан Татуировщика. США, XX век. Собрание Хенка Шиффмахера, Амстердам © ГМИИ им. А.С. Пушкина

Со временем ярмарочные шоу-программы стали традиционным развлечением, в число своих аттракционов они обязательно включали показ мужчин и женщин, обильно покрытых тату. В 1870-х годах самым известным в мире татуированным человеком был Капитан Костентенус, албанский грек, обнаруженный Финеасом Барнумом — крупнейшая фигура американского шоу-бизнеса XIX века. Капитан Костентенус был одним из самых причудливых «экспонатов» Барнума. Он утверждал, что побывал в плену у китайских татар в Бирме и три месяца подвергался страшным мукам, пока его татуировали. Барнум представлял Костентенуса как «чудо из чудес среди смертных», жертву и героя, пережившего «более семи миллионов уколов с кровопусканием». Беспрецедентный успех Костентенуса оказал большое влияние на ярмарочные увеселения в США. По слухам, Барнум платил ему по тысяче долларов в неделю.

Экспедиция Биллингса-Сарычева

Для большинства людей татуировка ассоциируется с южными регионами земли, с полуобнаженными туземцами тихоокеанского региона, и лишь немногие знают, что богатая традиция татуировки существовала и у народов севера. На выставке представлены татуировки северных народов от Чукотки до Аляски и Гренландии.

«Женщина Чукотской земли». Гравюра из атласа атласа экспедиции Биллингса-Сарычева © ГМИИ им. А.С. Пушкина

Самый ранний экспонат этого раздела — атлас экспедиции Биллингса-Сарычева, которая проходила с 1785 по 1793 годы. Эта экспедиция была организована как ответ на третье плавание английского мореплавателя Кука, достигшего северных регионов Тихого океана. Экспедиция Биллингса-Сарычева длилась восемь с лишним лет, ей удалось собрать огромное количество артефактов, связанных с культурой и традициями северных народов. Одним из участников экспедиции был художник Лука Воронин, выпускник санкт-петербургской Академии Художеств, который по ходу экспедиции зарисовывал туземцев, попадавшихся российским мореплавателям на пути. По рисункам Воронина позднее были сделаны гравюры, изданные в атласе.

Одна из гравюр показывает «Женщину Чукотской земли», так она подписана в атласе. В XVIII веке еще не было четкого разграничения между различными народами Севера, всех их условно называли «чукчи». Были чукчи оленные и чукчи оседлые. Оседлые чукчи жили рыболовным промыслом, а оленные — это кочевые чукчи. Сегодня, оседлые или морские чукчи называются эскимосами.

По татуировкам, нанесенным на тело этой женщины, можно сказать, что она как раз не чукчанка, а эскимоска. Подобные татуировки, украшающие ее лицо — подбородок, щеки, а также руку, можно и сегодня встретить на острове Святого Лаврентия, который расположен между Чукоткой и Аляской. Татуировки острова Святого Лаврентия одни из самых сложных и орнаментальных во всем северном регионе, они покрывают большие участки тела. Татуировки, нанесенные женщинам на щеки, были призваны приносить ей плодородие и способствовать продолжению ее рода.

Жительница Чукотки с татуировками на лице. Фото Дмитрия Бабахина © ГМИИ им. А.С. Пушкина

Еще один интересный экспонат — фотография пожилой чукчанской женщины, она и по сей день жива. На ее лице можно видеть традиционные татуировки. Фотография была сделала петербургским татуировщиком Дмитрием Бабахиным. Будучи не только практикующим мастером, но и исследователем истории татуировки, он организовал экспедицию на Чукотку, в рамках которой сфотографировал последних носителей женской лицевой татуировки. Их осталось всего четверо, им за 90 лет, они уже даже не очень помнят, что они обозначают и зачем им их нанесли, потому что это произошло 70-80 лет тому назад. Подлинный смысл этих татуировок могут объяснить антропологи: обозначали они довольно высокое социальное положение и принадлежность к определенному роду.

Татуировки Миклухо-Маклая

Несколько экспонатов выставки связаны с именем Николая Николаевича Миклухо-Маклая. Знаменитый российский этнограф исследовал народы Юго-Восточной Азии и Океании. Особый интерес у него вызывали папуасы, населявшие северо-восток Новой Гвинеи, в честь него назван участок северо-восточного побережья острова между заливом Астролябия и полуостровом Хуон.

Татуировки, зарисованные Н.Н. Миклухо-Маклаем на южном побережье Новой Гвинеи © ГМИИ им. А.С. Пушкина

Зимой 1880 года Миклухо-Маклай провел несколько дней в деревне на южном побережье Новой Гвинеи, в деревне Карипуна. Он исследовал все обычаи народности, в том числе и традицию татуировок, которые наносились женщинам. Чаще всего здешние нательные рисунки сообщали о происхождении и социальном статусе, а также защищали того, кто их носит. Сделав множество зарисовок, он посчитал, что этого недостаточно, чтобы полноценно понять этот ритуал, и добился, что несколько татуировок нанесли ему самому. Миклухо-Маклай описал этот процесс так: сначала рисунок наносили на кожу палочкой с пигментом, а затем накалывали.

Татуировка была важной частью культуры южного берега Новой Гвинеи. Девушек начинали татуировать с очень раннего возраста, сначала покрывали рисунками внешние поверхности ладоней, предплечья, затем переходили на лицо, нижнюю часть живота и к наступлению половой зрелости девушка была покрыта татуировками полностью, с головы до ног. Иногда в татуировках запечатлевали отличительные особенности целого рода, которому девушка принадлежала, например, если ее родственники были особо удачливыми рыбаками или воинами, это также отображалась в рисунках на ее теле. Без татуировок девушка не могла рассчитывать на замужество.

От Норы Хильдебрандт до Анна Гиббонс

Историк Марго Миффлин назвала Нору Хильдебрандт матерью всех татуированных циркачек. Хильдебрандт начала свою карьеру в 1882 году в музее Баннелла в Нью-Йорке. По ее словам, вместе с отцом она попала в плен к индейцам на Диком Западе. Она утверждала, что ее отец под угрозой смерти вытатуировал на ее руках, ногах и груди 365 изображений. Через какое-то время Нору Хильдебрандт затмила девятнадцатилетняя Ирен Вудворд, у которой было 400 татуировок. К 1940-м годам татуировщики, равно как и обильно татуированные люди, стали весьма распространенным явлением американских ярмарок.

Титин К. Лю. Анна «Артория» Гиббонс. Из серии «Оммаж великим фигурам мира татуировки». Швейцария, 2000. Холст, акрил. Собрание автора, Швейцария © ГМИИ им. А.С. Пушкина

Легендарная Артория (Анна Гиббонс) попросила своего супруга Чарльза Гиббонса покрыть ее тело татуировками, чтобы более эффективно рекламировать художественность его творений. По воспоминаниям их дочери, к тому моменту, когда ее мать сделала первую татуировку, Гиббонсы уже были женаты около четырех или пять лет. Сама Артория утверждала, что в юности сбежала с фермы со странствующим татуировщиком Гиббонсом, чтобы начать карьеру татуированной женщины. После того как в 1946 году Чарльз потерял зрение в результате несчастного случая, его жена стала выступать в шоу Делл Траверс «Десять в одном» как татуированная женщина.

Россия

В России татуировка также долгое время развивалась в рамках закрытых сообществ, получив наибольшее распространение в криминальной среде. К концу XX века повсеместное присутствие криминальной татуировки среди представителей этого мира постепенно сошло на нет, татуировка заключенных стала частью интернационального стиля, а смысловые границы изображений — более подвижными. На выставке будут показаны фотографии Сергея Васильева, в 1970–1990-х годах посещавшего места заключения, фиксирующие традицию русской криминальной татуировки во всем ее разнообразии.

В конце ХХ века мастера татуирования ввели термин «тату-художник», тем самым переведя свои работы из ремесленного измерения в художественное и отвергнув различие между «высоким» элитарным и массовым искусством. Выработав собственный визуальный язык, татуировка постепенно вышла за рамки закрытых систем и стала частью современной культуры.


Также на сайте журнала вы можете совершить виртуальные экскурсии по выставкам:

Хоф ван Буслейден: гид по дворцу Бургундской эпохи в бельгийском городе Мехелен
«Калязин. Фрески затопленного монастыря»: гид по экспозиции в Музее архитектуры имени А.В. Щусева
«Дары» в Русском музее: гид по разделу советской живописи второй половины XX века
«Прототип»: Гид по проекту будущего Музея Сергея Курёхина
«Дары» в Русском музее: гид по разделу советской живописи первой половины XX века
Медицинская служба Красной Армии: гид по выставке в РОСФОТО
«Платье как история»: мода на картинах русских художников ХХ века с комментариями Музея Моды
«Дары» в Русском музее: кураторский гид по Корпусу Бенуа
Мода на русское: гид по выставке «Александр III. Император и коллекционер» в Русском музее
От Шишкина до Малевича: шедевры Краснодарского художественного музея
Экскурсия по дому-музею Питера Пауля Рубенса в Антверпене
От Дюрера до Матисса: гид по выставке
Александринский театр: экскурсия по Музею русской драмы
«Романтика и усердие. Современное искусство Южной Кореи»: гид по выставке в Эрмитаже
«Ван Эйк. Оптическая революция»: гид по выставке в Генте
«Студия 44. Анфилада»: гид по выставке в Главном штабе
«Лаборатория Будущего. Кинетическое искусство в России»: гид по выставке
«100 фотографий» Анатолия Болдина в РОСФОТОИскусство Ирана в Музее Востока
«EXIT» Игоря Новикова в ММОМА
Пасхальные яйца Карла Фаберже: шедевры коллекции из Музея Фаберже

Популярное