«Платье как история»: мода на картинах русских художников ХХ века с комментариями Музея Моды

08 июля 2020

Платье — один из самых прекрасных атрибутов не только моды, но и лета. И так было всегда, независимо от времени. Журнал об искусстве Точка ART и московский Музей Моды подготовили совместную серию статей с картинами, героини которых одеты в знаковые для своего времени модели платьев, и к каждой из них эксперты Музея Моды дали комментарии и подобрали экспонаты из коллекции.

Из пяти публикаций, вышедших в рамках совместного проекта на канале журнала в Яндекс.Дзен, мы выбрали топ-15 самых ярких образов и включили в обзор.


20–30-е годы ХХ века

Аристарх Лентулов «Молочница»

Картина Аристарха Лентулова — не столько портрет реальной женщины в реальной одежде, соответствующей времени создания произведения, сколько образ простой труженицы, который воспевался революционерами и художниками-авангардистами.

Аристарх Лентулов «Молочница», 1918. Екатеринбургский музей изобразительных искусств, Екатеринбург

«Молочница» Лентулова одета в некую блузу и юбку, которые нельзя рассматривать буквально, пытаясь найти характерные приметы моды того времени, однако в собрании Музея Моды хранятся вещи 1910 — 1920-х годов, по которым мы можем составить примерное представление о том, во что на самом деле могла быть одета молочница, например, блуза молочного цвета с ручной вышивкой относится к первой трети ХХ века. Такие блузы носили поверх нижних рубашек, вместе с юбками длиной до щиколоток или чуть выше.

Волосы женщины собраны под косынку, что можно считать вполне достоверной приметой времени, так как ни во время работы, ни в свободное время деревенские женщины не имели привычки носить волосы распущенными и без прикрытой головы. Косынки или платки в это время носили практически все женщины в российских деревнях и сёлах.


Борис Кустодиев «Матрос и милая»

На картине Бориса Кустодиева мы видим очаровательную девушку эпохи НЭПа в соответствующем этому времени образе. На девушке — светлое платье, подчёркивающее талию, меховая горжетка, черные лаковые туфли, белые гольфики, перчатки и модная шляпка-клош. На матросе — классическая форма с широкими расклешёнными брюками (в стиле голландских моряков), белой кофтой и бескозыркой.

Борис Кустодиев «Матрос и милая», 1924. Музей-квартира И.И.Бродского, Санкт-Петербург

Платье с заниженной талией в стиле ар-деко из коллекции Музея Моды © Музей Моды

Меховая горжетка была обязательной частью образа настоящей модницы эпохи НЭПа, вспомните харизматичную Эллочку Людоедку из романа Ильфа и Петрова «12 стульев», которая выдавала мех сомнительного качества за мексиканского тушкана.

В собрании Музея Моды хранится платье с заниженной талией в стиле ар-деко, белые гольфы с контрастной отделкой резинки, кружевные перчатки, а также сумочка-мешочек с вышивкой бисером, практически такая же, как изображена на картине, только более позднего времени — 60-70-х годов ХХ века. Горжетка из натурального меха из собрания Музея Моды, как и часы СЛАВА — тоже послевоенные.


Николай Загреков «Девушка с рейсшиной»

Период между двумя мировыми войнами условно считается временем стиля ар-деко, который в СССР проявился не так масштабно, как на Западе, хотя отдельные элементы, силуэты и детали присутствовали в образах времен НЭПа.

Николай Загреков «Девушка с рейсшиной», 1929. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Шёлковое оливкового цвета длиной чуть ниже колена с косой линией спереди и складками из коллекции Музея Моды © Музей Моды

На картине Николая Загрекова мы видим достаточно характерный силуэт платья второй половины 20-х годов — закрывающего колени, с заниженной линией талии. В это время новым идеалом стала женщина-мальчик, с короткой стрижкой и стройной, без явных гендерных признаков фигурой. В отличие от Европы и США, где платья такого силуэта принято было дополнять множеством украшений — бижутерией днём и драгоценностями вечером, в советской стране носить украшения было не принято, а иногда и небезопасно: слишком активное внимание к своей внешности могло стать поводом для обсуждения морального облика девушки на партийном собрании.

В собрании Музея Моды представлено несколько платьев этого периода, в том числе шёлковое оливкового цвета длиной чуть ниже колена с косой линией спереди и складками. Как и платье на картине, фондовое платье с длинным рукавом, а вот воротниковая зона отличается. Кроме того, платье с картины Загрекова, вероятно, сшито из трикотажа, который в 1920-х вошёл в моду — чулочно-носочные изделия (а именно к таким в то время относился трикотаж) носили девушки, ведущие активный образ жизни.


30–40-е годы ХХ века

Игорь Грабарь «Портрет Веры Дуловой»

На портрете известной советской арфистки Веры Дуловой мы видим концертный образ, состоящий из длинного платья и меховой накидки, дополненной ниткой тёмных бус.

Игорь Грабарь «Портрет Веры Дуловой», 1935 Государственная Третьяковская галерея, Москва

Вечернее платье из тёмно-синего бархата, декорированное кружевом, из коллекции Музея Моды © Музей Моды

Вера Дулова вошла в историю советской моды как артистка, которая выбирала для выступлений очень массивные, декоративные украшения, однако, на этом портрете ещё совсем юной 25-летней арфистки, из украшений мы видим только бусы на тон темнее платья.

В коллекции Музея Моды хранится вечернее платье из тёмно-синего бархата, декорированное кружевом молочного тона, которое могла бы надеть на выступление Дулова. Наряд из музейного собрания относится к 1920-м годам и представляет собой очень интересный экспонат вечерней или концертной моды.


Петр Кончаловский «Портрет девушки-испанки Хулиты Перикаччо»

На этой картине художник возвращается к испанскому периоду в своем творчестве. И, конечно, повседневная мода Испании 1930-х находит в ней свое отображение. Мы видим загоревшую девушку в летнем платье с цветочным ярким принтом, характерным для моды того времени.

Петр Кончаловский «Портрет девушки-испанки Хулиты Перикаччо», 1939. Нижнетагильский муниципальный музей изобразительных искусств, Нижний Тагил

Летнее платье-сарафан из искусственного шелка из коллекции Музея Моды © Музей Моды

В собрании Музея Моды хранится такое же по фасону летнее платье-сарафан 1970-х годов, сшитое из искусственного шелка, который буквально за несколько десятилетий окончательно закрепился в повседневной моде. Подобные платья-сарафаны, но других фасонов, мы можем встретить в моде, начиная с 1920-х годов. Именно с этого периода начинается так называемая революция в моде, сильно изменившая дамское платье.


Михаил Нестеров «Портрет скульптора Веры Мухиной»

На портрете Михаила Нестерова изображена культовый скульптор СССР Вера Мухина за работой над своим самым известным творением — скульптурой Рабочего и Колхозницы. Художница показана в чёрном, вероятно, бархатном платье характерного для второй половины 1930-х годов силуэта. В собрании Музея Моды хранится очень похожее платье из шёлка немецкого производства 1940-х годов. Как у платья на картине, так и у платья из фондов Музея Моды рукава оформлены одинаково — вариация на рукав-«епископ» (широкий сверху и собранный в манжету в районе запястья).

Михаил Нестеров «Портрет скульптора Веры Мухиной», 1940. Государственная Третьяковская галерея

Ярким акцентом в портрете Мухиной выступает невесомый шифоновый шарфик, подчёркивающий V-образный вырез платья, скреплённый крупной красной брошью.


Александр Дейнека «Женский портрет»

Женский портрет Александра Дейнеки — прекрасный образец моды 1940-х годов, когда днём носили платья из хлопка, креп-сатина и шёлка, длиной чуть ниже колен с рукавами-фонариками. Обувь выбирали на платформе, танкетке, небольшом устойчивом каблуке (как на картине), туфли — с открытыми носком и пяткой.

Александр Дейнека «Женский портрет», 1944. Курская областная картинная галерея имени А. А. Дейнеки, Курск

Платье немецкого производства 1950-х из коллекции Музея Моды, стилистически близкое к изображенному на картине Александра Дейнеки © Музей Моды

Вечером послевоенные женщины носили расклешённые юбки, декольте, плотно прилегающий лиф, драпировки, небольшие рукава-фонарики. Наряды шили из креп-сатина, плотного шёлка, креп-жоржета, креп-марокена, бархата, панбархата и паншифона, декорируя их бисером, кружевом и аппликациями из цветов. В моде были белые кружевные воротнички, а главным аксессуаром выходного туалета была горжетка из чернобурой лисы, а также бусы и крупные броши.

В 1944 году в Москве открылся Дом моделей на Кузнецком Мосту в доме № 14. Новую одежду для советских людей должны были создавать лучшие художники-модельеры страны, а швейные фабрики собирались производить продукцию по лекалам самых успешных модельных образцов, чтобы доказать всему остальному миру преимущества централизованной плановой социалистической экономики.

В собрании Музея Моды хранится женское платье немецкого производства 1950-х годов, стилистически близкое тому, которое мы видим на картине Дейнеки. Отдельные швы и детали также подчёркнуты контрастной отделкой. Кроме того, в коллекции Музея есть интереснейшие туфли с каблуками из плексигласа, также немецкого производства, характерные для 1940-х и 1950-х годов, и босоножки в морском стиле на невысоком каблучке, похожие на те, что изображены на портрете.


40–50-е годы ХХ века

Татьяна Яблонская «Портрет дочери Лены»

На картине мы видим достаточно свободное платье с характерным для 1950-х годов вырезом «swan». В Музее Моды хранится несколько платьев этого периода с аналогичным вырезом, а также более позднее по времени платье миди из хлопка, произведённое на предприятии «Смена».

Татьяна Яблонская «Портрет дочери Лены», 1956. Частная коллекцияы

В 1950-е годы в СССР всё ещё ощущался серьёзный дефицит качественных товаров и тканей, так что одежду часто шили на заказ у портних. Скорее всего, на картине Яблонской мы имеем дело как раз с таким примером. Также можно предположить, что дочка надела платье матери, которое ей велико, и подпоясала его простой шёлковой лентой.

Долгое время одежда для подростков и молодёжи мало отличалась от одежды их родителей, так что передавать платье из поколения в поколение или перешивать под новую хозяйку было совершенно нормальной практикой. Для подрастающего поколения старше 14-15 лет не существовало особой, отличной от взрослых моделей одежды, платья и другие предметы гардероба отличались только длиной — для юных девушек платья и юбки могли быть чуть короче, но самой распространённой длиной была длина по колено или три-четверти.


Анатолий Левитин «Тёплый день»

На картине Анатолия Левитина «Тёплый день» запечатлен краткий миг из жизни девушки второй половины 1950-х. Героиня картины только что закончила уборку в комнате, поэтому сняла платье, оставшись в нижней рубашке-комбинации, поверх которой повязала фартук. Одежда и обувь в этом время стоили дорого, их берегли и никогда не делали уборку в том же, в чём ходили по улице, чтобы не испортить и не запачкать наряд.

Анатолий Левитин «Тёплый день», 1957. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Шифоновое платье с пёстрым принтом из коллекции Музея Моды © Музей Моды

На стул брошено платье, которое вполне могло быть таким же, как хранится в собрании Музей Моды — шифоновым с пёстрым принтом. Силуэт этого платья 1950-х годах характерен для моды этого времени.

В коллекции Музея Моды есть и сорочка с вышивкой на груди, такая, какие в 1950-х годах обязательно надевали под любые платья, чтобы они лучше сидели и не просвечивали, и фартук-передничек с вышивкой «ришелье» ручной работы.


Александр Самохвалов «Портрет Марии Алексеевны Клещар-Самохваловой, второй жены художника»

На портрете второй жены художника Александра Самохвалова мы видим идеализированно-прекрасный образ женщины второй половины 1950-х годов. Дама одета в платье с широкой юбкой и скромным рубашечным вырезом, подчёркнутым узким галстуком, сверху — болеро. Дополняет образ соломенная шляпка с лентой в тон болеро. Не хватает только перчаток, которые в 50-е годы ХХ века всё ещё носили женщины среднего возраста из высшего общества — как минимум, в Европе.

Александр Самохвалов «Портрет Марии Алексеевны Клещар-Самохваловой, второй жены художника», 1957. Волгоградский музей изобразительных искусств имени И. И. Машкова, Волгоград

Красный шёлковый галстук с абстрактным рисунком из коллекции Музея Моды © Музей Моды

В 1950-х появилось правило сочетать аксессуары и украшения из одного гарнитура. Цвет и материал перчаток должен был соотноситься с сумочкой, шляпкой, туфлями, зонтиком. Западные модные журналы тех лет регламентировали буквально всё — от правильных аксессуаров до аромата и этикета для разных случаев.

Василий Шухаев «Портрет пианистки», 1959. Частная коллекция

Женских галстуков в СССР в 1950-е годы не было, но девушки и женщины послевоенного времени часто носили пиджаки отцов и старших братьев, так что жена художника могла использовать галстук своего супруга — как эффектный аксессуар, подчёркивающий строгость образа. В Музее Моды собрана большая коллекция галстуков, среди которых и представленный красный шёлковый галстук с абстрактным рисунком более позднего, относительно создания картины, времени.


Василий Шухаев «Портрет пианистки»

Во второй половине 1950-х годов в СССР пришёл стиль New Look, представленный в Западной Европе Кристианом Диором ещё в конце 1940-х. Самым ярким примером образов в этом стиле можно считать платья молодой Людмилы Гурченко в фильме 1956-го года «Карнавальная ночь», после которого женщины в Советском Союзе начали носить наряды подобного силуэта и подчёркивать талию.

В «Портрете пианистки» Василия Шухаева мы видим женщину как раз в платье такого силуэта, талию подчёркивает широкий пояс чёрного или тёмно-синего цвета. Само платье представляет собой вариацию платья-халата, но застёжка на пуговицы заканчивается под грудью. Скорее всего, пуговицы на платье обтянуты тканью, что было достаточно распространено в военные и послевоенные годы.

В Музее Моды хранится платье похожего силуэта и цветовой гаммы, датированное 1950-1960-ми годами, однако вырез музейного платья более скромный, чем на картине Шухаева, что объясняется творческой деятельностью портретируемой, которая принадлежит к советской творческой интеллигенции и может позволить себе чуть больше, чем остальные женщины страны. Также, как и платье на картине Яблонской, платье пианистки, скорее всего, сшито на заказ, хотя оно очень похоже на широко распространённые в 1950-х годах платья, которые продавались в универмагах США за 14,99 и 29,99 долларов, и вошли в историю, как один из обязательных элементов наряда идеальной домохозяйки 50-х годов.


50–60-е годы ХХ века

Юрий Пименов «Бегом через улицу»

Силуэт New Look, представленный французским кутюрье Кристианом Диором ещё в конце 1940-х годов, в советскую Россию пришёл с опозданием, поэтому и в конце 50-х, и в начале 60-х многие женщины продолжали носить наряды с широкими юбками и облегающими лифами, подчёркивая талию поясами.

Юрий Пименов «Бегом через улицу», 1963. Курская государственная картинная галерея им. А.А. Дейнеки, Курск

Немецкое платье из синтетической ткани с клубничками из коллекции Музея Моды © Музей Моды

На картине главного советского романтика Юрия Пименова мы видим трёх девушек в характерных нарядах стиля New Look — верхняя часть тела максимально подчёркнута, юбки — широкие, возможно, даже с подъюбниками, придающими им ещё больший объём. Учитывая, что девушки обуты в ультрамодные для того времени туфельки, они явно спешат на торжественное мероприятие — танцы, выпускной бал или свадьбу подруги. В повседневной жизни советские девушки не носили такие нарядные платья и туфельки — и то, и другое стоило дорого, достать было трудно, так что нарядную одежду и обувь берегли для особых случаев, выходов и праздников.

В собрании Музея Моды хранится несколько платьев силуэта New Look, в том числе немецкое платье из синтетической ткани с клубничками, которое носили поверх платья-чехла из натуральной ткани песочного цвета.

Одна из девушек вот-вот потеряет туфельку без задника — не самый популярный вид обуви 60-х, две другие девушки — в туфельках-лодочках на небольшом тонком каблучке с удлинённым носом. В туфлях такого типа манекенщицы модного дома Christian Dior под предводительством Ив Сен-Лорана гуляли по Москве летом 1959 года во время официального визита по приглашению Никиты Сергеевича Хрущёва.


Григорий Гончаров «Утро»

Вторая половина 1960-х годов была временем начала брежневского застоя, когда плановая советская промышленность не успевала за мировыми модными тенденциями. В 1965 году в Общесоюзный Дом Моделей одежды на Кузнецком мосту пришёл работать молодой модельер Слава Зайцев. К сожалению, в советское время он не получил достойного признания. Реальная и журнальная моды в СССР существовали как будто параллельно и почти не пересекались.

Григорий Гончаров «Утро», 1965. Частная коллекция

Фирменный кардиган пыльно-голубого цвета бренда Соня Рикель из коллекции Музея Моды © Музей Моды

На картине Григория Гончарова мы видим женщину старшего возраста, ухаживающую за садиком у своего городского дома. Она одета в простое хлопковое платье с набивным рисунком и небольшим кружевным акцентом на уровне груди и в трикотажный кардиган на пуговицах.

В собрании Музея Моды хранится похожий фирменный кардиган пыльно-голубого цвета бренда Соня Рикель, произведённый в Италии в 1990-е. На картине Гончарова, конечно, изображена гораздо более простая, не брендовая кофта советского производства похожего силуэта — такие в это время были в гардеробе у каждой женщины старше пятидесяти лет.

В 1950-60-е годы в СССР подавляющее большинство одежды для повседневной носки изготовляли из хлопка, шёлка и шерсти, искусственные материалы практически не использовались.


70-80-е годы ХХ века

Виктор Зарецкий «Портрет Л. Мироновой»

Молодые девушки и девочки-подростки 70-х годов носили платья с гипертрофированными, нарочито объёмными воротниками и манжетами, стилистически близкими гораздо более ранним кружевным воротникам и декору, появившимся в мировой моде ещё в XVI-XVII столетиях.

Виктор Зарецкий «Портрет Л. Мироновой», 1973. Частная коллекция

С 1980-х годов ХХ века мировые подиумы захватили всевозможные интерпретации прошлого, однако в 1970-х эта тенденция уже начинала появляться и развиваться, особенно, в образах, пошитых на заказ, к которым, скорее всего, относится и платье, которое мы видим на картине Виктора Зарецкого.

Во второй половине ХХ столетия в СССР возрождается интерес к «мещанским» радостям дореволюционного периода — украшениям, салфеткам, кружевным воротничкам и деталям, отделанным ручной вышивкой. При этом, длина платья Мироновой характерна для мировой моды 60-х и советской начала 70-х, куда длина мини пришла с некоторым опозданием.

В фондовой коллекции Музея Моды хранится платье из хлопка более позднего времени, но демонстрирующее практически идентичный воротник, правда, промышленного производства. Платье на картине, скорее всего, было сшито из плотного шёлка или даже искусственной ткани, платье из музейного собрания — хлопковое.


Анатолий Невзгодин «Подруги»

На картине Анатолия Невзгодина «Подруги» мы видим характерные для моды второй половины 70-х годов цвета, предметы и причёски. Одежда всех девушек демонстрирует вошедшую в моду многослойность. Под трикотажную кофту, платье и сарафан в то время принято было надевать цветные рубашки с графическими принтами, часто из искусственных или синтетических материалов.

Анатолий Невзгодин «Подруги», 1977. Частная коллекция

Трикотажное платье, декорированное пластиковыми пуговицами, из коллекции Музея Моды © Музей Моды

70-е были временем возвращения в моду трикотажа, который носили все и во всех случаях. Примером трикотажного платья этого времени может служить платье в сине-оранжевую полоску из собрания нашего Музея, декорированное пластиковыми пуговицами.

В 1960-х годах в моду вошли мини-юбки, которые продолжали носить и в последующее десятилетие. Параллельно с мини актуальной длиной оставалось миди, которое мы видим у других девушек с этой картины. И, кстати, именно в 1970-х советские девушки начали активно носить капроновые колготки, причём не только телесного, но и других цветов. Короткие юбки нельзя было носить с чулками, которые использовались на протяжении всех предыдущих десятилетий, альтернативой стали колготки.

Популярное