«Возвращение в Усадьбу»: гид по выставке в музее «Новый Иерусалим»

21 октября 2020

Музей «Новый Иерусалим» | Выставка открыта до 30 мая

24 сентября в музее «Новый Иерусалим» открылся масштабный выставочный проект «Возвращение в усадьбу»: впервые в таком объеме представлены разнообразные усадебные коллекции музея – живопись, графика, декоративно-прикладное искусство, архивные материалы – всего более 400 предметов из собственного музейного собрания и частных коллекций.

Открытие выставки стало одним из ключевых событий в рамках юбилейного года музея «Новый Иерусалим», отмечающего в 2020-м свое столетие. В 1920-х – 1930-х годах Новый Иерусалим стал спасительным местом для национализированных художественных ценностей гибнущих усадеб севера, северо-запада и других направлений Московской области. Несмотря на разрушительные военные годы, внушительную часть этого собрания удалось сохранить. В результате работы нескольких поколений музейщиков «Новый Иерусалим» обладает крупнейшей и самой разнообразной коллекцией артефактов из подмосковных усадеб, выступая, по сути, хранителем усадебного прошлого региона.

Зал «Золотой век русской усадьбы» © Пресс-служба музея «Новый Иерусалим»

Выставка «Возвращение в усадьбу» объединяет экспонаты из усадеб «Ильинское» семьи Романовых, «Никольское-Урюпино» князей Голицыных, «Покровское» Шереметевых, «Введенское» князей Лопухиных и других. Многие вещи никогда ранее не представлялись вниманию публики. Гостей выставки ждет не показ отдельных предметов, а путешествие в эпоху и взгляд на усадьбу как на единый комплекс места, быта и особой атмосферы.

Зал «Призрачный сад» © Пресс-служба музея «Новый Иерусалим»

Тематически экспозиция поделена на несколько частей. Первая часть, инсталляция «Призрачный сад» выстроена на единственном экспонате символе, здесь разворачивается масштабная карта подмосковных усадеб 1928 года и идет разговор о современном немузейном использовании сохранившихся ансамблей. Вторая часть «FUIMUS/Мы были (с лат.)» повествует о тех, кто обустраивал усадьбы в XVIII-XIX веках, и кто спасал их наследие после революции.

Зал «Золотой век русской усадьбы» © Пресс-служба музея «Новый Иерусалим»

Зал «Золотой век русской усадьбы» © Пресс-служба музея «Новый Иерусалим»

Третий раздел — «Коллекции» или «Золотой век русской усадьбы». Здесь торжествует предмет: мебель, живопись, декоративно-прикладное искусство, медали, оружие — отражающий вкус времени и владельца. Именно этот раздел – в фокусе журнала «Точка ART». В рубрике «Экскурсия для чтения» о предметном мире русской усадьбы рассказывает Александр Борисович Савинов, научный консультант выставки, сотрудник музея-усадьбы «Лопасня-Зачатьевское».

«Золотой век» русской усадьбы продлился действительно всего одно столетие. В 1762 году Император Петр III издал «Манифест о вольности дворянства». Отныне дворяне освобождались от обязательной гражданской и военной службы, по своему желанию могли выходить в отставку и выезжать за границу. Началось массовое переселение дворян в свои загородные, в том числе подмосковные резиденции. К этому времени относится расцвет усадебной архитектуры, формирование парковых ансамблей и собраний живописи, скульптуры, книг, медалей и предметов декоративно-прикладного искусства. Впервые в русской истории появляется человек (целое привилегированное сословие), предоставленный сам себе, располагающий временем, средствами и свойственной людям эпохи Просвещения жаждой полезной деятельности. После реформ 1861 года содержание усадеб для многих стало непосильно, богатые прежде семьи утратили привычные источники дохода, многие усадьбы были выставлены на продажу.

Зал «Золотой век русской усадьбы» © Пресс-служба музея «Новый Иерусалим»

В первой части экспозиции предметы распределены по эпохам и стилям, характерным для времени правления Петра I и Елизаветы Петровны, Екатерины II, Александра I и Николая I. Во многом именно вкусы государя – «первого помещика Империи» и главного заказчика зодчих, художников и мастеров – определяли пути развития стиля. Это находило отражение и в частном усадебном строительстве.

Преобразование интерьера «на новый лад» в усадебных домах случалось редко, дворянство ценило традиции и преемственность. Каждый новый владелец привносил что-то свое и в результате в доме могли встретиться предметы разных времен и стилей. Предложенное нами деление ставит своей задачей выявить настроение и вкусы конкретной эпохи, но не «реконструировать» интерьер в его бытовой целостности. Многие из представленных в зале экспонатов уже в усадебный век были предметами собирательства и семейной гордости.

Зал «Золотой век русской усадьбы» © Пресс-служба музея «Новый Иерусалим»

Китайский и европейский фарфор, парадная посуда и стекло размещались в застекленных витринах, отдельные предметы закреплялись на стене и на выносных полках. Собрания оружия и коллекции памятных медалей, как символов важнейших государственных событий, были гордостью кабинета хозяина.


Ж.Д. Рашетт «Барельеф с портретом Екатерины II»

Усадьба Ярополец была построена Чернышевыми в середине XVIII века, остатки великолепного французского регулярного парка до сих пор просматриваются в зарослях, похожих скорее на лес. Высшую точку усадебного парка венчает дом графов Чернышевых, удивительный по своей архитектуре; и сейчас, даже будучи в руинах, он производит сильнейшее впечатление.

Ж.Д. Рашетт «Барельеф с портретом Екатерины II», 1780-е. Мрамор, резьба, бронза, литье. Из усадьбы Ярополец (графов Чернышевых-Кругликовых)© Пресс-служба музея «Новый Иерусалим»

Сейчас сложно судить об обстановке дворца, никаких сведений мы не имеем, не сохранилось и фотографий, за исключением фотографии 1920-х годов, на которой запечатлен один из залов. Известно, что в комнатах находилась довольно большая коллекция скульптур, работы скульпторов Шубина, Рашетта.

Один из экспонатов выставки — портрет императрицы Екатерины Великой, выполненный из мрамора по модели художника Жана Доминика Рашетта. Рашетт занимал должность главного модельмейстера Императорского фарфорового завода, он является автором классических произведений русской пластики второй половины XVIII века. Фактически он работал при дворе императрицы Екатерины Великой.

Этот образ, который обычно связывают с образом богини мудрости и войны Минервы, на самом деле имеет несколько иное толкование. Екатерина Великая сама писала, что «последнее время меня изображают в виде Александра Великого». Такое сравнение льстило Екатерине, потому что Александр Великий являлся олицетворением государственной мудрости, образом полководца-завоевателя и ряда других положительных свойств, ему присущих. На портрете мы видим императрицу, увенчанную боевым греческим шлемом, на котором сидит птица с лавровой ветвью. Именно эти атрибуты и отсылают нас к образу Александра Великого.

Известно, что Рашетт делал модель барельефа из гипса, в настоящее время авторский гипс с подписью художника нам не известен, а мраморных барельефов существует два: один в собрании музея Новый Иерусалим, другое в частном московском собрании. В записях великого русского скульптора Ивана Козловского есть отметка о получении денег оплаты за изготовление им двух портретов императрицы. И, возможно, что именно Козловский выполнил этот барельеф в мраморе по авторской модели Рашетта.

Императрица Екатерина почтила своим присутствием усадьбу графа Захара Григорьевича Чернышева, в память об этом визите в парке сохранился великолепный обелиск из красного гранита, который является, по сути, уникальным памятником XVIII века в Подмосковье, в настоящее время он, к сожалению, находится в плачевном состоянии. Скульптурное убранство дворца было вывезено и в настоящее время работы Ф. Шубина и Ж. Рашетта находятся в собрании Государственной Третьяковской галереи.


Ковровая развеска

Ряд произведений, в том числе натюрморты и пейзажи, на выставке не являются самостоятельными экспонатами, а входят в инсталляции. Картины развешаны очень плотно друг к другу, и образуют ковровую развеску. Таким образом мы демонстрируем способ подачи коллекций живописи в интерьерах усадьбы первой половины XVIII века.

Геррит Беркгейде «Католическая процессия», Голландия. II пол. XVII в. Холст. Масло © Пресс-служба музея «Новый Иерусалим»

Неизвестный (голландский) художник «Натюрморт с туканом», XVIII в. Холст, масло © Пресс-служба музея «Новый Иерусалим»

Питер ванн Асх «Пейзаж с фигурами», Голландия. XVII в. Дерево, масло © Пресс-служба музея «Новый Иерусалим»

Мастерская Джузеппе Рекко (1634-1695) «Натюрморт с рыбами», Италия. XVII в. Холст, масло © Пресс-служба музея «Новый Иерусалим»

Картины эти достаточно скромного достоинства по своим живописным качествам, некоторые являются копиями, но в единой развеске они «звучат» совершенно иначе, создавая некий образ картинной галереи первой половины XVIII века. Эта ковровая развеска в усадьбах Подмосковья практически не сохранилась, за исключением Кусково: остатки подобной ковровой развески можно увидеть в Итальянском домике. Еще подобный пример есть в Петергофе. На выставке мы создали образы усадебной галереи начала XVIII века, они состоят из ряда живописных произведений, и мы приглашаем рассматривать эти произведения в комплексе.


Ваза-холодильник

Холодильник для вина или мороженица имеет абсолютно барочные формы, это выдающееся произведение мейсонских мастеров, пик немецкой фарфоровой пластики XVIII века. Позже, на протяжении всего XIX века, Европа будет питаться этими образами, формами и лишь повторять их. В собрании музея Новый Иерусалим и у нас на выставке — две подлинные вазы-холодильника середины XVIII века.

Ваза-холодильник. Германия. Мейсенская мануфактура. Середина XVIII в. Фарфор, роспись надглазурная и золотом. Из довоенного собрания музея. Происходит из коллекции графа А.В. Гудовича, последнего владельца усадьбы Введенское © Пресс-служба музея «Новый Иерусалим»

Своей декоративностью они намекают на то, что никто по прямому функциональному назначению их не использовал, вряд ли их наполняли вином или мороженым и сверху в эту большую чашу-крышку укладывали лед. Подобные вещи служили декоративным украшением горок, поставцов и привносили яркий праздник цветов в суровую российскую зиму. Можно представить, как стол был убран подобными предметами, которые «цвели» на белоснежных скатертях на фоне заснеженных просторов, открывающихся в окнах усадьбы.

Этот безусловный шедевр фарфоровой пластики дворцового уровня Эрмитажа, Царского села, Петергофа.


Кабинетный фарфор

На выставке представлено два предмета сервировки — чайница и сливочник. Чайница имеет классические формы, и медальон с живописным изображением пастушка в центре, выполненный в монохромной гамме, напоминающий гравюру, тоже относится уже к эпохе классицизма. Сливочник же по своей форме еще тяготеет к барокко, напоминая вазу-холодильник, хотя и на нем уже есть овальный живописный медальон с изображением пастушеской сцены. Первоисточником изображения для немецких фарфористов, скорее всего, являлись французские гравюры.

Сервиз из двух предметов, кабинетный фарфор © Пресс-служба музея «Новый Иерусалим»

Подобные миниатюрные предметы не использовались при сервировке стола, а входили в так называемые сервизы-дежене, сервизы для завтрака. Дежене, в который входила одна или две чашки, вилочник, сахарница, сливочник и чайник, устраивались на круглом или овальном подносе. Все это могло служить украшением гостиной, столовой горки, и имело отношение к кабинетному фарфору. Это предметы сохранялись в семьях, передавались от матери к дочери, чаще всего подобные вещи шли по женской линии. Часто они имели памятные или мемориальные этикетки на донышке. Эти, сохранившиеся в коллекции музея предметы, — великолепные образцы мейсенской мануфактуры, которая повлияла на весь европейский фарфор, в том числе и на русский.


Стальной медальон

Стальной медальон с окошком заключает портрет князя Владимира Борисовича Голицына, мужа княгини Натальи Петровны Галициной, знаменитой Пиковой дамы, урожденной графини Чернышовой. Два локона уложены под стекло, и можно предположить, что этот медальон является сантиментом в честь свадьбы или годовщины свадьбы.

Слева: Неизвестный художник Огюстен Дюбург (?) «Портрет кн. Владимира Борисовича Голицына», вторая половина XVIII в. Металл, кость, гуашь. Из усадьбы Большие Вяземы (князей Голицыных) Справа: Неизвестный художник Огюстен Дюбург (?) «Портрет кн. Владимира Борисовича Голицына», вторая половина XVIII в. Металл, гуашь. Из усадьбы Большие Вяземы (князей Голицыных) (обратная сторона медальона с вложением двух локонов) © Пресс-служба музея «Новый Иерусалим»

Изображение самого князя под стеклом — это живопись по слоновой кости, золотой ободок придерживает стекло, а вокруг размещены шарики из стали с полировкой, так называемые стальные алмазы. Подобную обработку стали придумали англичане в середине XVII века, она пришлась по душе русским, в России на тульских заводах изготавливались копии этих английских алмазов, украшали ими оружие, пуговицы, крупные предметы, в частности — мебель. Самым крупным предметом, украшенным стальными алмазами, является колыбель Великого князя Александра Павловича, преподнесенная его родителям и бабушке мастерами тульского ружейного завода.

Медальон более скромный, оправа, скорее всего, работы английских мастеров, происходит из усадьбы Большие Вяземы, довоенное поступление в музей Новый Иерусалим. В Музее изобразительных искусств хранится медальон этого же автора, где князь изображен с двумя дочерьми.


Кофейный сервиз мейсенского фарфора

Фарфор из большого сервиза, в который входит 10 чашек с блюдцами, это очень яркий пример переходного стиля от барокко к классицизму: мы видим барочные детали у чайника, вместе с классическим сочетанием строгих форм блюдца и чашек.

Сервиз кофейный: кофейник, вазочка, чайница, полоскательница, чашки с блюдами. Германия, Мейсен, 1790-е годы. Фарфор, роспись монохромная надглазурная и золотом. Из довоенного собрания музея © Пресс-служба музея «Новый Иерусалим»

Основным украшением всех предметов, помимо саксонского букета, выполненного в очень сдержанных, практически монохромных, тонах, является монограмма, совмещенный вензель из трех букв, которые обозначают инициалы человека, которому подносился этот сервиз. Сервизы подобной компоновки чрезвычайно редки для российских музеев, это безусловный шедевр и гордость музея Новый Иерусалим.


Тарелка из сервиза «Андреевский»

Удивительная тарелка мейсенских мастеров. История связывает появление в России этого сервиза с бракосочетанием великого князя Петра Федоровича, будущего императора Петра III и великой княгини Екатерины Алексеевны. Сервиз — подарок курфюрста саксонского барона Карла Августа III императрице Елизавете Петровне, своеобразное отражение очень важного события российской и европейской истории, запечатленное в фарфоре.

Тарелка из сервиза «Андреевский». Фарфор. Германия. 1756–1774-е. Из довоенного собрания © Пресс-служба музея «Новый Иерусалим»

Украшают сервиз, помимо цветочного орнамента, государственные символы России — двуглавый орел и крест с изображением Андрея Первозванного: именно в этот период, в середине XVIII века, высший орден Российской империи, утвержденный еще царем московским Петром Алексеевичем, стал государственной коронационной регалией.

Спустя несколько десятков лет, в екатерининское время, подобные изображения российских орденов стали темой нескольких орденских сервизов, на Императорском фарфоровом заводе были созданы Владимирский и Георгиевский сервизы, а этот — Андреевский — стал первым и послужил своеобразным образцом. Основные его предметы хранятся в Государственном Эрмитаже, а одна из тарелок находится в собрании музея Новый Иерусалим.


Скульптура Венера-купальщица

Классическая итальянская мраморная копия с античного оригинала конца XIX века происходит из усадьбы Ильинское. Изображение сюжетов, связанных с Венерой, как олицетворением красоты, изящества и абсолютной гармонии, было для скульпторов любимым делом.

Скульптура Венера-купальщица. Италия. II пол. XIX в. (?) Мрамор. Из усадьбы Ильинское Великого князя Дмитрия Павловича © Пресс-служба музея «Новый Иерусалим»

Ильинское — это подмосковное имение бояр Стрешневых, графов Остерманов, Остерманов-Толстых, принадлежащее с 1860-х годов императору Александру II на протяжении 20 лет, а позже ставшее резиденцией московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича. В Ильинском располагался своеобразный усадебный музей, экспонаты которого после гибели Великого князя его вдова великая княгиня Елизавета Федоровна распределила по четырем российским музеям. Скульптура осталась в усадьбе и поступила в музей Новый Иерусалим уже после национализации великокняжеского имения. На выставке скульптура Венера-купальщица, встречая гостей, предстает своеобразным символом ушедшей эпохи русской дворянской усадебной культуры.


«Мир русской усадьбы удивительно притягателен и загадочен для современного человека. Стоит вступить за ворота старинного запущенного парка, углубиться в аллеи, вглядеться в силуэт дворца, отраженного в зеркале пруда, и душу охватывает грустное томление — перед нами лишь след минувшей жизни, два столетия назад полнокровной и бившей ключом».

Зал «Золотой век русской усадьбы» © Пресс-служба музея «Новый Иерусалим»

Эти строки в 1932 году написал искусствовед и историк Алексей Николаевич Греч, председатель Общества изучения русской усадьбы. В 1930 году Алексей Греч был репрессирован, осужден на 10 лет лишения свободы и отбыванием наказания в Соловецком лагере особого назначения. Находясь на Соловках Алексей Николаевич пишет книгу «Венок усадьбам». 48 эссе об усадьбах Подмосковья и малых городах, какими он запомнил их в 1920-е. Книга полна поэтических отступлений, когда автор, например, пишет, какая усадьба какими цветами пахнет, или в какое время суток и какую погоду она раскрывается наиболее выразительно. Рукопись этой книги таинственным образом окажется в запасниках Исторического музея, где и будет обнаружена исследователями в начале 1990-х годов. Кто и когда принес тетрадь в хранилище остается предметом исследования.


Выставку можно посетить до 30 мая 2021 году в музее «Новый Иерусалим» в Истре, по адресу: Ново-Иерусалимская наб., д.1.


Также на сайте журнала вы можете совершить виртуальные экскурсии по выставкам:

«Твое сознание не знает границ»: гид по выставке Юлии Вирко и Антона Гельфанда в Севкабеле
Место встречи науки и искусства: гид по выставке «Режимы доступа» в арт-резиденции ИТМО
«Сарра Лебедева. Избранное»: гид по выставке в Третьяковской галерее
Тело как улика: гид по выставке «Тату» в музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина
Хоф ван Буслейден: гид по дворцу Бургундской эпохи в бельгийском городе Мехелен
«Калязин. Фрески затопленного монастыря»: гид по экспозиции в Музее архитектуры имени А.В. Щусева
«Дары» в Русском музее: гид по разделу советской живописи второй половины XX века
«Прототип»: Гид по проекту будущего Музея Сергея Курёхина
«Дары» в Русском музее: гид по разделу советской живописи первой половины XX века
Медицинская служба Красной Армии: гид по выставке в РОСФОТО
«Платье как история»: мода на картинах русских художников ХХ века с комментариями Музея Моды
«Дары» в Русском музее: кураторский гид по Корпусу Бенуа
Мода на русское: гид по выставке «Александр III. Император и коллекционер» в Русском музее
От Шишкина до Малевича: шедевры Краснодарского художественного музея
Экскурсия по дому-музею Питера Пауля Рубенса в Антверпене
От Дюрера до Матисса: гид по выставке
Александринский театр: экскурсия по Музею русской драмы
«Романтика и усердие. Современное искусство Южной Кореи»: гид по выставке в Эрмитаже
«Ван Эйк. Оптическая революция»: гид по выставке в Генте
«Студия 44. Анфилада»: гид по выставке в Главном штабе
«Лаборатория Будущего. Кинетическое искусство в России»: гид по выставке
«100 фотографий» Анатолия Болдина в РОСФОТОИскусство Ирана в Музее Востока
«EXIT» Игоря Новикова в ММОМА
Пасхальные яйца Карла Фаберже: шедевры коллекции из Музея Фаберже

Популярное