Топ-12 книг 2020 года: Шекспир, Монтень, Бэнкси и другие

10 января 2021

Каждую неделю в рубрике «Книжное воскресенье» журнал Точка ART знакомит читателей с новинками ведущих издательств. Живопись и балет, Италия XV века и Петербург XVIII-го, поэзия и проза, аутсайдеры и фавориты, история феминизма и гендерные исследования — за прошедший год были опубликованы фрагменты из более чем сорока книг об искусстве, и сегодня в обзоре — топ-12 за 2020 год.

Топ-12 книг 2020 года

Январь. Майкл Баксандалл. «Живопись и опыт в Италии ХV века»

Предмет отражает определенный световой спектр, который воспринимается человеческим глазом. Свет проникает в глаз через зрачок, собирается в пучок хрусталиком и проецируется на экран глазного дна, то есть на сетчатку. На сетчатке расположена сеть нервных волокон, которые пропускают свет через систему клеток к нескольким миллионам рецепторов — колбочек. Колбочки чувствительны и к свету, и к цвету и реагируют, передавая информацию о свете и цвете в мозг. На этом этапе инструменты визуального восприятия перестают быть одинаковыми для всех людей. Мозг должен интерпретировать поступившие от колбочек данные о свете и цвете, и для этого он использует как врожденные способности, так и те, что приобретаются с опытом.

Майкл Баксандалл написал книгу «Живопись и опыт в Италии XV века: введение в социальную историю живописного стиля» за лето 1971 года, думая, что сочиняет «учебник для бакалавров-историков». Сегодня эта книга входит в список обязательного чтения любого начинающего искусствоведа и историка культуры. В 2019 году в издательстве V-A-C Press она впервые вышла на русском языке.

© V-A-C Press
© V-A-C Press

Три главы «Живописи и опыта» иллюстрируют три подхода к реконструкции визуальных и когнитивных навыков, а также лежащих в их основе социальных практик. Во второй главе — «Взгляд эпохи» — Баксандалл задается вопросом о том, как человек кватроченто, будь то художник или зритель, переживал визуальный опыт специфическим для своего времени образом и как качество этого переживания стало частью живописного стиля.


Февраль. Мерс Каннингем: «Гладкий, потому что неровный…»

Неожиданные связи между музыкой и живописью, открывшиеся в творчестве Мерса Каннингема, предоставили танцу пространство настолько новое и одновременно настолько соразмерное ему, что и самые современные, и традиционные постановки рядом с работами Каннингема часто выглядят банально или старомодно. По сравнению с его стилем спектакли танца модерн, нередко отмеченные устаревшим экспрессионизмом, кажутся почти карикатурными.

Мерс Каннингем. Великий американский танцовщик и хореограф, создатель знаменитой балетной труппы и уникального направления в хореографии, автор танца, всегда поражающего новизной. В год 100-летия со дня рождения мэтра, для поклонников творчества Каннингема было организовано множество интереснейших мероприятий, перформансов, лекций и дискуссий. В прокат вышел сенсационный документальный фильм Каннингем / Cunningham 3D, а Музей современного искусства «Гараж» и издательство Artguide Editions Garage выпустили в свет сборник интервью хореографа «Гладкий, потому что неровный…» — четвертую книгу серии, посвященной современному танцу.

Мерс Каннингем: «Гладкий, потому что неровный…»
© Garage

Книга представляет собой серию бесед Каннингема с французской журналисткой Жаклин Лешев. В ней подробно рассказывается о жизни танцовщика, о его особом понимании танца, этапах оттачивания необычного творческого метода, о ходе создания постановок; книга проиллюстрирована редкими фотографиями, запечатлевшими как фрагменты спектаклей, так и моменты из жизни хореографа. В текст также включены подготовительные зарисовки Каннингема, которые он делал, продумывая нюансы танца для каждого нового спектакля.


Март. Антье Шрупп «Краткая история феминизма в евро-американском контексте»

Феминистским может быть просто взгляд, угол зрения, или, как говорят, линза, через которую личность воспринимает то или иное явление окружающей действительности. И это тоже феминизм, порой не осознаваемый, не отрефлексированный, не являющийся целью. Женщина в ужасе заявляет: «Нет, ну что вы, я НЕ-феминистка! Как вы могли обо мне ТАКОЕ подумать?!» И тем не менее ее мысли, чувства, ее позиция прекрасно вписываются в основополагающие утверждения феминизма.

За последние два столетия феминизм радикально изменил мир. Но, в отличие от большинства книг на эту тему, «Краткая история феминизма в евро-американском контексте» начинается не с борьбы женщин за право голоса в XIX веке, а c античности. В издании собраны все важные фигуры, понятия, даты и события феминистского движения, но серьезная, очень важная, полная драматизма, тема представлена в жанре комикса — остроумно, тонко, иронично.

Антье Шрупп «Краткая история феминизма в евро-американском контексте»
© Ad Marginem

Комикс прекрасен! Для первооткрывательниц феминизма он написан увлекательно и живо. А для тех, кто уже все знает, он замечательно проиллюстрирован.


Апрель. Елена Осокина. «Небесная голубизна ангельских одежд»

Икона превратилась в препятствие к осуществлению идейно-политического курса советской страны. Противодействие признанию иконы произведением искусства в первые десятилетия советской власти имело иную природу, чем в начале ХХ века. Это сопротивление было до накала политически заряжено, имело воинствующую антирелигиозную направленность и было сопряжено с применением репрессий со стороны государства.

Книга Елены Осокиной «Небесная голубизна ангельских одежд. Судьба произведений древнерусской живописи, 1920–1930-е годы», вышедшая в издательстве Новое Литературное Обозрение — это, без преувеличения, интеллектуальный детектив. Русская икона является главным героем этой книги — центром притяжения действий власти, музейных работников, торговцев и покупателей. Один из парадоксов советской истории состоит в том, что создатели «нерыночной» плановой экономики стали основателями мирового рынка русских икон. На рубеже 1920–1930-х годов их усилиями был собран колоссальный экспортный иконный фонд, организована грандиозная рекламная кампания — первая советская зарубежная выставка, которая во всем великолепии представила миру новый антикварный товар, а также установлены связи с мировыми антикварами и проведены первые продажи коллекций за рубеж. Поиск валюты для индустриализации обернулся развитием мирового интереса к русской иконе.

Елена Осокина. «Небесная голубизна ангельских одежд»
© НЛО

Книга рассказывает об истории музеев и людей (к одним из них судьба отнеслась благосклонно, к другим — безжалостно), о том, как было создано и ликвидировано грандиозное иконное собрание Государственного музейного фонда, кто и как отбирал иконы на экспорт, сколько икон отдали на продажу российские музеи (Третьяковка, Исторический, Русский…), были ли проданные иконы фальшивками и существовал ли «сталинский гулаг иконописцев», а также о том, как пытались продать иконную выставку в США, и о судьбе, которая ждала иконы после продажи. Книга написана на огромном материале, собранном автором в архивах России, Европы и США.


Май. Софья Багдасарова «ВОРЫ, ВАНДАЛЫ И ИДИОТЫ: Криминальная история русского искусства»

На хлеб с маслом хватало, но Куккуку было понятно, что это потолок. «Нет, не стать мне Рубенсом! — возопил он как-то к небесам. — Не стать Рембрандтом! Тернером! Даже завалящим каким-нибудь московитским художником мне не стать!» И в этот момент в небесах засмеялись ангелы, а будущий папа Ивана Шишкина поцеловал будущую матерь Ивана Шишкина. На дворе был 1832 год.

В новой книге Софьи Багдасаровой, вышедшей в издательстве БОМБОРА, рассказано о том, как совершаются преступления в российских музеях, и кто обычно бывает преступниками. Все описанные в книге кражи, аферы и акты вандализма, при всей очевидной абсурдности, — совершенно реальные исторические события.

Софья Багдасарова «ВОРЫ, ВАНДАЛЫ И ИДИОТЫ: Криминальная история русского искусства»
© БОМБОРА

Помимо увлекательных криминально-юмористических рассказов в книгу включены серьезные журналистские расследования, а также инсайдерские интервью от представителей современного арт-рынка, которые пожелали остаться анонимными, но зато раскрыли потрясающие подробности теневого антикварного бизнеса.


Июнь. Флориан Иллиес. «1913. Лето целого века»

Смерть в Венеции сотрясает Берлин. Вирджиния Вулф и Карл Шмитт хотят покончить с собой. 9 сентября положение звезд не сулит ничего хорошего. Дуэль в Мюнхене: Фрейд и К.Г. Юнг скрещивают шпаги. Рильке надо к зубному врачу, поставить пломбы из амальгамы, а Карл Краус по уши влюбляется в Сидони. Кафка едет в Венецию, не умирает, но влюбляется в Риву. Стартует «Первый немецкий осенний салон», а Рудольф Штайнер закладывает первый камень в Дорнахе. У Луи Армстронга первое выступление на публике. Чарли Чаплин подписывает свой первый контракт. В остальном — тишина.

Вышедшая в рамках совместного проекта издательства Ad Marginem и Музея современного искусства «Гараж» книга немецкого искусствоведа, журналиста и писателя Флориана Иллиеса посвящена 1913 году — последнему мирному году в Европе перед Первой мировой войной. Иллиес пишет хронику года месяц за месяцем, делая акцент на культурной жизни, но не забывая и о политических событиях, приблизивших европейскую катастрофу.

Флориан Иллиес. «1913. Лето целого века»
© Ad Marginem

В год описываемых событий произошло множество событий, ставших знаковыми для культуры ХХ века. В 1913-м вышел роман Пруста «По направлению к Свану», Шпенглер начал работать над «Закатом Европы», состоялась скандальная парижская премьера балета «Весна священная» Стравинского и концерт додекафонической музыки Шёнберга, была написана первая версия «Черного квадрата» Малевича, Луи Армстронг взял в руки трубу, Чарльз Чаплин подписал свой первый контракт, Сталин приехал нелегально в Вену, а Гитлер ее, наоборот, покинул.

Иллиесу удалось уловить и передать особый дух 1913 года — дух немыслимой доселе свободы — творческой, духовной, сексуальной, невиданных творческих экспериментов, новаторства во многих областях культуры, науки и техники и одновременно предчувствия надвигающейся беды, которое охватило многих в тот год: от Арнольда Шенберга, испытывавшего особый ужас перед числом 13, до Артура Шницлера, Рильке и Фрейда.


Июль. Эмма Смит. «И все это Шекспир»

«Отелло» — трагедия темнокожего в «белом» мире; его убеждают в измене невиновной жены, и ревность понуждает его совершить убийство. В наши дни критиков очень волнует вопрос о том, как современный исследователь должен трактовать цвет кожи героя. Надо ли признать «Отелло» расистской пьесой, где показано, как темнокожий впадает в человекоубийственную ярость, тем самым обнаружив дикарскую природу под тонким налетом цивилизации? Или здесь, напротив, нужно усмотреть призыв к терпимости, которая могла бы спасти союз Отелло и Дездемоны?

Самая эротичная комедия, самая драматичная трагедия, сгорающие от стыда мужчины, картонные злодеи, феминистки, звезды шоу-бизнеса и многое другое — в новой книге издательства МИФ «И все это Шекспир».

Эмма Смит. «И все это Шекспир»
© МИФ

Писать популярно трудно. Особенно трудно писать так, чтобы не терять высоты мысли, не разменивать сюжет на придумывание биографических «загадок». Автор книги — Эмма Смит, профессор Оксфордского университета, представляет Шекспира как провокационного и по-прежнему современного драматурга и объясняет, что делает его произведения актуальными по сей день. Каждая глава в книге посвящена отдельной пьесе и рассматривает ее в особом ключе. Самая почитаемая фигура английской классики предстает в новом, удивительно вдохновляющем свете. Наверное, такой Шекспир нам сейчас нужен больше всего — не вещатель истин о природе человека, а собеседник, который не перестает нас удивлять.

«Книжное воскресенье» приглашает читателей по-новому взглянуть на трагедию Уильяма Шекспира «Отелло», написанную им около 1604 года. Пьеса занимает столь важное место в мировой культуре, что сама уже стала манифестом культурного различия и расового подхода к идентичности, а также легла в основу категорий и представлений, которые мы могли бы использовать для ее анализа.


Август. Мюшембле Робер. «Цивилизация запахов. XVI — начало XIX века»

Мужчина присоединяется к божественному войску, а женщина, если не контролируется отцом, мужем или братом, уступает сатанинским соблазнам. Поэтому мужская опека необходима для ее благополучия. Отход от этой опеки неминуемо ведет ее в объятия Сатаны. Это очень удобное оправдание для нарастающей слежки за представительницами женского пола. Врачи рассуждают о «естественной», то есть угодной Богу, неполноценности женщин и ловко погружают их в ужас перед собственным телом, представляющим собой угрозу для всего сущего. Эти идеи охотно подхватывали многие писатели.

Главная тема книги «Цивилизация запахов. XVI — начало XIX века» издательства Новое Литературное Обозрение — запах. Ее автор, ведущий французский историк культур Робер Мюшембле, опираясь на научные открытия, считает, что запах — это ворота, через которые входят и запоминаются эмоции. Вероятно, обоняние — единственное чувство, которое основано не на врожденном, а на приобретенном, на опыте. Двойственные сигналы, посылаемые обонянием, могут вызывать как удовольствие, так и страх или отвращение. Возможно, используя огромное количество информации, оставленной живыми существами, которых давно уже нет на свете, можно создать некую экспериментальную историю.

Мюшембле Робер. «Цивилизация запахов. XVI — начало XIX века»
© НЛО

Какими причудливыми, опасными и зловонными снадобьями пользовались несколько столетий назад для наведения красоты? Как художникам удавалось передать в живописи благоухание и вонь? Какие нескромные стихи посвящали интимным частям тела поэты? Как чувственные духи животного происхождения сменились растительными, и как медики пытались победить чуму с помощью сильных ароматов? Книга «Цивилизация запахов. XVI — начало XIX века» показывает, что классификация запахов во многом зависит от культурных установок различных эпох и ольфакторное восприятие подвержено такой же трансформации, как и эстетические критерии в искусстве.


Сентябрь. Пол Kинан. «Санкт-Петербург и русский двор, 1703–1761»

Социальное взаимодействие и физические навыки, присущие галантным танцам, явно поразили свиту Петра, что было видно по их озадаченной реакции во время приема, устроенного Софией-Шарлоттой, женой курфюрста Бранденбургского Фредерика III, в июне 1697 г. Тем не менее именно такие мероприятия подтолкнули Петра к созданию аналогичных пространств для этого типа взаимодействия по возвращении в Россию на следующий год. 19 февраля 1699 г. в подмосковном дворце Франца Лефорта по случаю отпускной аудиенции бранденбургского посла состоялся бал, на котором русские дамы участвовали в танцах. Это было настолько необычное событие, что секретарь австрийской дипломатической миссии Иоганн-Георг Корб упомянул об этом в своем комментарии.

В 1739 году итальянский философ Франческо Альгаротти посетил Санкт-Петербург и впоследствии сравнил его с «окном, через которое Россия смотрит в Европу». Еще до того, как эта фраза стала крылатой, в новой столице европейцы увидели символ стремительной модернизации страны, начатой Петром Великим. Американский историк Пол Кинан, автор недавно вышедшей в издательстве «Новое литературное обозрение» книги «Санкт-Петербург и русский двор, 1703–1761», считает строительство и развитие Петербурга сознательной попыткой российских монархов создать полигон для социальных и культурных преобразований. Особое внимание Кинан уделяет архитектуре и социальным пространствам города, придворным церемониям, полицейскому надзору и дисциплинирующим практикам, азартным играм, питейной культуре, одежде и гигиене.

Пол Kинан. «Санкт-Петербург и русский двор, 1703–1761»
© НЛО

В «Книжном воскресеньи» опубликован отрывок из пятой главы «Об учение: формирование Аудитории», в которой фокус внимания перемещен с пространств города на людей — предполагаемых участников происходящих там событий. «Европеизированные» события жизни петербургского общества были новшеством, а потому их предполагаемые участники не были изначально подготовлены к такому испытанию. В главе рассматриваются некоторые аспекты их адаптации. Например, посредством танцев!


Октябрь. Антуан Компаньон. «Лето с Монтенем»

Обещанная Монтенем читателю искренность, bona fides, — это отсутствие злого умысла, лукавства, скрытности, обмана, подлога; это честность, прямота, гарантия соответствия образа и правды, рубашки и кожи. Искреннему человеку, искренней книге можно довериться: вас не обманут.

Один из выдающихся литературоведов современности, профессор Антуан Компаньон посвятил Мишелю де Монтеню два больших исследования, а в 2012 году подготовил для радиостанции France Inter серию из сорока коротких передач, обозревающих основные темы «Опытов» — единственного (не считая писем) сочинения Монтеня, которое сделало его одним из основоположников мировоззрения Нового времени и создателем жанра эссе.

Антуан Компаньон. «Лето с Монтенем»
© Ad Marginem

Книга «Лето с Монтенем», составленная из текстов этих передач, вышла во Франции год спустя и стала бестселлером. Компаньон не просто пересказывает монтеневские идеи, а пытается представить его целиком, как человека своего времени, и понять связь со временем нынешним. «Лето с Монтенем» продолжает серию издательства Ad Marginem, в которой уже вышла книга «Лето с Гомером». Рубрика «Книга по воскресеньям» приглашает читателей на экскурсию по некоторым «Опытам» Мишеля де Монтеня с короткими остановками в самых важных и примечательных местах.


Ноябрь. Джонатан Джонс «История британского искусства от Хогарта до Бэнкси»

Монстры, порожденные природой, играли ключевую роль в новой науке, поскольку революция происходила в зрительном восприятии. Те же самые ужасные экспонаты, которые еще недавно порождали суеверия, теперь вдохновляли на изучение. Я постараюсь показать в этой книге, что британское искусство родилось из такого же стремления к наблюдению, что подогревало и любопытство науки. В этом смысле оно — дитя научной революции или, возможно, его близнец-уродец, заспиртованный в банке.

Впервые на русском языке в издательстве «СЛОВО / SLOVO» вышла книга известного британского журналиста и арт-критика газеты The Guardian Джонатана Джонса, рассказывающая о трех веках британского искусства с момента его появления на европейской сцене в эпоху Ньютона и Хогарта до громкой и часто скандальной славы в XX веке, которой оно обязано Бэкону, Хёрсту, Эмин, Бэнкси и многим другим художникам. Отрывок из книги опубликован в рубрике «Книжное воскресенье».

Джонатан Джонс «История британского искусства от Хогарта до Бэнкси»
© СЛОВО / SLOVO

История искусства, благодаря личному взгляду автора и экспрессивному стилю повествования, полному звонких метафор и неожиданных образов, превращается из хронологического перечисления стилей и имен в захватывающий и вдохновляющий «роман», в котором изображается настоящая жизнь людей со всеми страстями и противоречиями.


Декабрь. Натали Земон Дэвис «Дамы на обочине»

В семнадцать лет Мари покорно вышла замуж за шелкодела Клода Мартена, после чего отложила в сторону «суетные» книги своей юности, отдав предпочтение душеспасительной литературе и французской Псалтири, и удивляла всех соседей, если не потворствующего супруга, ежедневным посещением церкви. Впрочем, религиозное рвение не мешало Мари обихаживать ремесленников и выполнять прочую работу в мужниной шелкоделательной мастерской. В восемнадцать лет она родила, в девятнадцать осталась вдовой с маленьким Клодом на руках.

Гендерные исследования — одно из самых бурно развивающихся направлений современной гуманитарной науки; заданная в них оптика помогает увидеть, как работают скрытые культурные механизмы, посмотреть на привычные и даже автоматизированные явления под новым углом — через анализ гендерной идентичности и репрезентации. Цель серии издательства «Новое литературное обозрение» — познакомить русскоязычного читателя с лучшими образцами этого междисциплинарного течения: как с классическими работами, не переводившимися ранее на русский язык, так и с новейшими исследованиями. Каждая вышедшая книга — это уникальный материал и безупречная методология.

Натали Земон Дэвис «Дамы на обочине»
© НЛО

Натали Земон Дэвис — известный историк, почетный профессор Принстонского университета, автор многочисленных трудов по культуре Нового времени. Ее знаменитая книга «Дамы на обочине» выводит на авансцену трех европейских женщин XVII века, очень разных по жизненному и интеллектуальному опыту, но схожих в своей незаурядности, решительности и независимости.

Ни иудейка Гликль бас Иуда Лейб, ни католичка Мари Гюйар дель Энкарнасьон, ни протестантка Мария Сибилла Мериан не были королевскими или знатными особами. Скорее, они жили «на обочине» европейского XVII века, однако их дневники, письма и путевые заметки, утверждает Н. Дэвис, дают нам куда более верное представление о раннем модерном времени, нежели официальная придворная история. Автор тщательно реконструирует жизненные и творческие стратегии этих женщин: как в силу разных культурных традиций каждой пришлось искать свой ответ на вызовы эпохи (замужество, материнство, религия, статус женщины в обществе). Эта монография-триптих описывает полный спектр возможностей женской самореализации в XVII столетии, достичь которой можно было лишь вдали от властных центров, на периферии европейской ойкумены.


Отрывки из этих и других книг читайте на нашем сайте.

Новости

Популярное