Антье Шрупп «Краткая история феминизма в евро-американском контексте»

08 марта 2020

За последние два столетия феминизм радикально изменил мир. Но, в отличие от большинства книг на эту тему, «Краткая история феминизма в евро-американском контексте» начинается не с борьбы женщин за право голоса в XIX веке, а c античности. В издании собраны все важные фигуры, понятия, даты и события феминистского движения, но серьезная, очень важная, полная драматизма, тема представлена в жанре комикса — остроумно, тонко, иронично.

Комикс прекрасен! Для первооткрывательниц феминизма он написан увлекательно и живо. А для тех, кто уже все знает, он замечательно проиллюстрирован.

Отрывки из этого талантливого и злободневного комикса редакция журнала Точка ART символично публикует 8 Марта — в Международный женский день.

© Ad Marginem

ВХОЖДЕНИЕ В ФЕМИНИЗМ

Традиционно в России считается, что, во-первых, феминизм надуман и зачастую просто неприличен. А во-вторых, русской женщине он не нужен, так как она от cоветской власти уже успела многое получить. Феминизм остался в прошлом, когда суфражистки боролись за право голоса, за возможность получить образование, профессию и т. п. В ХХ веке женщинам дали все права, поэтому и говорить не о чем. Феминистки, которые ежедневно сталкиваются с диванными антифеминистами, уже выучили их «аргументацию» наизусть: про шахты, армию, права отцов, победивший матриархат, а-где-женщины Нобелевские-лауреаты? и т. д. Все их можно свести к одному: к женщинам теперь относятся как к людям, хотя они этого и не заслуживают, — зачем же нужен еще и феминизм?! Антифеминистам бессмысленно рассказывать о том, что феминизм — это явление, уже имеющее свою историю, традиции, выстроившее свою теорию, наработавшее понятийный аппарат. Что на все их «глубокомысленные аргументы» приведены многочисленные контраргументы. Что у феминизма есть направления, школы и даже «волны». Что на Западе во многих университетах существуют «вумен стадис» (женские исследования), а также «гендер стадис» (гендерные исследования). По феминизму пишут учебники и защищают диссертации.

Антифеминист же рассуждает как Недоросль Фонвизина: эта дверь прилагательна, «потому что она приложена к своему месту» — женщина прилагается к мужчине, потому что только при мужчине она становится полноценным членом общества.

Я не согласна с авторессой комикса, которая пишет, что «„феминизма“ нет, есть только непрерывно обновляющиеся позиции, результаты исследований и познавательного процесса». Феминизм — действительно процесс, идущий здесь и сейчас, с перманентно изменяющимися позициями и точками зрения его последовательниц. Но у этой текучести и изменчивости есть постоянная основа и определенное русло.

Вхождение в феминизм происходит тогда, когда женщина действует, чувствует, живет как автономная, то есть руководствующаяся собственными моральными законами личность. Отношение к женщине как к свободной, самоопределяющейся личности с чувством собственного достоинства и есть основа феминизма. Ведь до сих пор («какое, милые, у нас тысячелетье на дворе?») большая часть населения планеты воспринимает женщин как несовершенных людей. Мужчина — венец творения, а женщина более примитивна и способна действовать лишь в качестве приложения к мужчине. Она не может существовать самостоятельно, не может быть автономной личностью. Женщина лишь создает мужчине как актеру действия необходимый фон и оказывает дополнительную поддержку. Такое положение вещей хорошо описано в мировой литературе и показано в мировом кинематографе. Это мейнстрим. Но… как всегда, в истории, помимо главного направления развития, существуют ответвления и подводные течения. Вот в качестве такого подводного течения «вопреки» и родился феминизм тогда, когда названия ему еще не было. Он жил в тех женщинах, которые не соглашались на вторые роли, которые считали себя личностями и к окружающим женщинам относились так же.

Я бы выделила в феминизме три стороны:

— во-первых, феминизм — это общественно-политическое движение, связанное с борьбой женщин за свои права и реальные возможности;

— во-вторых, феминизм — это мировоззрение, порой достигающее хорошего теоретического уровня, и тогда можно говорить уже о феминистской философии;

— и наконец, феминистским может быть просто взгляд, угол зрения, или, как говорят, линза, через которую личность воспринимает то или иное явление окружающей действительности. И это тоже феминизм, порой не осознаваемый, не отрефлексированный, не являющийся целью. Женщина в ужасе заявляет: «Нет, ну что вы, я НЕ-феминистка! Как вы могли обо мне ТАКОЕ подумать?!» И тем не менее ее мысли, чувства, ее позиция прекрасно вписываются в основополагающие утверждения феминизма.

Феминистскую позицию личность занимает тогда, когда для нее становится невыносимым существующий, навязанный обществом статус «второго пола», женщины-обслуги, женщины-инкубатора, женщины-на-вторых-ролях. Как только ее перестает устраивать такое положение вещей, как только она замечает всю гендерную несправедливость мирового устройства (которое, как в капле, отражается в устройстве семьи), так до осознанного принятия феминизма остается один шаг — надо просто себе в этом признаться. А не бездумно пользоваться теми достижениями, которые случились благодаря борьбе феминисток предшествующих эпох: еще в прошлом веке у женщин не было права голоса, возможности пользоваться контрацептивами, не было доступного высшего образования, они не могли выбирать себе место жительства, достойную профессию, им не позволялось путешествовать без мужчины, владеть банковским счетом и т. п.

© Ad Marginem

Вхождение в феминизм начинается с критического взгляда. В личности вроде бы ничего не меняется: у нее не открывается на лбу третий глаз, не появляется на коже тавро с зеркалом Венеры, она не становится обладательницей партийного билета с фиолетовыми корочками — и тем не менее ее уже можно назвать феминисткой. Есть разные уровни проникновения в тему: относиться к женщине как к личности — это нулевой, базовый, уровень. Следующий этап — осознание гендерного неравенства. Затем возможна работа по искоренению этого неравенства, хотя бы в отдельно взятой семье. А потом у феминистки-неофитки появляется возможность подробнее познакомиться с теми проблемами, которые она для себя открыла. И тогда происходит углубление в тему, овладение терминологией, постановка вопросов, проблем-задач и поиск возможных путей их решения.

На этом уровне феминизм наработал уже достаточно много материала. Так много, что даже разделился по направлениям. Есть либеральный феминизм и радикальный, марксистский и социалистический, антипорнографический и сексуально-либеральный, «черный» и постколониальный, квир-феминизм и анархо-феминизм, интерсекциональный и сепаратистский, психоаналитический и культурный. Выбор велик, а разделение не всегда идет во благо, но… если направления складываются, значит, это кому-нибудь нужно. А складываются они или по выбранным проблемам, или же по предлагаемым различным решениям «женского вопроса».

Все эти направления феминизма сформировались на Западе. В 90-е годы прошлого века и в России заговорили о феминизме. Правда, в нашей стране феминистское (точнее, женское) движение существовало уже в ХIХ веке. Об этой стороне российской истории 7 рассказывает книга Ирины Юкиной «Русский феминизм как вызов современности». Но в комиксе лишь одна картинка посвящена русским нигилисткам. Это и понятно. Наиболее знаковые фигуры феминизма выросли не на нашей почве. Так было с «первой волной», когда выступления суфражисток в Англии привлекали внимание прогрессивной общественности. И так было со «второй волной», когда женщины послевоенной Европы и Америки почувствовали, как их обкрадывают. Парадоксально, но во время Второй мировой войны они были значимы, необходимы и… свободны — их выбор жизненного сценария не ограничивался замужеством. И вдруг в «сытые» 1960-е их опять загнали в клетку семьи и приказали быть счастливыми. В Советском Союзе положение женщины было иным, поэтому «вторая волна» до нас не докатилась. Да и советская власть этого бы не позволила. Когда только появился намек на издание независимого феминистского журнала, его зачинщиц сразу выслали из СССР.

Но в 1990-е годы представительницы движения «Женщины России» даже прошли в Думу. Конечно, там не все были феминистки, если не сказать, что все были не-феминистки. И всё же… о женских проблемах заговорили, и в стране поднялась волна низовых женских организаций. Подъем был недолгим, государственная поддержка — мизерной, поэтому к началу ХХI века о гендерном равенстве забыли. Законопроект о равенстве женщин и мужчин с 2003 года лежал на полке, а в этом году на нем поставили жирный крест. Зато провели декриминализацию домашнего насилия. И сексуальное насилие в России стало для женщин самой страшной проблемой. Россия — единственная в Европе страна, где на законодательном уровне не борются с домашним насилием, где не ратифицирована Стамбульская конвенция по защите женщин от насилия.

Проблему гендерного равенства, вопросы борьбы с насилием против женщин, с сексуальными домогательствами, сексизмом СМИ поднимают в своих выступлениях российские феминистки. Правда, наша публичность ограничена нашими возможностями. В распоряжении феминисток находятся практически лишь социальные сети. В Фейсбуке, ВКонтакте, в ЖЖ есть феминистские, про-феминистские, френдли-феминистские группы, где обсуждаются только женские вопросы, где можно больше узнать о феминизме как теории, организовать флешмоб или собрать женщин на акцию.

Если на Западе после книги Симоны де Бовуар «Второй пол» вышли тома феминистской литературы, то у нас можно назвать лишь две книги, где говорится о российских реалиях с точки зрения феминизма, это: «Манифест Феминистского движения России» и «Женщины. Разговор не о мужчинах». В следующем году Школа феминизма готовит к выпуску «Карманный словарь феминистки». Терминология тоже идет преимущественно из англоязычного мира, в речи феминисток много англицизмов. Да и уже прижившиеся понятия требуют уточнения. Даже такое, давно известное всем слово «аборт» на языке пролайферов или прочойс (эти термины тоже, безусловно, войдут в словарь) «звучит» по-разному. Словарь необходим, и это то малое, что мы можем сделать сами, чтобы облегчить вхождение неофиток в феминизм. А можно еще переводить, переводить и переводить уже написанные, созданные в Европе и Америке тексты. Как, например, этот комикс. Текста в нем немного. Но для вхождения в феминизм хватит. Заинтересовавшиеся смогут нагуглить дополнительную информацию по тому или иному периоду herstory (и этот термин перевести невозможно, его тоже придется объяснять в словаре).

Комикс — прекрасен! Для первооткрывательниц феминизма он написан увлекательно и живо. А для тех, кто уже все знает, он замечательно проиллюстрирован.
Ольгерта Харитонова


«Краткая история феминизма в евро-американском контексте»
Глава «Феминизм и просвещение» © Ad Marginem
«Краткая история феминизма в евро-американском контексте»
Глава «Феминизм и просвещение» © Ad Marginem
«Краткая история феминизма в евро-американском контексте»
Глава «Феминизм и просвещение» © Ad Marginem
«Краткая история феминизма в евро-американском контексте»
Глава «Феминизм и просвещение» © Ad Marginem
«Краткая история феминизма в евро-американском контексте»
Глава «Феминизм и просвещение» © Ad Marginem
«Краткая история феминизма в евро-американском контексте»
Глава «Феминизм и просвещение» © Ad Marginem

ЕВА И АДАМ, ИЛИ ЖЕ: ЧТО ЭТО ВООБЩЕ ТАКОЕ — ФЕМИНИЗМ?

Практически все культуры проводят различие между полами — большей частью, хотя и не всегда, это различие именно между двумя полами: мужским и женским. Об этом повествует, к примеру, библейский миф о творении, история Адама и Евы.

«И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребр его и закрыл то место плотию. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку. И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа» (Быт. 2:21–23).

Сегодня это часто понимается так, как если бы сначала был сотворен мужчина, а женщина стала дополнением «из его ребра». Однако еврейское слово «Адам» не является мужским именем, а просто обозначает «человеческое существо». У Адама еще не было пола. С сотворением Евы в мир явилась не женщина, но, скорее, половая дифференциация: нейтральное в половом смысле человеческое существо «Адам» стало женщиной и мужчиной.

Также приравнивание Адама к мужчине указывает на распространенную проблему: в очень многих культурах мужчин путают с людьми как таковыми. В некоторых языках для обозначения того и другого используют одно слово (например, «homme» во французском). Мужчины, таким образом, воплощают «суть человеческого», в то время как женщины считаются производными, дефицитарными и подчиненными существами.

Это всегда имеет практические последствия, которые варьируются в зависимости от части света, господствующей идеологии и исторической эпохи: например, у женщин меньше прав, денег, их ограничивают в общественном пространстве, у них недостаточно доступа к власти. Или же — в эмансипированных обществах — они считаются «равными», но при этом вынуждены соизмерять себя согласно мужским нормам.

Такая привилегированность мужского начала называется «патриархатом» (то есть властью отцов) и существует в разных формах и вариантах. Практически всегда патриархальная иерархия включает в себя вместе со взаимоотношением полов иные формы власти: хозяина — над детьми, служанками и слугами; свободного — над рабынями и рабами; «здешнего» — над приезжими; высшего класса — над «низшими слоями» и тому подобное. Причины и история возникновения патриархата вызывают споры. Некоторые считают его следствием исторического развития, начавшегося приблизительно 5000 лет назад с постепенного вытеснения предшествовавших культур. Другие полагают патриархат неизбежным результатом того, что не все люди могут беременеть и рожать детей, по каковой причине за счет женщин сформировалась половая дифференциация труда. Третьи вообще отрицают понятие патриархата, поскольку под ним понимается слишком многое. Фактически «патриархальные» общества разнятся между собой так сильно, что этого понятия не хватает для анализа конкретных общественных отношений. Но между ними все же есть нечто общее: во всех патриархальных обществах существует феминизм, то есть люди — среди них больше женщин, чем мужчин — которые отрицают верховенство мужского над женским в своих культурах и выступают за свободу женщин.

При этом феминизм не является единой в содержательном отношении программой, это, скорее, установка: феминистки и феминисты считают половую дифференциацию важным аналитическим инструментом, без которого невозможно понять процессы и взаимоотношения в обществе. В своих активных действиях они ориентируются на критерий свободы женщины, поскольку женская свобода представляет для них ценность, не нуждающуюся в обосновании.

В остальном разные течения феминисток придерживаются различных, а зачастую и противоположных взглядов. Они всегда несут на себе отпечаток конкретных вопросов и проблем своего времени и, конечно же, субъективных идей и взглядов самих активисток или мыслительниц.

Желающие понять феминистские идеи должны всегда учитывать их контекст и не требовать однозначной трактовки. Никто не станет выносить приговор самому себе и обходиться личной точкой зрения как единственно верной. Ведь как такового «феминизма» нет; есть только непрерывно обновляющиеся позиции, результаты исследований и познавательного процесса.

Некоторые из этих идей и представляет данная книга. При этом внимание сосредоточено на феминизме европейском, феминизме западного мира, поскольку это традиция, в которой размещается и немецкий дискурс и в которой разбираются авторессы. Но, конечно, феминизм был и есть везде в мире, только выглядит он в силу различных обстоятельств по-разному.

«Краткая история феминизма в евро-американском контексте»
Глава «Домашнее насилие» © Ad Marginem
«Краткая история феминизма в евро-американском контексте»
Глава «Домашнее насилие» © Ad Marginem
«Краткая история феминизма в евро-американском контексте»
Глава «Домашнее насилие» © Ad Marginem
«Краткая история феминизма в евро-американском контексте»
Глава «Домашнее насилие» © Ad Marginem

Редакция журнала Точка ART благодарит издательство Ad Marginem за предоставленные материалы.

Краткая история феминизма в евро-американском контексте / Антье Шрупп, Пату. — М. : Ад Маргинем Пресс, 2019. — 88 с. : ил.

Популярное