Учимся понимать Альбрехта Дюрера: гид по выставке гравюр в Историческом музее

09 июня 2021

Государственный Исторический музей | Выставка открыта до 22 августа

В Государственном Историческом музее проходит выставка графических работ Альбрехта Дюрера из коллекции Пинакотеки Тозио Мартиненго в Брешии — одной из самых известных художественных галерей Европы. Главной задачей этого проекта организаторы выставки считают знакомство отечественного зрителя с мировым художественным наследием, а также с многообразием коллекции ГИМ. Исторический музей впервые в своих стенах продемонстрирует подлинники знаменитого мастера эпохи Возрождения, освещая важнейшую из сторон творчества гения — гравюру.

Альбрехт Дюрер «Четыре всадника Апокалипсиса». Германия, Нюрнберг, 1496-1498 Пинакотека Тозио Мартиненго © ГИМ
Альбрехт Дюрер «Четыре всадника Апокалипсиса». Германия, Нюрнберг, 1496-1498 Пинакотека Тозио Мартиненго © ГИМ

Коллекция печатной графики Альбрехта Дюрера из Пинакотеки Тозио Мартиненго — одна из лучших в мире по качеству отпечатков и их сохранности. Из Италии привезли более 120 гравюр мастера, среди которых представлены самые известные — гравюра «Меланхолия I», «Адам и Ева», «Блудный сын», «Аполлон и Диана». Ма́стерские гравюры Дюрера, созданные в технике резцовой гравюры на меди, отличаются исключительным художественным совершенством.

Отдельным разделом выставки стала серия «Апокалипсис», созданная мастером в 1496–1498 годах. Пятнадцать листов иллюстрируют последнюю книгу Нового Завета «Апокалипсис», или «Откровение Иоанна Богослова». Это была первая крупная работа молодого художника. Данный цикл отличают точность в передаче библейского слова и неисчерпаемая фантазия самого мастера, вдохновленного мистическими строками Откровения. Самым известным произведением из серии является лист «Четыре всадника Апокалипсиса».

В рубрике «Экскурсия для чтения» журнал Точка ART рассказывает о семи выдающихся произведениях Альбрехта Дюрера, представленных на выставке.

Меланхолия

В научной и популярной литературе существует множество различных истолкований этой композиции. Приведем наиболее общепринятые и обоснованные. Загадочное название «Меланхолия» («Меланхолия I») гравюра получила благодаря латинской надписи «MELENCOLIA I», начертанной на распростертых крыльях летучей мыши в левом верхнем углу изображения. Она же стала главным ключом к расшифровке смысла этой сложной композиции.

Альбрехт Дюрер «Меланхолия (Меланхолия I)». Германия, Нюрнберг, 1514 Пинакотека Тозио Мартиненго © ГИМ
Альбрехт Дюрер «Меланхолия (Меланхолия I)». Германия, Нюрнберг, 1514 Пинакотека Тозио Мартиненго © ГИМ

Меланхолией (от др.-греч. μελαγχολία — «разлитие черной желчи») называли психическое расстройство и хандру, а также один из четырех темпераментов. Ее олицетворением на гравюре считается крылатая фигура на переднем плане. Облаченная в роскошные длинные одежды, с растрепанными волосами и венком из трав на голове, крылатая женщина сидит на низкой каменной плите у подножия недостроенного здания на берегу моря. В левой руке она держит циркуль, под ее локтем можно рассмотреть книгу, а у ног разбросаны различные измерительные приборы и инструменты. Подперев голову рукой, она задумчиво смотрит вдаль. По контрасту с уныло опустившей морду собакой и усердно чертящим что-то на дощечке маленьким крылатым путти, в ее позе и взгляде ощутимы интеллектуальный порыв и вместе с тем глубокая неудовлетворенность. Разбросанные вокруг предметы указывают на причины ее тяжелых раздумий.

Книга и циркуль традиционно считались атрибутами геометрии — одного из семи свободных искусств, наряду с грамматикой, логикой, риторикой, арифметикой, музыкой и астрономией, изучение которых считалось подготовительным этапом, после чего можно было приступать к занятиям философией. Шар и усеченный ромбоэдр можно интерпретировать как символы научных принципов, лежащих в основе архитектуры и плотницкого ремесла. Рубанок, пила, молоток и гвозди — инструменты строителей и плотников. Щипцы и мехи — атрибуты кузнечного ремесла. Висящие на стене весы и песочные часы — инструменты измерения веса и времени. Здесь эти предметы, которые были, безусловно, важными в быту, тем не менее, как инструменты познания главных тайн мира, по-видимому, оказываются бесполезны.

Точно выстроенная композиция, тончайшие эффекты освещения и сочетания резцовых линий создают в этом произведении поистине меланхолическую атмосферу — холодную, тревожную и напряженную. Детали фигур и предметов переданы резцом столь достоверно, что мы словно чувствуем гладкость прозрачного стекла песочных часов и слышим шелест мощных крыльев. Эта графически отточенная феерия символов и аллегорий композиционно выстраивается Дюрером вокруг изображенного в центре тяжелого круглого жернова, воплощая идею вечно длящихся творческих усилий и научного поиска.

Неразгаданным остается смысл знака «I» после слова «MELENCOLIA». Он мог представлять собой как римскую единицу, так и слово — повелительное наклонение от латинского глагола ire — «выезжать, отпускать», позволяя, таким образом, прочесть надпись на крыльях летучей мыши как призыв: «Меланхолия, уходи!»

Воплощенное в «Меланхолии» стремление к познанию было свойственно и самому Дюреру, и вообще его эпохе, уверенной в безграничных возможностях человеческого разума и уподобившей гений человека самому Богу. Поза Меланхолии, сидящей и задумчиво подпирающей голову рукой, часто встречается в изобразительном искусстве, начиная с древности. Однако именно благодаря гравюре Дюрера она стала одной из самых известных в европейской культуре, породив бесконечное количество копий и подражаний.


Святой Иероним в келье

На гравюре изображен один из христианских отцов церкви, ученый-богослов Иероним, живший в IV веке в Риме, где он изучал философию и был крещен уже в зрелом возрасте. Позже причислен к лику святых. По примеру Иисуса Христа Иероним оставил мирскую жизнь и стал отшельником, поселившись близ Вифлеема. Однажды, во время его отшельничества, в монастырь забрел лев. Монахи в страхе разбежались, увидев зверя. Иероним же, заметив, что лев хромал, подошел к нему, поднял больную лапу и вынул из нее занозу. С тех пор лев стал постоянным спутником ученого.

Альбрехт Дюрер «Святой Иероним в келье». Германия, Нюрнберг, 1514 Пинакотека Тозио Мартиненго © ГИМ
Альбрехт Дюрер «Святой Иероним в келье». Германия, Нюрнберг, 1514 Пинакотека Тозио Мартиненго © ГИМ

В покаянных молитвах в келье Иероним переводил Библию с древнееврейского и древнегреческого на латинский язык. Сделанный им перевод — так называемая Вульгата — провозглашен церковью единственно верным на Тридентском соборе в 1546 году. Святой Иероним был одним из самых часто изображаемых святых в католическом искусстве.

В соответствии с жизнеописанием святого Иеронима, Дюрер представил его как ученого, занятого переводом священных книг. Погруженный в труды, он сидит за столом в небольшой келье. Подробно передана ее простая и уютная обстановка. На краю стола можно рассмотреть скульптуру с распятием; на скамьях вдоль окон лежат книги и подушки; под скамьей слева — домашние туфли. На полках за спиной святого можно разглядеть свечи и разнообразные стеклянные сосуды. С потолка свисает тыква, а на стене висят песочные часы и кардинальская шляпа. Окутанные мягким дневным светом, льющимся из окон, эти предметы быта, характерные для начала XVI столетия, создают атмосферу тепла, тишины и уюта. Изображенные на переднем плане лев и собачка охраняют покой ученого, ограждая его от суеты и тревог внешнего мира.

Поразительная наблюдательность Дюрера, его мастерство в передаче освещения и характерной пластики людей и животных, безупречное воплощение законов линейной перспективы — все это сразу создает у зрителя ощущение вовлечения в изображенное пространство. Он словно попадает внутрь гравюры, где его взгляд привлекают рисунок трещин и прожилок на деревянном потолке, игра света на шерсти животных и в оконных витражах, завораживающие своей визуальной достоверностью. В образе святого Иеронима воплотилось представление о деятельности ученого и мыслителя, ушедшего от мирской суеты ради уединенной созерцательной жизни.


Рыцарь, Смерть и Дьявол

Самая ранняя из «мастерских гравюр» Дюрера — «Рыцарь, Cмерть и Дьявол» — воплощает образ деятельного и решительного воина. Мощная фигура всадника, закованного в тяжелые доспехи, с мечом у пояса и копьем в руке предстает перед нами на фоне сумрачного скалистого пейзажа. Справа за его спиной крадется Дьявол с киркой на плече, изображенный Дюрером в виде фантастического животного с мордой кабана и тремя разными рогами. Рядом с воином на тщедушной лошади едет Смерть в облике ожившего мертвеца, облаченного в саван и корону, с бородой и змеями в волосах. Глядя в лицо всаднику, он поднимает перед ним песочные часы, напоминая о неизбежности смерти и бренности всего земного.

Альбрехт Дюрер «Рыцарь, Смерть и дьявол». Германия, Нюрнберг, 1513 Пинакотека Тозио Мартиненго © ГИМ
Альбрехт Дюрер «Рыцарь, Смерть и Дьявол». Германия, Нюрнберг, 1513 Пинакотека Тозио Мартиненго © ГИМ

Некоторые детали изображения символизируют моральные и духовные достоинства рыцаря. Пронзенный копьем еж (?) — символ высокой нравственности; дубовые листья, вплетенные в гриву и хвост лошади, — знак силы духа; крепость на вершине горы знаменует конечную цель земного пути христианина — Царствие Небесное. Сопровождающий воина большой мохнатый пес в данном случае служит напоминанием о таких христианских добродетелях, как неутомимое рвение, учение и верность. Выразительность профиля рыцаря и величествен — ность его позы делают образ похожим на памятник, отлитый из металла.

Судя по всему, при его создании Дюрер вдохновлялся статуей кондотьера Бартоломео Коллеони работы Андреа дель Верроккьо, которую мастер видел в Венеции, а также античными скульптурами коней на фасаде венецианского собора Св. Марка и, возможно, рисунками Леонардо да Винчи к неосуществленному конному памятнику Франческо Сфорца в Милане.


Морское чудовище

Одна из самых загадочных композиций Дюрера, начиная с названия. Автор называл ее «Das Meerwunder». Было бы точнее перевести это как «Морское чудо», под таким названием гравюра действительно часто встречается в русскоязычной литературе. Однако слово «чудовище» вернее характеризует одного из двух главных героев. Совершенно очевидно, что от нас ускользает тот смысл, который Дюрер вложил в это произведение, о чем свидетельствует само обилие гипотез о его содержании.

Альбрехт Дюрер «Морское чудовище». Германия, Нюрнберг, 1498 Пинакотека Тозио Мартиненго © ГИМ
Альбрехт Дюрер «Морское чудовище». Германия, Нюрнберг, 1498 Пинакотека Тозио Мартиненго © ГИМ

Главными героями листа являются чудовище, отдаленно напоминающее водяного из русских сказок, и молодая женщина, которую оно, судя по всему, похищает, удаляясь от берега вплавь. Чудовище похоже на пожилого мужчину с длинной седой бородой, рогами и рыбьим хвостом, покрытым чешуей. Женская фигура полностью обнажена, она возлежит на спине чудовища, покрытой тонкой тканью. Прическа женщины очень сложная и соответствует современной Дюреру моде. Взгляд чудовища направлен вдаль, в сторону удаляющегося корабля, к которому, по всей видимости, оно и направляется вместе со своим трофеем. Еще одна женщина плывет в сторону берега, а две другие купальщицы уже выходят из воды. К берегу бежит, размахивая руками, турок.

Исследователями было сформулировано множество предположений по поводу содержания гравюры, в том числе взаимоисключающих. Из классических сюжетов упоминались такие, как похищение Деяниры, Нептун и Амимона, Главк и Скилла, Ахелой и Перимела. Кроме этого высказывалось предположение, что сюжет мог быть заимствован из немецкого фольклора или из средневековой эпической литературы. Единственное, в чем нельзя усомниться, — тот факт, что ни одна из высказанных гипотез не раскрывает полностью содержание гравюры «Морское чудовище».

Пейзажный фон гравюры — один из самых поэтичных в творчестве мастера и один из самых богатых по разнообразию мотивов. Города на вершине холма и на побережье — типично немецкие по архитектуре. Дюрер с большим вниманием изобразил даже самые мелкие детали фахверковых домов, сложного профиля крыш башен, подъемный мост крепости. С особым мастерством художник изобразил прибрежные камыши и кусты, отражающиеся в воде.


Адам и Ева

Лист «Адам и Ева» Дюрера, несомненно, является знаковым произведением европейского искусства эпохи Возрождения, наравне с «Джокондой» Леонардо или «Давидом» Микеланджело, одним из величайших шедевров гравюры всех времен.

Альбрехт Дюрер «Адам и Ева». Германия, Нюрнберг, 1504 Пинакотека Тозио Мартиненго © ГИМ
Альбрехт Дюрер «Адам и Ева». Германия, Нюрнберг, 1504 Пинакотека Тозио Мартиненго © ГИМ

Библейская тема является для художника поводом для размышления об идеальных пропорциях человеческой фигуры, о передаче анатомически правильного строения тела. Сюжет гравюры взят из Книги Бытия (3:1 —8) и описывает вкушение запретного плода первыми людьми. Лист именуется «Адам и Ева», классический характер фигур навеян впечатлениями от античной скульптуры, которую мастер изучал во время первого итальянского путешествия и работами современных Дюреру итальянских мастеров, в свою очередь находившихся под сильным влиянием искусства Античности.

В гравюре мы видим ряд символических деталей, распознать которые, как считалось, сможет лишь подготовленный, образованный зритель. Это, прежде всего, изображения четырех животных, символизирующих четыре темперамента, которые делают его предрасположенным к тем или иным смертным грехам. Кошка на первом плане символизирует холерический темперамент, обладатели которого особенно склонны к гордыне и гневу. Кролик, изображенный позади кошки, представляет сангвиников, особенно подверженных похоти. Бык в нижнем правом углу композиции представляет флегматический характер. Флегматики отличаются склонностью к обжорству и унынию. Лось, изображенный внизу центральной части гравюры, символизирует меланхолический темперамент, который располагает к отчаянию и жадности.

Мышь на переднем плане, кажется, не замечает приготовившуюся напасть на нее кошку — намек на Адама, чье блаженное неведение привело к катастрофическим результатам. Попугай, сидящий на ветке около головы Адама, является символом мудрости и благожелательности. Он противопоставляется олицетворяющему зло змею, изображенному рядом с Евой. Попугай сидит на ветке Древа жизни, за которую держится Адам. Оно представлено Дюрером в виде дикой рябины, тогда как Древо познания, на котором расположился змей, представлено смоковницей, или фиговым деревом.


Блудный сын

Притча о блудном сыне изложена в Евангелии от Луки (15:11–32). Дюрер выбрал в качестве сюжета для своей гравюры самый важный момент повествования — раскаяние блудного сына. Он изображен на переднем плане, стоящим на коленях и обращающим взор к небу со словами: «Отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим».

Альбрехт Дюрер «Блудный сын». Германия, Нюрнберг, около 1496 Пинакотека Тозио Мартиненго © ГИМ
Альбрехт Дюрер «Блудный сын». Германия, Нюрнберг, около 1496 Пинакотека Тозио Мартиненго © ГИМ

Дюрер поместил сцену раскаяния не в поле, как в притче, а на ферме, посреди толпящихся около корыта с едой свиней и поросят, включая таким образом в композицию отсылку к предшествующему моменту этой истории, где упоминается о бедственном положении юноши, который готов был есть то, что давали свиньям, чтобы насытиться. Как и в большинстве своих работ на религиозные сюжеты, Дюрер переносит библейского героя в современные мастеру обстоятельства, изображая его на типичной немецкой ферме конца XV века.

Немезида

Аллегорический образ крылатой обнаженной женщины был заимствован Дюрером из произведения итальянского поэта Анджело Полициано «Манто», написанного в 1482 г. и посвященного Вергилию.

Альбрехт Дюрер «Немезида». Германия, Нюрнберг, около 1502 Пинакотека Тозио Мартиненго © ГИМ
Альбрехт Дюрер «Немезида». Германия, Нюрнберг, около 1502 Пинакотека Тозио Мартиненго © ГИМ

Дюрер мог познакомиться с поэмой в библиотеке своего друга, гуманиста Виллибальда Пиркгеймера. Полициано писал о древнегреческой богине возмездия, судьбы и справедливости Немезиде, говоря о ней как о женщине с орлиными крыльями, парящей над облаками. Ее стопы опираются на сферу, в правой руке она держит кубок (для награждения достойных), а в левой — уздечку (для обуздания высокомерных). Между тем, итальянский художник и писатель XVI в. Джорджо Вазари видел в этом образе аллегорию Умеренности, а Адам Барч, автор первого полного каталога гравюр Дюрера, изданного в начале XIX в., называл данный лист «Большой Фортуной». Колесо Фортуны — частый мотив в средневековом западноевропейском искусстве. Одним из его воплощений считаются розы — большие круглые витражные окна готических соборов. С особенной тщательностью и вниманием в нижней части изображения выгравирован вид города Кьюзы, расположенного недалеко от Инсбрука, который Дюрер посетил во время своего путешествия по Северной Италии. Пропорции фигуры обнаженной женщины соответствуют канону Витрувия. Но при этом Дюрер остается верен национальной немецкой традиции, наделяя абстрактный образ индивидуальными чертами модели. С точки зрения техники исполнения эта работа принадлежит к числу подлинных шедевров Дюрера. Сложные сочетания различных по толщине линий и штрихов передают еле уловимые градации тона и создают невероятно сильный по своей визуальной убедительности образ.


Также на сайте журнала вы можете совершить виртуальные экскурсии по выставкам:

От Дюрера до Матисса: гид по выставке
«Роскошь заката»: Иранское средневековье на выставке в Музее Востока
Тула: экскурсия по первому региональному филиалу Исторического музея

Популярное