Безотходное творчество: современные художники и их эко-принципы

18 сентября 2020

Разумная утилизация отходов — важная и современная эко-тема, которая затрагивает даже тех, кто, кажется, в общественном сознании находится выше «низменных материй». Журнал об искусстве Точка ART продолжает серию материалов под общим названием «Искусство без мусора: эко-принципы современных художников», посвященных тому, как творческие люди взаимодействую с мусором в жизни и искусстве, чтобы понять, какой отклик находят у них злободневные вопросы экологии.

На этот раз мы попросили известных художников рассказать о своем отношении к мусору, остающемуся в процессе создания художественного произведения, дают ли они ему вторую жизнь, о треш-арте и ресайклинге, и о том, на какие эко-принципы они опираются в повседневной жизни.


Петр Белый, художник, куратор

По сути все эти вопросы об эко-принципах, разумной утилизации мусора, использовании его в творчестве — один большой вопрос. Я вообще, что называется, по жизни мусорный человек, певец периферии города. В творчестве я, как правило, использую ненужные, выброшенные материалы или имитацию мусора; кстати, имитацию сделать гораздо дороже, чем купить новые материалы. Например, в инсталляции «Диалект» мне пришлось состаривать, покрывать ржавчиной и гнуть новые гвозди, чтобы они казались старыми. Или инсталляция «Библиотека Пиноккио», сделанная из столетних досок.

Петр Белый Проект «Six billion years» © peterbelyi.com

Вообще материал с «памятью» — очень важный для меня момент, поэтому в каком-то смысле я всегда выступаю за вторичное использование, невольно занимаясь ресайклингом. А касательно общей ситуации — я, естественно, за раздельный сбор мусора: бумагу в один бачок, стекло в другой, но пока такое у нас видишь нечасто.


Алиса Горелова, художник

Алиса Горелова, арт-кэмп на озере «Алебашево», 2019 © VK

Мне нравится, что о переработке отходов сейчас говорят все больше и больше. Но, к сожалению, пока это остается довольно сложным процессом. Я не могу просто прийти к мусорным бакам и разложить свой мусор по разным контейнерам — для пластика, металла и т.д., а хотелось бы. Последнее время мне приходится часто переезжать. и организовать процесс раздельной сборки становится труднее. Сначала нужно найти — куда и когда можно сдать мусор, потом ждать, собирать месяц, в лучшем случае, а потом еще предстоит везти весь этот мусор в пункты приема, а если нет машины, все затягивается. Но я точно всегда собираю то, что проще всего сдать рядом: бумагу, пластиковые бутылки, что-то еще, одежду я, уже не помню, когда выбрасывала просто на помойку. Но в целом я хотела бы делать все еще тщательнее.

Сколько я себя помню, всегда старалась до конца использовать все материалы, которые мне нужны в работе, оставляя наименьшее количество отходов. У меня был такой принцип задолго до того, как у нас стали говорить о мусоре. Может быть, сказалось влияние моей бабушки, жившей в то время, когда ценили каждую вещь. Сейчас другая история, но я считаю, что было бы неплохо перед покупкой, например, новой мебели обратить внимание на старую. Зачем покупать новый диван, кухню, что угодно, когда минимальными усилиями можно сделать стильной и функциональной практически любую старую вещь.

Алиса Горелова, серия скульптур «Микромир», 2017 © Фото Алиса Горелова

Я никогда не занималась созданием предметов искусства именно из мусора, но у меня был несколько другой опыт. После стажировки в Финляндии, где взаимосвязь искусства с природой наиболее тесная, меня особенно занимало изготовление художественных объектов из материалов, которые со временем смогут естественно раствориться в природе, нанося минимальный вред окружающей среде. Так появилась серия скульптур «Микромир», где я использовала только железо, землю и натуральный клей.

Мне не хочется говорить «должен», но я считаю, хорошо, когда художник и любой человек думает о том, сколько мусора он оставляет после себя, стараясь свести это к минимуму. Когда я занимаюсь живописью, конечно, мне не удается использовать 100% экологичные материалы, но я успокаиваю себя тем, что это все-таки искусство и картины просуществуют чуть дольше, чем предмет интерьера, вышедший из моды.


Дмитрий Жеравов, художник, искусствовед, член объединения «Паразит»

Дмитрий Жеравов © Фото из личного архива художника

Конечно, я задумываюсь об отходах. В последние годы я активно использую пластик в своих работах. И до последнего оставляю даже маленькие кусочки и обрезки, чтобы попробовать сделать из них что-то еще. В работе с краской все немного проще — в худшем случае в мусорку летят тюбики, пустые банки и грязные тряпки.

Работая с пластиком, в частности, я использую листовой пластик или оргстекло, иногда мне попадаются такие листы, выброшенные кем-то на улице, или стоящие возле мусорки. Это может быть даже битый лист, осколок интересной формы.

Я придерживаюсь эко-принципов, но без фанатизма. До карантина, в течение нескольких лет каждую первую субботу месяца сдавал мусор в специальную точку приема, но с марта они перестали приезжать, поэтому пока что разделяю только пластик. Хорошо бы они появились в октябре.

Дмитрий Жеравов «Публика», 2019. Фрагмент. Пластик © Фото из личного архива художника

Мне кажется, информации о раздельном сборе и переработке мусора вполне хватает. Не хватает точек приема в шаговой доступности. Тогда это станет самым обычным делом, как сходить за стиральным порошком.

Опыт работы с мусором у меня был. Однажды, выходя за продуктами, я обнаружил возле остановки насквозь разбитый рекламный щит. Скорее всего, это устроил вандал, или мотоциклист не справился с управлением. Осталось множество белых пластиковых осколков. Невзирая на народ, стоящий на остановке, я забрал осколки себе и некоторые из них обрели новую жизнь. У одного даже появились ноги!


Александра Оминина, художник, преподаватель, куратор

Александра Оминина © Фото из личного архива художника

К сожалению, хүдожественный процесс в наши дни нельзя назвать «эко-френдли». Зачастую подавляющее большинство работ и проектов включают в себя продукты производств, сильно вредящих экологии, не говоря уже о количестве отходов при их создании. Конечно, есть примеры художественных практик, в которых авторы выбирают одним из главных принципов работу с материалами, не несущими вреда экологии, и строго за этим следят, но среди российских художников таких, к сожалению, меньшинство. Но для меня, как художника и куратора, в этом смысле все-таки гораздо интереснее наблюдать, как это развивается в России.

Что касается меня лично, я очень люблю, например, старые краски, всегда покупаю такие с рук, если встречаю. Вообще довольно трепетно отношусь к отходам от моих работ, но если утилизирую, то стараюсь разделять. Что-то сжигаю. Многое из остатков я сохраняю подолгу, в надежде использовать в другом проекте — лоскуты тканей, мелкие куски хорошей бумаги, картона, а пластиковую тару использую по нескольку раз. Я делаю это не под влиянием моды или сегодняшнего тренда, в какой-то степени это — часть меня.

Александра Оминина Серия настольных инсталляций «Этюды». Карманные инсталляции, 2020 © Фото Александра Оминина

Использую ли я мусор в творчестве? Если совсем коротко — да! Больше скажу, я люблю так делать. Мне нравится увидеть то, что другие люди не заметили, не оценили и выбросили. Но есть, конечно, несколько оговорок. Это не является основным моим материалом и действую я так, в первую очередь, из художественных целей, а не экологических. Часто я могу встретить (найти на улице, в поле, на помойке) предметы и беру их себе, они должны побыть в мастерской, полежать какое-то время, чтобы стать со временем искусством. Стараюсь раздельно выбрасывать мусор, это лучше получается, когда живу на даче, все биоотходы идут в компост, что можно — сжигается.

Что касается информации про ресайклинг, то за последнее время ее стало много и этого достаточно для понимания, но, мне кажется, не хватает реализации, новых кардинальных решений по этому вопросу на государственном уровне.

Александра Оминина. Серия настольных инсталляций «Этюды», часть третья. Дачные зарисовки, 2020 © Фото Александра Оминина

У меня довольно много работ из предметов, которые стали никому не нужны, были браком или обычным отходом производства… Люблю ловить новые смыслы при совмещении простых очевидных предметов. И это более чем популярная практика среди художников. Вещь и предмет, бывший в утилитарном применении, несет в себе энергетику жизни, действия, даже тогда, когда в нем уже никто не нуждается. Многие люди чувствуют ее, потому и ездят по барахолкам, что-то собирают. А художники идут дальше, они с этой энергетикой взаимодействуют и создают свои работы, наполняя новым смыслом.


Семен Мотолянец, художник, работает в жанре перформанса, инсталляции и объекта

Семен Мотолянец Перформанс «Художник в собственном соку», 2018. Москва © A&V galllery

У меня никогда не остается отходов от произведений моего искусства. Я слишком бережлив или жаден.

Мусор в своем творчестве не использую, и не понимаю тех, кто это делает.

Давно придерживаюсь эко-принципов в жизни, в 2012 очищал Обводный канал, сбросив туда 40 кг мыла, хочу, чтобы реки и каналы Петербурга были чистые.

Семен Мотолянец «Спокойное состояние длится не более пяти часов», 2018 © A&V galllery

Мне кажется, в людей должен быть встроен чип, не позволяющий им не сортировать мусор. Также считаю, что основной проблемой ресайклинга является вопрос утилизации человека или переработки его в полезные ресурсы.

В этом году я бросил картину в реку. Поскольку все реки текут в моря, а моря в океаны, надеюсь, моя картина достигнет «мусорного острова» в океане, мне кажется, таким образом я делаю вклад в экологический дискурс современного искусства.


Антонина Фатхуллина, скульптор

Антонина Фатхуллина © Фото из личного архива скульптора

Практически при любой деятельности человека остаются отходы. Главное, правильно их утилизировать.

Я иногда использую отходы производства в своем творчестве иногда, но редко.

Из эко-принципов по жизни — я разделяю мусор, хотя в России с этим еще много проблем. Стараюсь убирать мусор на природе, когда есть возможность, не только за собой, но и просто мусор, оставленный в лесу, на пляже, в воде. Участвовала в эко-акциях по уборке прибрежных территори.

Основная проблема ресайклинга для меня — то, что не хватает скорее контейнеров для раздельного сбора.

Антонина Фатхуллина «Морской конек», 2018 © Фото Антонина Фатхуллина

У меня был опыт работы с вторичным использованием материалов, многое зависит от того, что это конкретно. Бывает, работаю с обрезками металлического производства — для заводов это мусор. Однажды работала с пластиком; его, конечно, надо перерабатывать на производствах — это серьезная экологическая проблема.

На фото изображена работа, установленная в Германии на берегу Северного моря, называется «Морской конек», который я делала для ресайклинг-симпозиума. В ней использовались камни с разобранной дороги и металл — грушевидные кегли — это конструкции с бывшей электростанции, и напиленные кольца — отходы металлического производства.


Иван Плющ, художник

Иван Плющ © Фото из личного архива художника

Я очень задумываюсь об отходах, конечно, правда, меня всегда успокаивает, что это не вредные отходы. По крайней мере, я не припомню, чтобы сталкивался с такими случаями лично.

Разумеется, мусор может быть использован в искусстве, когда это обусловлено концепцией, но не случайно. У меня был опыт использования в инсталляциях всякого старья, но это все-таки был не мусор.

Иван Плющ, проект «After Everyone», 2020 © Фото Иван Плющ

Информации про ресайклинг не хватает самой простейшей, не везде даже есть пункты раздельного сбора мусора.


Ольга Тобрелутс, художник

Ольга Тобрелутс © Фото из личного архива художника

Живопись почти не оставляет отходов, раз в год металлическая канистра из-под терпентина, пустые металлические тюбики из-под масла old Holland — это все идет в металлолом. Больше отходов и нет. Грязные тряпки? Но это не серьезно.

Сейчас в творчестве я не использую мусор, но будучи юной, любила собирать по дорогам отполированные до зеркального блеска колесами машин пластинки металла. Из них я собирала абстрактные панно.

Я знаю венгерскую художницу Марту Пачоли, которая занимается созданием арт-текстиля исключительно из отходов, делает очень красивые вещи. В прошлом году я приглашала ее к участию на выставку «Абстракция в Авангарде».

Ольга Тобрелутс «Дорога в облака. Фауст. Ночь», 2013 Ural Vision Gallery

По поводу эко-принципов расскажу смешную историю, которую поведал мой друг: «Мужчина, продвинутый на эко, купил электромобиль Тесла, и попал в аварию, разбил вдребезги. Утилизировать с обычными машинами его нельзя, очень ядовитый аккумулятор. Поставил человек машину, не подлежащую восстановлению, на платную стоянку, и стал искать, куда ее отвезти на утилизацию. Написал в офис Теслы, они ответили, что пока с этим вопросом не разобрались, как разберутся — сообщат. Так он до сих пор и платит за стоянку, потому что не знает, куда деть вредную машину.

Я считаю, что природу надо беречь, убирать мусор за собой после отдыха или пикника.


Катя Гранова, художник

Я думаю о мусоре и окружающей среде постоянно. Мне вообще свойственно чувствовать себя виноватой, а экоповестка дает этому крылья. Я всегда стараюсь минимизировать отходы, но не могу сказать, что моя практика экологична. Есть еще менее экологичные, конечно, но мне с живописью больших форматов, которую надо возить на больших газелях, и литрами растворителей хвастаться нечем. Но я, например, много раз использую одну и ту же упаковку, в закрывающихся коробках от еды я храню кисти в краске: это позволяет дольше сохранить краску на них и надо меньше мыть. Я ресайклю бытовой мусор, хотя в Петербурге это сложно и почти никто этого не делает.

Катя Гранова в мастерской © Фото из личного архива художника

Говоря о мусоре, как арт-объекте, надо понимать, что называть мусором. Любая вещь типа белья, например, как только за нее отданы деньги, уже мусор, ее невозможно перепродать. Работать с мусором типа бутылок и пакетов — не мой художественный язык. Использовать найденные на помойке вещи — мне кажется, это делают абсолютно все художники. В свое время я много работала с черным пластиком и клеенкой, но я их специально покупала. Для своих перформансов я всегда покупала подержанные вещи, даже если было дешевле купить новые, на открытиях своих выставок я строго избегаю пластиковых стаканов. Однако моя основная живописная практика очень много использует старые фотографии, в какой-то степени — это тоже ресайклинг.

По жизни я придерживаюсь многих эко-принципов. Стараюсь избегать покупки новой одежды, почти все мои вещи из секондов, винтажных магазинов, свопов. Я стараюсь разделять мусор, однако в Петербурге, как я уже сказала, это довольно сложно. Последнее время я жила в Лондоне, и, к сожалению, в отличие от некоторых других стран Европы, культура ресайклинга в Англии совсем не так распространена, как хотелось бы. Бак со смешанным мусором на общей помойке в моем дворе в Лондоне всегда был полон, а в баке для вторсырья лежали три грустные картонки, пара бутылок и кучка неперерабатываемого мусора.

Если говорить об информации про ресайклинг, то мне не хватает всех ее видов! Где, как, почему важно, как сортировать, что значат цифры в треугольничках, точно ли твой мусор кто-то разделит, или все это профанация, как с переработкой одежды в известном масс-маркете. Когда долго моешь каждый тазик от творога, а потом везешь его через полгорода, обидно не быть уверенной, что мой тазик будет переработан.

Вообще мне кажется, что чтобы система работала, нужно вознаграждать за и штрафовать против. Например, чтобы сдать бутылки можно было за деньги, как в СССР, а за каждый лишний пакет мусора — доплатить, как в Швейцарии. Нужно очень много социальной осознанности и достаточно богатая жизнь, чтобы люди что-то ресайклили из чистого экологического энтузиазма. А вот если бы за это кто-то доплачивал, эффект был куда бы заметнее.


Денис Патракеев, художник

Денис Патракеев © Фото из личного архива художника

Я часто думаю о том, что в результате художественного процесса получается не только произведение, но и остаются отходы, и могу сказать, что это вопрос восприятия. Есть ли вообще мусор? Муха не видит цветы, а пчела помойки. Если воспринимать окружающую материю как материал в потенциале, то все может быть возведено в искусство. Мусором можно называть вложенный в работу смысл, если он унижает и обесценивает Бога и человека. И наоборот. Экзюпери, писал, что «…дерево — это грязь возведенная в совершенство», с любым материалом точно также, можно переплавить пивные банки в птиц или видеть горные вершины в мятых салфетках.

Я использую мусор в своем творчестве. Часто применяю найденные объекты или остатки от производственных процессов, обрезки и прочее. Сами по себе они бывают очень художественными, при наличии браки или нарушенной технологии, но их нужно наполнить смыслом и дополнить образом.

Денис Патракеев «Soteria / Целение», 2018 © Фото Денис Патракеев

В жизни я придерживаюсь самых элементарных эко-принципов: сдаю батарейки, не мусорю на природе, не промахиваюсь мимо урны. Мы с семьей живем в деревенском доме и вопрос принципа отпал сам собой: все бумажное сгорает в печи, биологическое становиться компостом, пластик и стекло утилизируем.

Информации про ресайклинг достаточно. Не хватает чувства ответственности и любви за этот мир.


Материал цикла под общим названием «Искусство без мусора: эко-принципы современных художников» подготовлен рамках грантового конкурса в области энергосбережения, учрежденного концерном «Росэнергоатом», электроэнергетического дивизиона «Росатома».

Первый материал, посвященный эволюции мусора, исторический экскурс о том, как мусор из отходов жизне- и художественной деятельности человека превращался в предмет творческого интереса художников и, следовательно, в арт-объект, читайте здесь.

Популярное