От Маковского и Кустодиева до Роквелла и Стена: школа на картинах художников

01 сентября 2020

Школа была всегда. Из века в век менялся ее антураж — комната в сельской избе, деревянные лавки, книги, перевязанные тесемкой, чернильница-непроливайка, парта с откидной крышкой, грифельная доска, прописи…

Можно продолжать перечисление, но предметный мир — это не главное. На первом месте в школе всегда были и остаются — учитель и ученики. Сегодня, 1 сентября, в День знаний и в первый день нового учебного года, журнал Точка ART предлагает посмотреть на школьную жизнь разных лет глазами художников, ее запечатлевших.


Ян Стен «Школа для мальчиков и девочек»

Композиция этой самой большой картины Стена на школьную тему основана на фреске Рафаэля «Афинская школа» в Ватикане, изображающей величайших ученых древностей. Здесь же —все более приземленно и обыденно. Взрослые, которые, кажется, совершенно не обращают внимания на непослушное поведение своих учеников, дети, довольные этим, и каждый занят своим делом или баловством. Можно распевать песни, стоя на столе, или спать прямо на полу, заниматься с учителем или обсуждать что-то со сверстниками.

Ян Стен «Школа для мальчиков и девочек», 1670 © Национальная Галерея Шотландии, Эдинбург

Как каждая картина Стена, «Школа для мальчиков и девочек» полна символов и знаков, которые надо расшифровывать. Например, справа изображена сова, традиционный символ мудрости и атрибут богини Афины. Один из мальчиков предлагает ей очки, ссылаясь на голландскую пословицу: «Какая польза от очков или света, если сова не хочет видеть?» И это может относиться как к ученикам, так и к учителям.


Владимир Маковский «В сельской школе»

Сельская школа конца XIX века. Большая комната в избе обустроена под класс, в котором занимаются дети разных возрастов. Здесь нет ни парт, ни школьной формы. Все сидят за одним большим столом и занимаются разными предметами. В те времена дети ходили в школу в перерыве между работой в поле, так что сидение в классе можно считать отдыхом, передышкой от тяжелого труда. Несмотря на то, что дети были незаменимыми помощниками в работе, крестьяне XIX века мечтали, чтобы их дети были обучены грамоте, и поощряли их учебу в школе.

В.Е. Маковский «В сельской школе», 1883 © Тульский музей изобразительного искусства

Дети, в основном — крестьянские, стали главным героями картин Маковского во второй половине XIX века. Художник пристально наблюдал за их жизнью, запечатлевал ее, ему было интересно все — как они играют в бабки, как в ночном стерегут коней, как удят рыбу, отдыхают в поле и прячутся от дождя в реке. «В этих маленьких картинках, по-моему, есть даже любовь к человечеству, не только к русскому в особенности, но даже и вообще», так писал о живописи Маковского в своем дневнике Федор Михайлович Достоевский.


Николай Богданов-Бельский «У дверей школы»

Жанровые картины, изображение крестьянских детей, их жизни в целом, и образования в частности, было основой творчества художника-передвижника Николая Петровича Богданова-Бельского. Отчасти, все «крестьянские» сюжеты Богданова-Бельского были автобиографическими: будущий художник родился в смоленской глубинке, был внебрачным сыном батрачки. Благодаря трудолюбию и счастливому знакомству с профессором Рачинским, который стал его первым учителем, всячески поощрявшим талант ученика, Богданов-Бельский состоялся как живописец.

Н.П. Богданов-Бельский «У дверей школы», 1897 © Государственный Русский музей

В «У дверей школы» тоже есть что-то из личного опыта. Мальчишка из бедной семьи замер в нерешительности у дверей в класс, где уже сидят его сверстники из другого сословия. В этом образе, в позе, в деталях — и страх перед новой средой и окружением, и почтение простого человека перед знанием, какое зачастую ему было недоступно.


Борис Кустодиев «Земская школа в Московской Руси»

Историческая живопись традиционно привлекала Бориса Михайловича Кустодиева, он интересовался всем, что имело отношение к быту и традициям. Художнику удалось с невероятной точностью воспроизвести обстановку, детали и атмосферу земской школы, где у крестьянских детей была единственная возможность получить знания, научиться читать и писать.

Борис Кустодиев «Земская школа в Московской Руси», 1907 © Государственный Русский музей

Обычный деревенский дом, почти спартанская обстановка, в комнате только книги и необходимая бытовая утварь: стол с лавками, бочка с водой, горшок с кашей. Над столом красный угол с иконой. Сквозь небольшие окна проникает солнечный свет — единственный источник освещения в доме. Ничто не отвлекает от учебы. Удивительна и фигура: это седой старец, сидящий во главе стола очень прямо; перед ним книга, но все, что в ней написано, он давно знает наизусть, и потому он смотрит на детей, сидящих перед ним. Несмотря на то, что двое ребят наказаны — они стоят на коленях чуть поодаль стола, картина пронизана покоем, гармонией и умиротворением. Абсолютное доверие, которое связывает учителя с учениками, в полной мере удалось воспроизвести Кустодиеву.


Федор Решетников «Опять двойка»

Хрестоматийная картина Федора Павловича Решетникова известна всем, она была включена в школьные учебники как типичный образец жанровой живописи, несмотря на то, что эмоционально школа на ней — средоточие всех печалей, место, вызывающее глубочайшую тоску.

Ф.П Решетников «Опять двойка», 1952 © Государственная Третьяковская галерея

Изображенная Решетниковым простая домашняя сцена возвращала в советское искусство того времени камерный бытовой жанр. Первоначальный замысел произведения был иным, более «соцреалистическим» — «Опять пятерка». Разрабатывая содержание будущей картины, Федор Павлович ходил на уроки, наблюдал за учениками. И однажды стал свидетелем, как отличник не справился с ответом и получил неуд. Этот эпизод и подтолкнул художника изменить концепцию картины на прямо противоположную.


Татьяна Яблонская «Утро»

Насколько печальная картина Решетникова, настолько радостно «Утро» Татьяны Яблонской, пронизанное светом, чудесным утром, за которым неизменно последует отличный день. И, так же, как и «Опять двойка», картина была чрезвычайно популярна в свое время, учебники, журналы, школьные тетради — почти во всей периодике можно было найти ее репродукцию.

Т.Н Яблонская «Утро», 1954 © Государственная Третьяковская галерея

Герои всех картин Яблонской, и эта — не исключение, лишены советской идеологической патетики, ее герои просто живут. Дочь художницы Елена, которая позировала для картины, вспоминала: «Меня тогда только приняли в пионеры. — Я готова была летать от радости весь день, вскакивала, чтоб быстрей одеться. Мама уловила это настроение». Это радостное настроение, предвкушение чего-то нового, критики расценивали, как предчувствие хрущевской оттепели.


Норман Роквелл «Девочка с синяком под глазом»

Творчество знаменитого американского художника-иллюстратора Нормана Роквелла смело можно назвать «Энциклопедией американский жизни». «Девочка с синяком под глазом» — одна из самых узнаваемых работ художника. Юная хулиганка сидит у дверей директора школы сразу после драки. Несмотря на синяк под глазом и ободранные колени, она не только не огорчена происходящим, а как будто рада, и даже выражения на лицах взрослых ее нисколько не смущают.

Норман Роквелл «Девочка с синяком под глазом», 1953 © Музей Нормана Роквелла, Стокбридж

Моделью для этой и многих других картин художника стала Мэри Уэлен, получившая известность как автор воспоминаний о своих встречах с ним. «Она была лучшей моей моделью», — писал Норман Роквелл о Мэри Уэлен в своей автобиографии «Норман Роквелл: Мои приключения в качестве иллюстратора. Мэри Уэлен, в свою очередь, так говорила о Роквелле: «Он гений с детским сердцем, человек, который оставляет неизгладимый отпечаток как на людях, так и на холсте».

Популярное