Мариинский театр в годы войны: хроника событий

09 мая 2020

В честь празднования 75-й годовщины победы в Великой Отечественной войне, Мариинский театр, прошедший со своими зрителями все тяготы военных лет, вспоминает — как это было.

Тому, как и чем жил театр с 1941 по 1945 год, посвящена выставка «Театр в годы войны», созданная на основе исторических архивных фотографий и воспоминаний артистов. Журнал об искусстве Точка ART поздравляет читателей с Днем Победы и знакомит с некоторыми из этих интереснейших документов.

ГАТОБ им. Кирова, 30-е годы © Мариинский театр

1941


В июньской афише Кировского театра (так тогда назывался Мариинский) было немало торжественных событий. Последней предвоенной оперной премьерой Кировского театра стал вагнеровский «Лоэнгрин», второй спектакль которого закончился поздним вечером 21 июня 1941 года, но назначенные на 24 и 27 июня спектакли заменили на «Ивана Сусанина».

22 июня шла недавно возобновленная «Баядерка». На 23 июня был запланирован юбилейный вечер выдающейся балерины Елены Люком, в котором был задействован весь цвет балетной труппы. Акт из «Жизели» Люком танцевала с Константином Сергеевым, гран-па из «Пахиты» — с Вахтангом Чабукиани, номер «Мелодия» на музыку Глюка — с Семеном Капланом, первый акт «Дон Кихота» — с Борисом Шавровым, причем цветочницами выходили балерины Ольга Иордан и Татьяна Вечеслова, Уличной танцовщицей — Наталия Дудинская, а на роль Дон Кихота пригласили кумира поколения Николая Черкасова. Артистка балета Наталья Сахновская вспоминала: «Елена Михайловна готовилась к тому, что это спектакль должен стать завершением ее вдохновенного творческого пути. Она готовилась к тому, что он должен быть последним, прощальным и очень торжественным концом ее сценической деятельности. Неожиданно ворвалась война и смяла славный венец…»

Афиша театра с заменами «Лоэнгрина» на «Ивана Сусанина». Июнь 1941 года
© Мариинский театр

Вторая мировая война уже бушевала, когда Сергей Эйзенштейн получил правительственный заказ на постановку «Валькирии» в Большом театре. Со стороны Сталина это было союзнический жест в рамках пакта Молотова — Риббентропа. В порядке «культурного обмена» между Сталиным и Гитлером в сезоне 1940-1941 годов на сцене берлинской Штаатсопер дали оперу Глинки «Жизнь за царя» в оригинальной редакции. Политический подтекст был очевиден, как и ее прозрачный антипольский пафос, отвечавший только что состоявшему очередному разделу Польши.

В Ленинграде с вагнеровской премьерой вышло не так гладко. Второй премьерный спектакль «Лоэнгрина» 21 июня 1941 закончился за несколько часов до того, как немецкая авиация начала бомбить советские города. И уже оба следующих «Лоэнгрина» были заменены «Иваном Сусаниным» — советской версией «Жизни за царя» (в МАЛЕГОТе в эти дни «Девушку с запада» Пуччини заменили на «Майскую ночь» Римского-Корсакова, «Желтую кофту» Легара — на «Поднятую целину» Дзержинского.

Уже в первые дни войны десятки сотрудников театра были призваны в ряды Красной армии. Некоторые артисты, отказавшись от положенной им брони, отправились на фронт добровольцами, а не подлежащие призыву ушли в ополчение.

Сезон 1941-1942 годов планировали по традиции открыть оперой Глинки
© Мариинский театр

Отсутствие точной информации о положении на фронтах позволило в августе объявить об открытии сезона. Была выпущена афиша. Наталья Сахновская вспоминала: «Все встрепенулись, вздохнули с облегчением. В тыл полетели телеграммы с вызовом артистов, эвакуированных с детьми, на сбор труппы. А через два дня вышел приказ Правительства об эвакуации театра вместе с семьями».

С первых дней войны артисты театра, в составе концертных бригад, ежедневно выступали в частях Ленинградского военного округа, Балтийского флота, на мобилизационных пунктах, в госпиталях.

15 августа 1941 года было принято решение эвакуировать театр в Пермь. На сборы отводилось три дня, театр, со всеми работниками, членами семей, оборудованием и декорациями в итоге занял 83 теплушки и 3 классных вагона.

Эвакуационный посадочный талон балерины Татьяны Вечеславой
© Мариинский театр

1942


К 1940 году Пермь, переименованная в 50-летию наркома иностранных дел в Молотов, переживала стремительную индустриализацию. В начале войны в Пермь из европейской части России перевезли десятки предприятий. Помимо заводов, «шарашек» и вузов в Молотов из Ленинграда был эвакуирован Русский музей, из Москвы — собрания Третьяковской галереи и фонды Государственной библиотеки им. Ленина.

Версий, по которым в Перми оказалась труппа Кировского театра, несколько. По одной из них, 19 августа 1941 года труппа в количестве трех тысяч человек была официально отправлена в Молотов. По другой, первоначальным пунктом назначения был Новосибирск, а решение о смене города принял Арий Моисеевич Пазовский, художественный руководитель и главный режиссер театра. Скорее всего, решение это было вызвано тем, что он родился и вырос в Перми.

Театр оперы и балета в городе Молотов (Пермь) © Мариинский театр

Пермский театр был построен в 1978 году на средства, которые жертвовали купцы, чиновники, работники пушечных заводов. Театр расположен в старом городе и по сей день остается его архитектурной доминантой. Театр был окружен садом, в 1930-е перед ним разбили еще и сквер, для чего пришлось разобрать стоявший в соседнем квартале Гостиный двор.

13 сентября эвакуированные ленинградцы открыли сезон на сцене Молотовского Областного театра оперы и балета. Сцена его была значительно меньше кировской, поэтому спектакли пришлось перерабатывать, реконструкции требовали и декорации. Репетиционный зал пермского театра не вмещал и половины кордебалета, так что все репетиции проводились на сцене.

Сцена из спектакля «Иван Сусанин». В центре Георгий Нэлепп (Собинин), слева Иван Яшугин (Иван Сусанин) © Мариинский театр

По воспоминаниям балерины Татьяны Вечесловой «первый спектакль на открытии театра — „Иван Сусанин“ — прошел тихо, без успеха. Ни великолепное звучание оркестра под управлением Ария Пазовского, ни замечательные молодые голоса Ольги Кашеваровой, Георгия Нэлеппа, Ивана Яшугина не растопили льда в зрительном зале. <…> Казалось, что театром никто не интересуется».

Вскоре актеры, в основном мужчины, взялись за госпитальные дежурства. После спектаклей, едва смыв грим, они шли в госпиталь и дежурили там до утра, а оттуда — прямо на репетиции. Вот тогда пришли успех и любовь зрителей. От спектакля к спектаклю повышался и все возрастал интерес к театру.

Из кого состояла публика? В Перми за 60 лет деятельности собственного оперного театра сформировался разборчивый зритель. С началом войны приезд огромного числа деятелей культуры из Ленинграда и Москвы — сотрудников Русского музея и Третьяковской галереи, Ленинки и научно-исследовательских институтов — также повлиял на настроения общества. В Перми в эвакуации находились Вениамин Каверин, Михаил Слонимский, Вера Панова, Осип Брик, Василий Катанян и Лиля Брик…

Эскизы Натана Альтмана к концерту 12 марта 1942 года © Мариинский театр

Вместе с театром в Пермь эвакуировался и Натан Альтман с семьей и с 1 октября 1941 года был принят на работу главным художником. Поскольку все декорации остались в Ленинграде, ему пришлось практически заново оформлять «Фауста», «Князя Игоря», «Дубровского» и многие другие постановки.

В эвакуации спектакли шли почти каждый день, к ним зачастую добавлялись ночные концерты. За первые полгода труппа показала горожанам 18 различных опер и балетов. Параллельно шли репетиции новых постановок.

«Гаянэ». Татьяна Вечеслова (Нунэ) и Николай Зубковский (Карен)
© Мариинский театр

Следующей премьерой стал балет Арама Хачатуряна «Гаянэ», который начали репетировать еще в Ленинграде. В финале герои балета — армянские колхозники — стоя у репродукторов, слушали весть в вступлении на советскую землю немецких захватчиков. Озорные Нунэ и Карен первыми уходили на фронт, провожаемые аплодисментами зрительного зала. Новая редакция балета, с другим финалом, появилась уже по возвращении театра в Ленинград.

Ксения Златковская, Арам Хачатурян и Татьяна Вечеслова. Пермь, 1942
© Мариинский театр

Артисты, оставшиеся в Ленинграде, постоянно выступали для бойцов, на пределе всяких сил. Такие же концертные бригады выезжали в расположения войск из Перми, «для культурного обслуживания бойцов, командиров и политработников», как писали тогда газеты.

Концертная бригада (слева направо): Владимир Ульрих, концертмейстер, певицы Софья Преображенская и Вера Шестакова, скрипач Александр Печников, стоят: С.Флейшман, чтец, командир воинской части Аркадий Лыжин, 1942
© Мариинский театр

Когда началась блокада, опустевший Театр, пострадавший к тому же от прямого попадания фугасной бомбы, переживал это испытание вместе с жителями города, ждал возвращения своей труппы, а выдающиеся артисты выступали на других, уцелевших сценах осажденного города.

Слева: Надежда Вельтер в роли Кармен, 1942. Справа: Программка премьерных спектаклей «Кармен» в Ленинградской филармонии. Июль, 1942 © Мариинский театр

В феврале в осажденном Ленинграде были прекращены все концерты и спектакли. Музыка не звучала даже в эфире радио. Но уже в марте началось постепенное возрождение музыкальной жизни в блокадном городе.

3 марта в здании Пушкинского театра возобновил свои спектакли Театр музыкальной комедии, единственный, не уехавший в эвакуацию и до 26 января 1942 года почти ежедневно дававший спектакли. 5 апреля 1942 года с участием артистов Кировского театра Павла Андреева, Ивана Нечаева, Веры Шестаковой, Владимира Касторского и Надежды Вельтер открылся филармонический сезон. Концерт транслировали по радио.

Покупка билетов перед Театром им. Пушкина. Весна 1942 года © Мариинский театр

Трудно переоценить возвращение музыки в жизнь блокадного города. В апреле в Пушкинском театре состоялись еще три воскресных концерта, постоянные спектакли Музкомедии наладились уже с марта, с 1 мая возобновила свою работу филармония.

В мае 1942 года, когда Ленинград с трудом оживал после тяжелейшей первой блокадной зимы, власти задумались об организации Городского театра, где могли бы играть артисты разных театров, не уехавшие в эвакуацию. В сентябре в новый театр были откомандированы артисты Пушкинского, Кировского театров, МАЛЕГОТа, Нового ТЮЗа и агитвзвода Дома Красной армии. Труднее всего было собрать хор, балет и оркестр. Единственный симфонический коллектив, оставшийся в городе — оркестр радиокомитета — был занят в филармонических концертах и радиотрансляциях. Потеряв за первую блокадную зиму многих музыкантов, он сумел возобновить регулярные выступления лишь в мае, а в августе 1942 года провел ленинградскую премьеру Седьмой симфонии Шостаковича.

Событием в жизни блокадного Ленинграда стала постановка оперы «Кармен». Точнее — это была музыкально-драматическая композиция: артистка Нина Чернявская читала фрагменты новеллы Мериме, которые перемежались ариями из оперы Бизе. Поставила спектакль певица Надежда Вельтер, возглавлявшая оставшийся в Ленинграде коллектив театра.


1943


Сцена из оперы «Ночь перед Рождеством». Ольга Кашеварова (Оксана), Иван Тоякий (Чуб), Георгий Нэлепп (Вакула) © Мариинский театр

1943 год в эвакуации завершился премьерой оперы Римского-Корсакова «Ночь перед Рождеством» и показана она была в сочельник, 24 декабря. Опера оказалась новинкой и для слушателей-зрителей, и для артистов. И ставилась она режиссером Леонидом Баратовым практически с чистого листа. Традиций попросту не существовало, если не считать общих традиций исполнения корсаковского репертуара.

Афиша оперы «Пиковая дама», 1943 © Мариинский театр

А для ленинградцев огромным событием стала новая постановка «Пиковой дамы», которую осуществил Городской театр. Художником спектакля стал Георгий Цорн, муж певицы Надежды Вельтер. Он же оформлял почти все спектакли Блокадного театра.


1944


Кировский театр после прямого попадания бомбы, 1944 © Мариинский театр

Весной 1944 года в Кировском театре начались работы по восстановлению здания после попадания бомбы.

После снятия блокады Ленинграда, весной 1944-го артисты начали собираться домой в стены родного театра. Прощаться с театром на «Жизель» с Улановой, казалось, пришел весь город. Было страшно, что обвалятся балкон и галерея. Столько народу пришло посмотреть последний спектакль. Люди стояли в проходах, чего раньше делать не разрешалось, и точно хотели навсегда запечатлеть облик большой артистки, с которой расставались.

Печное отопление в Мариинском театре. 1944 © Мариинский театр

Театральный был наладился не сразу. Залы, помещения для работы отапливались плохо, не хватало угля, дров. Актеры на сцене мерзли, и даже танцы с трудом согревали окоченевшие ноги. Перед выходом на сцену надевали валенки и привезенные с Урала меховые пимы, в артистических уборных ставились электрические обогреватели.

Открытие сезон было назначено на 1 сентября 1944 года, но фактически оно состоялось накануне. Для строительной команды пограничный войск НКВД, восстанавливавшей театр, была показана «Спящая красавица» с Наталией Дудинской и Константином Сергеевым.

Афиша открытия нового сезона 1944-1945 годов © Мариинский театр

В 1944 году, после трехлетней разлуки, в стенах родного театра вновь встретились эвакуировавшиеся артисты и те, кто не смог покинуть Ленинград.

По возвращении в Ленинград труппу ждали и кадровые изменения. В 1944 год Галина Уланова стала балериной Большого театра, в Ленинград на родную сцену приезжала теперь только как гостья. Балетная труппа Кировского театра открывала сезон с новым руководителем — Федором Васильевичем Лопуховым. Лопухов вернулся в театр, в котором прошла его исполнительская жизнь, в котором он осуществил многие свои постановки и в 1922-1931 годах уже был художественным руководителем балета.

1944 год завершился новой постановкой «Травиаты», а к маю 1945-го был готов новый «Евгений Онегин». Дирижировал премьерой новый музыкальный руководитель театра Борис Хайкин. Балетный репертуар 85 сезона составили спектакли, шедшие и в эвакуации: «Дон Кихот», «Спящая красавица», «Жизель», «Шопениана», «Тщетная предосторожность». Для ленинградской сцены Нина Анисимова адаптировала «Гаянэ», а Федор Лопухов возобновил «Конька-Горбунка». Под занавес сезона, 22 июня, представили новую редакцию «Лебединого озера».


1945


«Лебединое озеро», третья картина. 1945 © Мариинский театр

Перед Кировским театром проходят гвардейцы 45-й стрелковой дивизии.

© Мариинский театр

8 июля 1945 года в Ленинград возвращается Ленинградский гвардейский стрелковый корпус. На пути следования победителей, по проспекту Стачек, Московскому проспекту и набережным Невы, были возведены триумфальные арки, ленинградцы встречали воинов цветами, объятиями и музыкой. Одна из колонн следовала на Дворцовую через Театральную площадь. Оркестром Кировского театра дирижировал Самуил Пружан.

Заведующий художественно-постановочной частью театра Николай Иванцов со спутницей. 1954 © Мариинский театр

Возвращались с фронта и артисты театр. Но были и те, кому не суждено было вернуться. Вечная память.


В хронике использованы фотографии из архивов Мариинского театра, из семейных коллекций артистов и из собрания Центрального государственного архива кинофотодокументов Санкт-Петербурга.

Выставка Театр в годы войны — это потрясающая реконструкция судьбы театра, прожитой им в годы Великой Отечественной войны. Архивные документы, воспоминания работников театра, дневниковые записи и письма открывают нам военные страницы из истории театра. Они остались в прошлом, но они не должны быть забыты.

Журнал об искусстве Точка ART благодарит создателей выставки за возможность рассказать о ней нашим читателям.

Популярное