Бремя перемен: руководители галерей и арт-пространств о том, как выжить в пандемии

08 июня 2020

Время пандемии коронависруса стало испытанием для организаций, связанных с искусством и культурой: им пришлось закрыться для публики на неопределенный срок, срочно перестраиваться на онлайн-практику, и, конечно, столкнуться с экономическими потерями.

В марте руководители коммерческих и некоммерческих частных культурных учреждений и общественных пространств Санкт-Петербурга, среди которых Татьяна Пинчук (Музей стрит-арта), Антон Ватагин («Севкабель Порт), Евгений Гудов (Планетарий 1 и Люмьер-Холл), Анастасия Пацей (Музея нонконформистского искусства), Дмитрий Гуров (Цифербург и Голицын Холл), Кристина Березовская (KGallery), обратились к Губернатору Санкт-Петербурга А. Д. Беглову с просьбой о помощи. Подписавшие открытое письмо 35 руководителей галерей, арт-пространств и частных музеев, просили освободить их от уплаты налогов, страховых взносов, помочь c отсрочкой коммунальных платежей, разработать программу субсидирования.

В письме, в частности, говорилось: «Мы понимаем, что в сложных условиях вынужденных мер по изоляции и предотвращению распространения пандемии вопросы путешествий, посещения культурных мест и концертных залов отходят на второй план, а на первом месте оказываются вопросы здоровья, питания и финансовой стабильности. Мы разделяем принятые меры по борьбе с коронавирусом, но не видим выхода по сохранению нашего полезного для региона дела. В данный момент у нас нет постоянного источника дохода и нет фиксированной поддержки как у бюджетных организаций. Мы привыкли делать добро для города своими силами, но именно сейчас мы вынуждены просить помощи у вас».

«Ответа из Смольного мы дожидались полтора месяца, — комментирует одна из инициаторов обращения руководитель Музея стрит-арта Татьяна Пинчук. — Он был получен почему-то из Комитета по промышленной политике, инновациям и торговле Санкт-Петербурга, и гласил: «Правительством Санкт-Петербурга разработан план первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики Санкт-Петербурга в условиях ухудшения ситуации в связи с распространением новой коронавирусной инфекции COVID-19. В рамках плана Законодательным Собранием Санкт-Петербурга принят закон от 08.04.2020 No 201-45 «О внесении изменений в отдельные законы Санкт-Петербурга о налогах и сборах», предусматривающий налоговые льготы, в том числе для организаций, осуществляющих деятельность «в области культуры, спорта, организации досуга и развлечений».

Также разработан проект закона «Об освобождении от внесения арендной платы за земельные участки и объекты нежилого фонда, арендодателем которых является Санкт-Петербург, платы по договорам на размещение нестационарных торговых объектов», предусматривающий освобождение юридических лиц и индивидуальных предпринимателей по их заявлениям от внесения арендной платы за земельные участки, находящиеся в государственной собственности Санкт-Петербурга или государственная собственность на которые не разграничена, а также за объекты нежилого фонда, арендодателем которых является Санкт-Петербург, платы по договорам на размещение нестационарных торговых объектов на землях и земельных участках, находящихся в государственной собственности Санкт-Петербурга, или на землях и земельных участках, находящихся на территории Санкт-Петербурга, государственная собственность на которые не разграничена».

Иными словами, никаких дополнительных послаблений для культурных институций не предусмотрено, все в рамках единого плана.

Журнал об искусстве Точка ART поговорил с топовыми представителями галерей, арт-пространств и театров о том, возможна ли консолидация арт-пространств на пути выхода из кризиса? Могут ли некоммерческие негосударственные арт-институции претендовать на помощь государства, или должны пытаться выживать за счет дотаций, пожертвований, самоокупаемости и что делать, когда эти источники дохода перестают поступать — продолжать пытаться или заморозить деятельность до лучших времен? И каким будет будущее культурных институций без государственной поддержки.


Татьяна Пинчук, Директор музея стрит-арта

Музей стрит-арта располагается на территории действующего Завода слоистых пластиков, и создан по инициативе владельца завода Дмитрия Зайцева, ставшего впоследствии председателем попечительского совета музея. С 2014 года территория завода делится на две зоны — постоянную экспозицию на действующем производстве Завода, где находится ежегодно пополняемая коллекция монументальных росписей современных уличных художников, и публичную площадку, где располагаются временные выставки и проходят мероприятия.

Музей стрит-арта © streetartmuseum.ru

Вопрос про выход из кризиса можно будет задать через 3-5 лет, про это говорить рано, потому что мы еще в него не погрузись. Глубина бездны, в которую мы летим, еще не понятна. Мы этот международный кризис еще не поняли и не ощутили совсем. Теоретически объединяться — звучит хорошо, но как это делать не совсем понятно, у всех совсем разные цели. Мы — частный музей современного искусства — государству вообще не нужны, поэтому нам остается требовать и отстаивать свои права. У руководителей госучреждений цель — отгрызть кусок госбюджета, они должны всем улыбаться и со всеми дружить. Гос учреждения и так существуют за счет бюджета, как тут объединяться не совсем понятно. Если говорить об объединении с частными институциями, то их просто нет. Гараж не в счет, это деньги олигарха, который связан с государством.

Если мы будем пытаться выживать за счет пожертвований, то наше будущее примерно такое же, как у бездомных людей, которые на улице просят милостыню. Я не слышала про такие истории, чтобы на пожертвования люди открывали музеи современного искусства. Конечно мы должны претендовать на помощь государства, мы занимаемся общественно-полезной деятельностью, культурой, просвещением и образованием.

У нас и так негосударственных культурных институций практически нет, а без поддержки в нынешние сложные времена их и вовсе не останется.


Марина Гисич, основатель Marina Gisich Gallery

Частная галерея Марины Гисич активно пропагандирует современное искусство из Петербурга, реализует совместные проекты с крупнейшими музеями, фондами и другими выставочными пространствами современного искусства в России и Европе (Государственный Русский Музей, Московский музей современного искусства, Мультимедиа Арт Музей, Новый музей, Музей Москвы, Waino Aaltonen Museum).

Галерея Марины Гисич © gisich.com

Объединятся абсолютно необходимо, причем важно, что в эту команду должны быть вплетены и большие и совсем малые культурные институции, или даже просто отдельные творческие единицы! Я бы обратилась к опыту галереи Devid Zwirner, которая организовала платформу на своей информационной площадке, и с нее фокусирует внимание на выбранные ею 10 институций, которые нуждаются в поддержке, и галерея направляет поток своих пользователей в сторону этих небольших культурных институций.
Мне кажется мы могли бы сплести единую паутину, в которой могли бы поддержать друг друга и познакомить наших единых зрителей со всем нами. Уверена, мы от этого очень все выиграем!

Государству просто необходимо помогать культуре, к которой обращаются различные слои нашего общества! От этого зависит и настроение, и смысл времяпровождения, и личностный рост огромного количества людей.

Безусловно у нас у всех своя история отношения с государством. Но как минимум давайте освободим галереи на 3-6 месяцев от арендной платы! Или может это то самое время, когда государство должно сделать госзакупку современного искусства для Российских музеев, тем самым оно сможет поддержать и художников, и галеристов, и зафиксировать искусство в России! Тем, кому государство не помогало, будет непросто и надо рассчитывать на себя. Нас таких очень много, остается держаться, оптимизироваться, объединить усилия и не ждать ничьей помощи.


Анна Баринова, владелица Anna Nova Art Gallery

Галерея Anna Nova работает и сотрудничает с российскими и зарубежными художниками и кураторами, создавая смелые и новаторские проекты в области современного визуального искусства. Помимо продажи произведений современного искусства и выставочной деятельности галерея выполняет образовательную функцию организуя лекции, встречи, мастер-классы, кинопоказы, создавая площадку для общения художников и кураторов, профессионалов, коллекционеров и всех интересующихся развитием современного искусства.

Галерея Anna Nova © annanova-gallery.ru

Во всем мире культурные институции показали тенденцию к консолидации в это непростое время. Идет большая дискуссия на тему того, как трансформируется мир искусства и как изменится его структура после кризиса. На данный момент стало очевидно, что функционировать как раньше он не будет. Все художественные институции, коммерческие и некоммерческие, находятся в поиске новых форматов функционирования и новых путей собственного развития. Многие решения могут вырасти именно из тех уникальных связей, которые сейчас образуются. Пришло время действовать сплоченно и думать не только о сиюминутной выгоде, а о будущем индустрии.

Мы видим, что даже крупные музеи, обладающие мощной поддержкой государства, сейчас испытывают большие сложности. Поддержка государства — это правильно и полезно, но надеяться исключительно на помощь со стороны — неверная стратегия, прежде всего, нужно рассчитывать на себя, пробовать новые форматы работы, искать такие инструменты, которые будут эффективны в новых реалиях.

Будущее галерей так же туманно, как и будущее любого другого бизнеса, сейчас невозможно делать прогнозы. Мы зависим от состояния всей экосистемы, других игроков на рынке, ведь мы работаем рука об руку с самыми разными бизнес-направлениями. Конечно, в государстве должен существовать институт, который помогает выстраивать работу всей системы и поддерживать ее баланс, а в критические моменты, как сегодня, выступать гарантом ее стабильности. Это поможет частному сектору выстоять в эту эпоху перемен и восстановить свою работу после окончания кризиса.


Софья Троценко, основатель Центра современного искусства ВИНЗАВОД

Центр современного искусства Винзавод располагается на территории старейшего московского комбината виноградных и десертных вин, бывшего пивоваренного завода «Московская Бавария». Является первым и самым большим частным центром современного искусства в России, объединяющим галереи, образовательные программы, студии, мастерские и шоу-румы.

ЦСИ Винзавод © winzavod.ru

Если объединение даст потенциал коммерческому развитию и снизит экономические риски, то да. Вот мы («Винзавод», ArtPlay, «Флакон» и «Фабрика») до начала всех кризисов объединились в «Союз креативных кластеров», его цель — создание условий для развития креативных кластеров в России с максимальным вовлечением творческих людей и организаций. Сейчас мы работаем в этом направлении с правительством Москвы и будем надеяться, что этот формат объединения привет к каким-то положительным результатом.

Должны или могут ли некоммерческие негосударственные арт-институции претендовать на помощь государства или должны пытаться выживать за счет дотаций, пожертвований, самоокупаемости? Что делать, когда эти источники дохода перестают поступать — продолжать пытаться или заморозить деятельность до лучших времен?

Это зависит от политики самой институции. Я считаю, что они на то и есть негосударственные, чтобы обеспечивать свою работу самостоятельно. Но если говорить про ситуацию кризиса то, мне кажется, конечно же государство должно найти способ поддержать всех участников этого процесса. Потому что большинство негосударственных организаций являются налогоплательщиками и создают не менее качественный, интересный, и что немаловажно, экспериментальный продукт для зрителей, чего не могут себе позволить государственные организации. Поэтому в ситуации кризиса им нужно помогать, а вот в ситуации обычной жизнедеятельности важно создавать и поддерживать какие-то формы для развития.

Продолжать ли пытаться — очень субъективный вопрос. Все зависит от того, насколько организация уверена в своих силах. Вы же ниоткуда деньги не сможете достать. Если команда готова какое-то время работать без заработной платы поддерживая проект — это прекрасно и тогда, конечно, можно не останавливаться, но если такой возможности нет, иногда бывает не страшно остановиться на какой-то период и потом перезапустить проект.

Будущее культурных институций без государственной поддержки будет таким же, каким оно и было раньше. К примеру, у нас не было никакой государственной поддержки и мы все эти 13 лет работали и развивались так же как и ряд других институций. Но, это принципиально зависит в дальнейшем от общей экономической ситуации не только у нас в стране, но и в мире. Арт-рынок очень чувствительный к вопросам общей экономики.


Дмитрий Левин, руководитель отдела по обслуживанию зрителей БДТ имени Г.А. Товстоногова

БДТ им. Г.А. Товстоногова основан в 1918 году и является одним из первых театров, созданных после Октябрьской революции. Во время пандемии театр запустил онлайн-платформу «БДТ Digital», посвященный творческой жизни театра в виртуальном пространстве на период режима самоизоляции. В проекте, созданном при поддержке корпорации Росатом, режиссеры, музыканты, артисты и писатели ежедневно держат связь со зрителями в самых разных жанрах.

БДТ им. Г.А.Товстоногова © bdt.spb.ru

Надо прежде понимать, что такое консолидация. Если это какие-то совместные проекты, это одна история. Консолидация нужна, если мы все вместе будем выходить примерно в одинаковые условия, понятно, что до этого мы все жили по-разному, у всех были разные задачи, и нельзя сказать, что театры или арт-пространства были сильно заодно, они все были по большому счету сами за себя. Я сомневаюсь, что пандемия сильно эту ситуацию изменит, и мне кажется, что все останутся в этом обособленном режиме, тем более, что слишком много неизвестных, нам же не говорят, долго ли нам в новых условиях пребывать. И если мы на месяц объединяемся, то нет смысла, а если на более долгий период, то для гладкого и плавного аккуратного входа в новую реальность, мы можем, к примеру, друг с другом советоваться. Я ввожу такие осторожные термины, потому что, если брать руководителей театров, то ничего нельзя этим людям указать, ничего приказать, советоваться — да.

В чем могла бы быть общая договоренность? Вот все кричат, что нам надо сделать цены на билеты сильно ниже, чтобы сделать театр местом повышенного спроса. Наверное, в этом есть какой-то резон, но надо, чтобы все одинаково понимали, что такое низкая цена, что в этом есть острая необходимость. В Петербурге нет такого кризиса ценообразования, который есть в Москве, таких цен на билеты у нас нет. Цены, адекватные московским, у нас бывают только на каких-то привозных мероприятиях, на эксклюзивных редких событиях, а так в общем у нас весьма средняя стоимость билетов, так что сильно снижать цены — это довольно бессмысленно. Главное — договориться, убедить друг друга в том, что проще вернуться, к примеру, к докризисному уровню цен. Я надеюсь, что театры в разных городах будут искать пути взаимодействия, будут делать совместные проекты.

Должны ли театры претендовать на помощь государства? Я могу сказать — да, конечно, должны претендовать, но я же прекрасно понимаю, что у государства не всегда хватает средств и на других своих подопечных, и как сказать — помогите еще и этим? Конечно, будет круто, если государство поможет им в том числе, должны или не должны претендовать — это странный глагол в отношении этой ситуации.

Никто не был бы против, не в ущерб кому-то, если бы государство имело возможность помочь, для развития культуры, для сохранения независимых коллективов, конечно, это была бы очень правильная политика. Понятно, что без поддержки государства культуре не выжить. И если этого оно помогало независимым коллективам, то хорошо бы, чтобы оно и продолжило это делать, в том или ином объеме.

Если говорить про дотации, пожертвования, меценатов, то возможно, если были люди, которые помогали независимым коллективам и потом перестали, то не потому, что расхотели это делать, а потому, что просто утратили возможность помогать, в силу тех же объективных причин. Самый стабильный игрок на рынке пожертвований — это всегда государство. И если есть возможность получить хоть какую-то дотацию, надо ее брать, потому что я знаю, некоторые говорят — ну что это за деньги, на них ничего не сделаешь. Но какие-то деньги — лучше, чем никаких.

Я понимаю, что любая помощь сейчас необходима, и очень важно, чтобы независимые коллективы получили как можно больше помощи, потому что это та база, которая создает культурный фонд города, а без него мы можем сильно провалиться.

Если говорить о том, замораживать ли деятельность или продолжать функционировать, то у каждого свои возможности. Совершенно точно, никто не хочет прекращать деятельность. Но все хотят есть. И мы сейчас говорим не об обычной жизни с отпуском два раза в год, а о в прямом смысле выживании. Поэтому альтруизм свойственен только тем, у кого есть на него хоть какая-то финансовая подушка. И надо понимать возможности: если у вас есть время где-то поработать за деньги, а потом альтруистически потрудиться в театре или в арт-пространстве, то это хорошо.

Конечно, лучше продолжать делать, чем остановиться. Но легко говорить со стороны. Никто не может сказать — ребята, надо. Хотя я сейчас вижу, какие интересные проекты придумывают актеры независимых театров, у них гораздо больше возможностей, чем у артистов государственных театров, они придумывают много штук, которые им сегодня приносят реальные деньги.

Можно придумать что-то, что принесет деньги сегодня, и надо говорить не столько об альтруизме, сколько о придумывании новых форм, актуальных сегодня, а если эти формы еще принесут деньги, это вообще будет круто. То есть надо сузить фокус и придумать именно то, что поможет выжить в сегодняшней реальности.

Новости

Популярное