Перформанс. Искусство длящегося момента. Часть 1

15 мая 2019

Искусство перформативности сегодня актуально как никогда раньше. Перформанс, его эстетика и элементы накладывают отпечаток на работы художников, кураторов, театральных и кино-режиссеров по всему миру.

Точка ART запускает серию материалов об эстетике перформативности и предлагает читателям разобраться в том, что же такое перформанс, как его смотреть и понимать.


I.

Рано утром, за два часа до его открытия, в выставочный зал приходят мужчина и женщина. Они усаживаются на стулья спинами друг к другу и переплетают волосы. Впереди — целый день, много долгих часов, в течении которых публика будет свободна в своем передвижении, а они — нет. Им предстоит сидеть в одной и той же позе (что само по себе тяжело), соединенными, почти недвижно (что еще тяжелее), потому что любое малейшее движение одного тут же откликается в другом, увеличивая его страдания. Протяженное во времени действие (здесь — практически, бездействие) воплощает амбивалентность человеческих связей: соединенность и стремление к отдельности, усталость и выдержку, зависимость друг от друга. Это — перформанс Марины Абрамович и Улая (Уве Лайсипен) «Отношения во времени» (1977 г.). Без слов, без сюжета, без какого-либо сформулированного высказывания или зафиксированного во времени объекта, здесь художественным способом явлен образ, определенный в названии перформанса.

II.

Все происходит по-настоящему: перед публикой — художники; художники действительно испытывают страдания (и осознанно идут на них); само произведение является не артефактом, а процессом, в который вовлечены и создающие его, и наблюдающие. Это коренным образом пересматриваются привычные роли участников и качество их взаимоотношений.

Во-первых, художники. Здесь они и авторы творческой работы, и сам объект. Их произведение не зависит от материального — им не нужны краски, бумага, мрамор, мастерская; нужна только идея. Их произведение не зависит от места — не нужно согласовывать акцию с властями, убеждать, что она не носит политический характер и/или может принести коммерческую выгоду — ее можно показывать где и когда угодно, для этого нужны только способность к творческой деятельности и умение принимать решения. Их произведение не зависит от других людей, исполнителей — художник сам воплощает свои идеи, обращаясь прежде всего к своей телесности; нужна только смелость и внутренняя свобода.

Во-вторых, зрители. Несмотря на то, что в приведенном примере они непосредственно не задействованы в происходящем, их привычная позиция наблюдателей все равно разрушается. Можно не сопереживать произведению искусства, но отстраниться от физических страданий художника, происходящих здесь и сейчас, намного сложнее. Зрители становятся более активны внутренне. Перед ними встают не только эстетические, но и этические вопросы — любой может подойти и каким-то образом помочь паре, облегчить их положение или вовсе прекратить выступление. Часто перформанс специально провоцирует зрителя на действия, ставит его в неудобное положение, заставляя принимать решения.

В-третьих, само произведение искусства. Оно теряет свою материальность, растворяясь и находя свое место в участниках процесса: художниках и зрителях. Перформанс очень внимателен к телестности, он обращается скорее к чувственному восприятию, нежели к рациональному, чем отличается от изобразительного искусства и скульптуры. В середине XX века Ив Кляйн пишет монохромные картины, а потом приходит к тому, что писать картины можно не с натурщиков, а посредством их тел: он велит обнаженным натурщицам вывалиться в синей краске, после чего — прижиматься телами к подготовленным холстам.

«Произведение» создается здесь и сейчас, и эта «живость», сближает перформанс и театр. И тем не менее, это театром, строго говоря, не является. В перформансе нет игры — все происходящее проживается по-настоящему; нет роли (может быть выбрана некая стратегия поведения, но ролью она не является); нет серийности и повторяемости, свойственной спектаклям; пространство перформанса включает в себя зрителя, а не дистанцирует его, как это встречается в традиционном театре.

Так что же такое перформанс?

Несмотря на то, что история перфоманса насчитывает более 100 лет, до сих пор нет ни точного его определения, ни даже определенных границ — направление это, вид или жанр искусства. Перформанс вряд ли можно понимать, как направление, поскольку в нем самом есть течения. В рамки жанра перформанс не вписывается, так как в нем нет жестко заданной тематики. Больше всего перформанс похож на вид искусства, в котором традиционные произведения и действие понимаются в новом ключе, через выстраивание принципиально иных отношений между объектами. В целом, перформанс можно понимать, как некий творческий акт, основанный на живом непосредственном присутствии художника и зрителя, выстраивающий особые отношения между ними.

Сложность в изучении перформанса увеличивается из-за того, что он существует не только в качестве отдельной самостоятельной практики, но и в качестве тенденций, свойственных для разных видов искусства. Перформанс междисциплинарен: мы можем говорить о нем, как о части изобразительного искусства, музыки, танца, театра.

Читать следующий материал цикла о перформансе

[Not a valid template]

Новости

Популярное