Ночное соло Яна Фабра. Спектакль художника показали в Москве

22 октября 2019

«Ночные дневники», автор и режиссер Ян Фабр, исполнитель Лино Музелла. Спектакль показан в рамках международного фестиваля моноспектаклей SOLO.

Недавно в Москве закончился двенадцатый международный фестиваль моноспектаклей SOLO. Среди десяти названий все театральное сообщество, конечно же, выделило спектакль Яна Фабра, чье творчество так обожает публика либеральных и радикальных взглядов. Склоняющиеся же к более консервативным типам сценического и не только искусства постоянно негодуют по поводу эпатажа и физической вычурности его постановок. Но и те, и другие посчитали своим долгом попасть на невероятно короткий (по сравнению с «Горой Олимп» один час — вообще ничто) опус. Наверное, поэтому зрители решили компенсировать столь небольшой по времени спектакль длительным обсуждением, тем более из служебного помещения ТЦ на Страстном вышел и сам маэстро.

Шестидесятилетний режиссер, давно снискавший мировую славу, представил в Москве спектакль-читку собственных дневников, которые он ведет с 1978 года. В этих записках гения или сумасшедшего (кому как нравится) предсказуемо мало эмпиризма и много импрессионизма. В них хранится то, что, по признанию самого Фабра, он бы никогда не высказал вслух. Однако, на противоречии себе (или заигрывая со зрителем и делая его мнимым участником таинства внутренних переживаний столь притягательного персонажа — себя самого) Фабр выносит схлестывающиеся воедино и растекающиеся на множество мелких ручейков потоки своего сознания. Он по-прежнему проводит сравнительное исследование человека и ангела. Как ни удивительно, его мировосприятие напоминает романтиков: есть человек, который всегда виноват, всегда совершает ошибки и всегда уродует свою жизнь. И есть ангел — чистый, невинный, «правильный». Человек должен стремиться к ангелу, но, естественно, никогда не достигнет идеала. Что это, если не романтическое двоемирие?

Фото — Gianluca Di Ioia

К дневнику есть особый шифр, позволяющий отличить правду от приятного обмана. Так, написанному синей ручкой можно верить, написанному красной — нет. Хотя упоительная история о репетиции с прекрасными актрисами, в процессе работы становившимися еще более сексуальными, записана как правдивая только потому, что под рукой не было чернил красного цвета…

Режиссер, драматург, хореограф, художник и «кто только не» предоставил озвучивать свои записи итальянскому актеру Лино Музелле. На обсуждении после спектакля стало понятно, что англоговорящему Фабру и италоговорящему Музелле трудновато приходилось в вербальной коммуникации. Они прибегали к изъяснению жестами, переходом на фламандский язык: Лино слышал ритм, темп, интонацию и воспроизводил ее именно так, как хотел режиссер.

Зная о 24-часовом перформансе Фабра, его скандальной выставке два года назад в Эрмитаже (когда среди традиционных экспонатов самого посещаемого музея Петербурга были расставлены фигурки из панцирей насекомых и перьев птиц, рисунки ручкой bic и золотые автопортреты Фабра) других не менее радикальных проектах, трудно себе представить настолько спокойное действие. Лино Музелла просто читает текст по распечатанным листам, чем бессознательно отсылает к привезенной в прошлом году на «Территорию» постановке «Лекции о ничто» Роберта Уилсона. Тексты абсолютно несравнимы между собой и несут в себе никак не связанную друг с другом семантику. Но способ подачи материала — читка за столом — аналогичен. Только здесь мысли Фабра транслируются через другого.

© Фото - Gianluca Di Ioia

© Фото - Gianluca Di Ioia

Лино постоянно курит, словно переживая за производимый его словами эффект, боясь нарушить хрустальную оболочку излитой мастером (то есть Фабром) души. Иногда он подключает зал, заставляя его петь странный мотив «цам-бараба-ца-ца». Иногда на экране появляется черно-белый Антверпен, где была написана бóльшая часть дневников. Иногда в монолог врывается хрипящий «My way» Синатры. В какой-то момент на сцене появляется маленькая кукла-марионетка, чье лицо — опять автопортрет самого Фабра. Эта фигурка покуривает сигарету в такт Лино и исчезает так же незаметно, как и появилась.

Словом, небольшие вкрапления минимального разнообразия визуального ряда вяло отвлекают от притягательных текстов, собранных из «Ночных дневников» (изданных в России почему-то не полностью), «Я — ошибка» и фрагментов спектаклей. В остальное время актер сидит за стеклянным столиком — таким же, как у Фабра дома. Остаётся открытым лишь вопрос о назначении полутора тонн соли, накануне ночью героически рассыпанной монтировщиками. Лино безучастно восседает на белом слое пищевого продукта и лишь однажды просыпает на себя горсточку. Или на этот раз Фабр решил поставить в тупик не зрителя, а невидимых работников сцены?

Все завершается записью перформанса 1987 года, где молодой Фабр спускает на воду в том же Антверпене разрезанную на куски фразу «Эх, какое приятное безумие». Видимо, этим оправдывается и то количество соли, и неожиданный для Фабра формат часового спектакля, и все его творчество в целом. Уж больно походит на исповедь в самом начале жизни…

© Фото - Gianluca Di Ioia

© Фото - Gianluca Di Ioia

Возможность увидеть моноспектакль была, естественно, не у всех. Небольшой зал театрального центра на Страстном был забит под завязку. Будь там люстра, кажется, висели бы и на ней. Но, ко всеобщей радости, после показа Фабр объявил, что в скором времени он намерен выпустить этот же спектакль на русском языке в БДТ им. Товстоногова. И под финал грустная новость — похоже, что «Гора Олимп» больше не приедет ни в один театр.

Комментарии

Войти с помощью 

Комментариев: 0

Новости

28 октября 16:10Санкт-Петербург
Лучшие британские спектакли в Петербурге

Популярное