На крючке Чехова. «Донка. Послание Чехову» снова в Петербурге

17 июня 2019

Театральная Олимпиада 2019

«Донка. Послание Чехову» по произведениям А. П. Чехова, Компания Финци Паска (Лугано, Швейцария), автор и постановщик Даниэле Финци Паска, сценография Уго Гарджьоло.

Спектакль представлен в рамках Театральной Олимпиады 2019, 18 и 19 июня 2019 года на сцене Санкт-Петербургского театра «Мюзик-Холл».

Нужны новые формы. Нужны новые формы восприятия Чехова сценой. Нужен новый зрительский контакт. Поэтический цирк, лирическая клоунада, театр теней?.. Спектакль «Донка. Послание Чехову» Даниэле Финци Паска — попытка проникнуть в сложную легкость мировоззрения Чехова посредством клоунады, танца, музыки и театра.

© Viviana Cangialosi/Compagni Finzi Pasca

© Viviana Cangialosi/Compagni Finzi Pasca

© Viviana Cangialosi/Compagni Finzi Pasca

© Viviana Cangialosi/Compagni Finzi Pasca


На сцене нас встречают два смешных человечка — как потом окажется, один из них сам писатель Чехов, другой — его компаньонка/ клоунесса Беатриче. Встречают незатейливым рассказом о русском бароне фон Дервизе, построившем в 1860-м в Лугано замок с театром; о мальчике Антоне, родившимся 29 января в Таганроге; и о Лугано, где у некоего господина Джанини родились сразу три дочки. Этот туманный, ассоциативный рассказ сразу настраивает новый фокус зрительского восприятия. Тех, кто привык искать линейность повествования, он вводит в летучую, ироничную «атмосферу» спектакля, «атмосферу», которая была так важна для поэтики чеховских пьес. Застывает время, и обрывки чеховских фраз из писем, пьес, рассказов плавятся в потоках циркового визуального ряда.

Летят девочки на качелях в пеньюарах, что задраны до смешных панталончиков, на улыбках их тает будто бы летний ленный зной; девочки смеются и дурачатся, как, возможно, когда-то маленькие сестры Прозоровы резвились в своем беззаботном детстве.

На скользких импровизированных подмостках неуклюжая девушка старается отбивать степ. Ноги расходятся, довести до конца ритм не получается; позади нее сидят люди, которые дают ей ритм при каждой новой ошибке. Ниной в глазах зрителей она станет тогда, когда отобьет до конца свой ритм — неправильный, некомфортный, ритм новой формы.

Нужны новые формы, но. «Константин застрелился» — фраза, которую на протяжении спектакля комически, невпопад действию, будет произносить актер, он же жонглер, он же акробат.

В конце первого акта легкость действия резко изменится, до того, что под расслаивающееся пение хора, под звуки аккордеона, будут биться ледяные шары жонглера, ледяная посуда, льдинки-подвески на громадной люстре, а акробаты будут летать над актерами, пляшущими босиком по ледяным осколкам.

Образы второго акт посвящены личности самого писателя. Чехов любил жизнь, хорошие истории и рыбалку. Донка — это удочка с колокольчиком. Рыбка клюнула, колокольчик зазвенел; как и идея, попавшая на писательский крючок из жизненных вод.

Когда-то давно анатомические вскрытия были очень популярны, за них платили деньги, но не из-за любви к жестокости, а потому что люди хотели найти в человеческом теле место, где прячется душа. Затем, поиски души в человеке оставили театру. А Чехов — врач, писатель и театральный человек, искал душу везде, где только можно: в России или за границей, со скальпелем, с удочкой или с пером в руке.

Финал разыгрывается в больничных палатах. Множество кроватей, на которых кто-то рожает, кто-то играет в ладушки, кто-то мучается от болей. Пациенты сползают с кроватей вниз в кувырке, символично, будто бы закольцовывая жизненный цикл. Остается одна кровать, на которой лежит писатель. Его укрывают одеялом, а сверху покрывают клоунским нарядом…

«Донка» собран из образов, навеянных Чеховым, которые не всегда выстраиваются в нарратив. Впрочем, как и любая жизнь.

Новости

Популярное