Dance Open: самоцветы уральского балета в свете петербургских софитов

18 декабря 2020

C 10 по 16 декабря 2020 года в Санкт-Петербурге на сцене театра «Балтийский дом» прошли спектакли XIX сезона Международного фестиваля балета Dance Open. Три вечера декабрьского offline-cезона полностью состояли из российских премьер. Это был большой риск, но фестиваль выстоял и показал, чем богата балетная Россия.

Гала звёзд Dance Open © Фото: Владимир Черенков / Dance Open

Когда дни, месяц за месяцем, начинаются с эпидемиологических сводок, трудно не сдаться. Трудно не поставить жизнь на паузу и не заменить ее существованием в режиме бесконечного ожидания, исключив искусство, культуру. Особенно тогда, когда власть уверенной рукой закрывает театры, музеи, концертные залы, давая обществу сигнал, что без всего этого можно обойтись.

Если только задуматься: мы уже больше не сможем спонтанно пойти в Эрмитаж, это перестает быть частью повседневной жизни петербуржца: теперь вход будет возможен только по временным слотам. Не просидим весь день на кинофестивале, оставаясь с показа на показ: долго находиться в маске — тяжело. Не будем толпиться на хорах и стоять за ложами в Филармонии, следя движениями пальцев пианиста: билеты без мест не продадут. И артисты не увидят аншлага. А как трудно им убеждать себя, что лишь на четверть заполненный зал — это не провал, а лишь правила безопасности, и желающих увидеть и услышать их на самом деле много!

«Аплодируйте, пожалуйста: артисты ждут аплодисментов полного зала!» — обратилась к зрителям Екатерина Галанова, открывая основанный ею фестиваль балета Dance Open на сцене «Балтийского дома». И это было попаданием в точку: одна фраза дала зрителям, сидевшим друг от друга на образцовом отдалении (зал был заполнен на 25% от общего числа мест), почувствовать, в каких условиях идут спектакли фестиваля. Напомнили, что рассадка такова — не потому, что было мало желающих купить билеты, — а потому, что их нельзя было продать. И если здесь сейчас сидишь ты — значит, кто-то другой не смог здесь находиться, для твоей же безопасности. Это ощущение эксклюзивности момента заставило отчасти другими глазами смотреть балеты.

Про то, что центр России славен балетом не хуже столиц, и балетные труппы в Перми и Екатеринбурге возглавляют бывшие мариинцы, уже знают и за пределами страны. Культурные паломничества туда из Петербурга и Москвы стали нормой. Но возможность посмотреть постановки этих театров, не покидая своего города, конечно, дорогого стоит.

«Урал Интро», театр «Урал Опера Балет» © Фото: Ольга Керелюк / Dance Open

«Урал балет» приехал с тремя одноактными спектаклями, показав свое владение как классикой, так и современной хореографией, причем в большей степени — вторым. Баланчиным-то Петербург никак не удивить, а вот с хореографией наших современников Вячеслава Самодурова и Антона Пимонова вышло куда интереснее. Балет-путешествие «Приказ короля», сочиненный специально для этой труппы композитором Анатолием Королёвым и самим худуком труппы Самодуровым, воплотил — как в движениях, так и в костюмах, — сплав классики и современности. Непривычные движения обращали на себя внимание, придавая балету игривости «подвоха»: и сторонников академизма не шокирует, и любителям нового не скучно.

Но «первое место» в этом одноактном вечере стоило бы отдать Brahms party Антона Пимонова — и по оригинальности хореографического почерка, и, конечно, по уровню исполнения. Столь слаженных и выстроенных движений на музыку Брамса, энергетически захватывающих и завораживающих плавностью и одновременно четкостью смены фигур, найти на петербургской сцене непросто. Публика отреагировала должным образом: артистов продолжали вызывать на поклон даже после того, как в зале дали свет и закрыли занавес.

«Анюта», спектакль Пермского театра балета и оперы Фото: Стас Левшин / © Dance Open

Другим уральским подарком, привезенным фестивалем Dance Open, стал балет «Анюта» Пермского академического театра оперы и балета. Знаменитые мелодии советского классика Валерия Гаврилина, включая звучавшую из каждого утюга «Тарантеллу», вкупе с классическим сюжетом Антона Чехова (балет поставлен по рассказу «Анна на шее»), создали впечатление незаслуженно забытого спектакля. «Говорящая» хореография Владимира Васильева давала раскрыться и исполнительнице главной партии (Полина Булдакова), и исполнителю характерной партии ее богатенького и тщеславного мужа Модеста Алексеевича (Александр Таранов). А уж партия вдовца Петра Леонтьевича, отца Анюты (в спектакле ее исполнил Сергей Мершин), и вовсе снимала любые вопросы о том, можно ли Чехова танцевать в балете. Можно. Даже тогда, когда в начале рассказа зритель вместе с героями переживает смерть матери Анны, остающейся с маленькими братьями, и видит, как спивается ее отец.

Нельзя упрекнуть фестиваль Dance Open в том, что он раньше недостаточно уделял внимания российским труппам — это отнюдь не так: обширная палитра фестиваля охватывала разные стили, эпохи, проблематику и географию. Но представительный Урал помог «сделать из лимона лимонад» и пережить закрытие границ без потерь в уровне программы.

Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг

Новости

13 сентября 09:09Санкт-Петербург
Dance Open открывает ХХ юбилейный сезон

Популярное