«Боже мой! Здесь был Ван Эйк!»