Эрмитаж LIVE. Михаил Пиотровский о жизни музея в новой реальности

08 декабря 2020

В начале декабря в Петербурге традиционно проходят Дни Эрмитажа. В 2020 году почти вся культурная программа Эрмитажных дней перенесена в онлайн. И это — закономерный итог года, в котором музей потерял 85% живых посетителей, но приобрел 70 миллионов виртуальных.

О том, как Эрмитаж и его сотрудники прожили первый год пандемии, рассказывает генеральный директор музея Михаил Пиотровский.

Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский
Михаил Пиотровский на открытии Дней Эрмитажа © Государственный Эрмитаж

Про новую реальность

В Дни Эрмитажа мы традиционно подводим некие итоги. Мы прожили целый пандемический год, многое освоили, многому научились, и сейчас уже можем оценивать, как мы изменились за этот год и как дальше будем использовать то, чему научились во время пандемии.

А научились мы многому. Узнали, что есть вещи, которые лучше смотрятся онлайн, есть те, которые лучше смотрятся оффлайн, и это один из главных наших навыков: мы стали разбираться в виртуальной реальности. В жизни сотрудников и в жизни самого музея появился новый порядок. Первое и главное изменение — это система сеансов и предварительная запись. Она достаточно гибкая, эта гибкость отрабатывается и совершенствуется, мы ее и дальше будем использовать. Это прекрасно, когда в музее нет толп, никто не толкается и не кричит.

Мы создали в музее новую доступность. Благодаря соцсетям 70 млн виртуальных посетителей увидели то, что никогда бы не смогли увидеть в музее за пару часов; показали музей людям, которые никогда в Эрмитаже не были. Виртуально люди могут попасть во все залы, во все отделы Эрмитажа, послушать подробные рассказы, увидеть реставрационные мастерские. Встретиться с экскурсоводами и специалистами, которые и делают ту науку, из которой рождается Эрмитаж. Такой объем онлайн-общения готовит людей к визиту в музей, потому что мы обнаружили, что не все имеют правильное представление о том, что такое Эрмитаж, и что в нем нужно видеть.

Про работу сотрудников во время пандемии

Весной мы не думали, что эта новая реальность продлится так долго, и то, что сейчас делают сотрудники Эрмитажа, я называю подвигом, люди работают в обстановке, приближенной к боевой. По-новому организована вся логистика, это очень ответственная работа. К тому же людям приходится работать в атмосфере общей истерии, все на взводе, когда что-то происходит, и сотрудники, и посетители, все начинают нервничать. Но жизнь музея должна продолжаться.

Половина сотрудников работает удаленно, среди тех, кто приходит на работу, организуются графики, чтобы много людей не пересекалось в одном отделе. К примеру, реставраторы в мастерскую приходят по одному. Люди себя прекрасно проявили, многие сотрудники впервые вышли на публику, наши экскурсоводы, которые обычно водят небольшие группы, предстали перед многотысячной онлайн-аудиторией, а эта публика строгая, не всегда доброжелательная. Но все наши гиды прошли этот путь, и теперь их даже иногда узнают на улице. Это замечательно.

Про выставки

В новых условиях делать выставки очень трудно, особенно привозные. Но мы все же сумели сделать грандиозную, очень важную выставку «Железный век». Вернулся в залы Зимнего дворца и Фаберже. Мы поменяли выставку в Амстердаме, в Казани, на днях открыли новую выставку в Эрмитаж-Омск.

Экспонат выставки «Железный век. Европа без границ»
Экспонат выставки «Железный век. Европа без границ»: Сосуд с изображением скифов. (Серебро, воск, позолота. IV в. до н. э., скифская культура). Правобережье Среднего Дона, близ Воронежа, Российская империя (кат. № 164.1). Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург © Государственный Эрмитаж

Один из самых сложных моментов сейчас, в период изоляции всех стран, это доставка экспонатов. Если вещи еще могут ездить, то люди нет. На открытии «Железного века» я был один, никто из немецких коллег не смог приехать, велась трансляция. Так вот, когда экспонаты проходят через границу без сопровождения, это сложно еще и эмоционально. Сотрудники Эрмитажа сами принимают вещи, открывают ящики, осматривают, это требует огромного доверия, потому что вообще-то хранитель должен приехать со своими вещами, открыть, достать, положить в витрину, закрыть, уехать, а потом вернуться. Сейчас это правило приходится немного менять.

Сальвадор Дали «Гала, моя Сикстинская мадонна». Иллюстрация к роману «Дон Кихот»
Экспонат выставки «Линия Рафаэля»: Сальвадор Дали «Гала, моя Сикстинская мадонна». Иллюстрация к роману «Дон Кихот», 1957. Бумага, цветная литография © Государственный Эрмитаж

Все произведения искусства путешествуют с охраной, но без хранителей. Именно поэтому многие вещи музеи не могут предоставить на выставки, особенно, если музей закрыт на карантин. Есть такие вещи, которые точно не могут ездить без хранителя, а если не едет хранитель, значит и вещь тоже. И особенно ценно, если нам все же удается получить из музеев экспонаты. К примеру, на днях открывается выставка «Линия Рафаэля», и мы получаем вещи из Великобритании, из Франции картины приедут позже, потому что Лувр пока закрыт. Время получения артефактов растягивается на период работы выставки, но это значит, что люди могут приходить на нее несколько раз, потому что будет что-то новое.

Про планы

В выставочном плане этого года практически ничего не изменилось. Все выставки, которые мы планировали, мы сумели сделать. Единственное, что изменилось, это ритуал открытия. Стоит одиноко директор, сбоку на расстоянии стоят кураторы, мы говорим на камеру, все это транслируется в соцсети, сразу после перерезания ленточки происходит экскурсия, которая тоже снимается на камеры.

Вся программа Эрмитажных дней выполняется, только она будет проходить онлайн. В рамках программы Дней откроем выставки, посвященные Пальмире, ее связям с Петербургом. Будет очень важная, в каком-то смысле терапевтическая, выставка «Сесил Битон и культ звезд», впервые Эрмитаж покажет ретроспективу этого замечательного фотографа.

Автопортрет в образе Надара
Экспонат выставки «Сесил Битон и культ звезд»: Автопортрет в образе Надара, 1971 © Condé Nast

Не совсем понятно, что будет с выставкой Марка Куинна, она перенесена с прошлого апреля, будущие даты еще не определены, выставка очень масштабная, с большой инсталляцией во дворе, получится или нет — неизвестно.

Выставка Фаберже плавно перейдет в выставку Картье. В экспозицию войдут исторические произведения фирмы Картье вместе с шедеврами из ювелирной коллекции Эрмитажа. В определенный промежуток времени эти выставки будут идти одновременно, состоится интересный диалог, некое соревнование.

Планируем очень интересную выставку о сундуке Александра III: у нас есть замечательный царский походный сундук с большим количеством разных вещей, о них мы и хотим рассказать. Будет большая выставка раннего итальянского искусства из Умбрии. Здесь все зависит от того, что нам позволит карантин. Запланирована выставка, посвященная Александру Невскому, его образу в иконографии, символике, покажем историю реставрации серебряного надгробия. Будет выставка африканских масок — это очень символично в наше время.

Про господдержку и не только

Государство обязано поддерживать искусство. Это не какое-то его желание, а одна из основных обязанностей. Культура — это то, что остается следующим поколениям, то, что отличает людей от животных, нацию от нации. Государство в значительной мере выполняет свои обязательства. Эрмитажный бюджет на 50% состоит из госсубсидий, 50% — наш собственный заработок. Все госсубсидии мы получили. Они идут на зарплаты и все, что необходимо для содержания музея. Вторая половина исчезла, она была в основном связана с билетами, билетов сейчас продается очень мало. Это тоже частично компенсировано государством.

Нашу работу с меценатами мы тоже перестроили под текущий момент, стараемся их переориентировать. Если раньше мы обращались за помощью по поводу какой-то конкретной выставки, то сейчас у нас есть насущные необходимости. Например, помощь меценатов можно направить на поддержку посетителей, на инклюзию. Причем, инклюзию в широком смысле этого слова. Речь идет не только о доступности музея для инвалидов, но обо всех, кому трудно, кого надо поддержать. Сюда входит очень болезненный вопрос о льготах. Посетители спрашивают — почему сняли все льготы. Дело в том, что любую льготу — когда мы бесплатно пускаем кого-то в музей — кто-то должен оплатить. Обычно за это платит музей и те, кто покупает полные билеты. Сейчас платить за дополнительных льготников практически некому. И мы ведем переговоры с меценатами, чтобы получить деньги именно на то, чтобы люди могли бесплатно ходить. Вот на выставку «Железный век» вход бесплатный. То есть, эти билеты оплачены коммерческой компанией.

На открытии выставки «Фаберже ‒ ювелир Императорского двора»
На открытии выставки «Фаберже ‒ ювелир Императорского двора» в Гербовом зале Зимнего Дворца © Государственный Эрмитаж

В дальнейшем мы будем договариваться с меценатами, чтобы ввести еще один бесплатный день для более широкого круга посетителей, но сейчас мы не хотим открыто стимулировать людей к походу в музей, это дело будущего.

Как и во все времена, в Эрмитаж бесплатно ходят музейщики Петербурга. Есть письменное соглашение, благодаря ему все музейщики ходят друг к другу в музеи бесплатно. Сейчас в Союзе музеев России мы будем подписывать такое же соглашение для музейных сотрудников всех городов России.

Мы надеемся, что постепенно все льготы вернутся, именно потому, что на них найдутся деньги. Параллельно мы думаем над монетизацией эрмитажной интеллектуальной собственности, сейчас все лекции, которые можно прослушать на онлайн-ресурсах музея, бесплатные, какие-то циклы, возможно, будут платные.

О потерях и находках

Сначала мы потеряли уверенность в себе, веру в будущее, исчезли все механизмы работы с посетителями, как билетные, так и художественно-просветительские. Эти механизмы мы частично восстановили. Мы возвращаем уверенность и дарим ее посетителям.

 Максим Борисович Атаянц «Пальмира. Триумфальная арка»,
Экспонат выставки «Две Пальмиры. Архитектура»: Максим Борисович Атаянц «Пальмира. Триумфальная арка», 2005. Бумага, перо и кисть коричневым тоном © Собственность автора

Мы научились работать онлайн. Обнаружили, что мы можем работать в новых условиях, подчинив себе новые обстоятельствам. Научились показывать Эрмитаж шире, нежели раньше, большему числу людей. Теперь у людей есть такой Эрмитаж, которого до этого никогда не существовало.

Новости

Популярное