Глиняных дел мастера в Царицыно. Гид по выставке «Керамика. Парадоксы»

10 февраля 2021

Музей-заповедник «Царицыно» | Выставка открыта до 27 июня

В музее-заповеднике «Царицыно» проходит большая выставка, рассказывающая о художественной керамике XX — начала XXI века, ставшая продолжением проекта «Год керамики в Царицыне», который с успехом прошел в 2019 году. В экспозицию вошло более 165 предметов из российских музеев и частных собраний, в том числе работы Фернана Леже, Пабло Пикассо, Михаила Врубеля, Константина Сомова, Владимира Цивина, Михаила Копылкова, Елены Хлендовска, Анастасии Чариной, Елены Скворцовой, Василия Шлычкова, Екатерины Сухаревой и других художников.

Выставка разместилась в десяти залах, по замыслу кураторов Татьяны Пунанс, Юлии Киселевой и Виктории Петуховой экспозиция в каждом зале задает важные вопросы и пытается на них ответить: может ли керамика считаться высоким искусством? Можно ли языком керамики говорить на «вечные темы»? Может ли быть керамика остросоциальной? Есть ли преемственность в стилистике между советской и современной керамикой? Зачем нужна керамика в доме? Ваза для цветов или цветы для вазы?

С избранными экспонатами выставки журнал об искусстве Точка ART знакомит читателей в рубрике «Экскурсия для чтения».

Зал 1. Мифы

Первый выставочный зал посвящен легендам о сотворении человека из глины. Удивительно, но мотив этот встречается в мифологиях разных культур, значительно отстоящих друг от друга во времени и пространстве — в Вавилоне, в Египте, в Африке, в Греции, в Японии, у мезоамериканских и мордовских племен. Вдохновившись этим фактом, режиссер Андрей Сильверстов поставил мини-оперу на музыку Ираиды Юсуповой — послушать ее и посмотреть в записи можно прямо в экспозиции.

Атриум Хлебного дома, начало экспозиции © Музей-заповедник «Царицыно»
А. Залуцкая «Танцующие». Новосибирск © Музей-заповедник «Царицыно»

По словам Андрея Сильвестрова «Мифологические боги создавали человека из глины по разным причинам. Одним нужен был раб, другим — партнер; некоторые создавали сначала мужчину, другие — целые народы. Эти истории и легли в основу оперы, по сюжету которой древние боги создают человека, но человек забывает их — и боги погибают в огне. Но в финальном хоре, человечество поет: «В нашем сердце горит ваш огонь!»

Зал. 2. Керамика — повсюду

Современный человек не замечает, что окружен керамикой, где бы ни находился. Керамическая плитка на полу в ванной комнате, чайная чашка, свечи зажигания в автомобиле и многие другие вещи быта сделаны из керамики.

М.А. Копылков «Эпитафия», 1987, Ленинград. Шамот, соли, эмали, глазури. Из коллекции автора © Музей-заповедник «Царицыно»
М.А. Копылков «Эпитафия», 1987, Ленинград. Шамот, соли, эмали, глазури. Из коллекции автора © Музей-заповедник «Царицыно»

Ее свойства неисчислимы и парадоксальны: она может быть крепкой, как камень, и хрупкой, как стекло; шершавой, как наждачка, и гладкой, как зеркало; она выдерживает и жар, и холод; ей можно придать любую форму; ее можно окрасить в любой цвет. Керамика может быть недорогой, доступной каждому, вспомним глиняную свистульку, или драгоценной, роскошной — посуда и скульптура из фарфора были украшением на пирах королей.

Как бы ни видоизменялись под влиянием перемен во взглядах своих авторов созданные в керамике формы и образы, как бы ни отклонялись они в сторону декоративизма, керамические работы всегда остаются ориентированными на человека. Именно поэтому так легко «селится» это искусство не только в музеях, но и в наших домах; а благодаря пластичности материала, рождающего бесчисленные образы, оно позволяет каждому найти именно свою керамику.

Зал 3. Эволюция вазы

Критики и художники во второй половине XX века вели яростные споры насчет утилитарности вазы. Именно этой полемике и посвящен третий зал. Зрители сами решают, что важнее — польза или красота, предметность или абстракция. Понимание приходит, сравнивая кувшин неизвестного кахетинского мастера середины XIX века из царицынской коллекции с вазой, изготовленной на Императорском фарфоровом заводе в 1917 году. Или композицию «Вспоминал гончар земляка Шагала» Моисея Рабиновича с «Сосудами» Елены Хлендовской.

Е.М. Хлендовская «Сосуды», 2007, Москва. Глина красная, ангобы. Из коллекции автора © Музей-заповедник «Царицыно»
Е.М. Хлендовская «Сосуды», 2007, Москва. Глина красная, ангобы. Из коллекции автора © Музей-заповедник «Царицыно»

Ваза в наши дни — уже не простой бытовой предмет, а самостоятельная художественная форма, самодостаточная, живая. Она способна формировать пространство, доминировать в нем, неся в себе закодированные мысли автора. И при всем том воспринимается она по-прежнему как сосуд. Но любой такой сосуд — это почти архитектура малых форм. Он выполняет важную акцентную роль — находится ли он на столе, полке, на полу, в саду или в витрине. Такая керамика становится частью дома, наполняя его новыми смыслами и формами. Кстати, современные авторы керамических произведений оставляют за их владельцами право самостоятельно решать вопрос о пользе или красоте, право становиться таким образом соавтором их художественного высказывания.

Зал 4. Большие темы

Некоторые люди относятся к занятиям керамикой как к хобби или арт-терапии. Выставка же говорит об искусстве. Керамика в этом плане серьезно заявила о себе еще во времена Возрождения, достаточно вспомнить французского художника Бернара Палисси (1510–1589). С XVI века в разных странах появлялись керамические произведения бесспорно высочайшего художественного уровня, зачастую совсем не утилитарного свойства.

Ю. В. Малыгин «Колесо фортуны», 2017, Самара. Шамот; дымление, дровяной обжиг. Из коллекции автора. © Музей-заповедник «Царицыно»
Ю. В. Малыгин «Колесо фортуны», 2017, Самара. Шамот; дымление, дровяной обжиг. Из коллекции автора. © Музей-заповедник «Царицыно»

В Советском Союзе в начале 60-х годов XX века керамика охотно откликалась на обновленные культурные запросы, в очередной раз явив свою удивительную способность к разговору на разных языках, быть многосложной и в то же время доступной. Возможный уход от жесткой идеологии, иносказательность и образность, красота и волшебство материала, его доступность и широкое применение в отделке как интерьеров зданий, так и внешнего облика городских улиц, площадей, парков — все это вывело художественную керамику на аванпост советского искусства и обеспечило ей необыкновенную популярность у зрителя. Керамика заняла достойное место в ряду других видов изобразительного искусства. Остается такой и по сей день.

Е. Скворцова «Гастарбайтер», Москва, 2017 Фаянс. Из коллекции автора. © Музей-заповедник «Царицыно»
Е. Скворцова «Гастарбайтер», Москва, 2017 Фаянс. Из коллекции автора. © Музей-заповедник «Царицыно»

Любовь, родительство, вера, героизм, экология, эстетические переживания — все важные человеческие темы здесь, в четвертом зале. Керамисты фиксируют нерв современной жизни, сохраняя самобытность своего искусства: обнимающая спящего ребенка счастливая мать Валентины Кузнецовой, лиричные гастарбайтеры Елены Скворцовой, «Колесо фортуны» Юрия Мамалыгина — все эти работы заставляют задуматься, волнуют и вызывают определенный переживания не меньше, чем произведения живописи, скульптуры, театра или литературы.

Зал 5. Большие имена

В XX веке многие известные художники брали в руки глину. Пабло Пикассо, Фернан Леже, Михаил Врубель, Александр Головин, Константин Сомов искали в керамике новые возможности, расширяя свои творческие границы. Для зрелого Пикассо глина стала новой игрой и новой профессией, философией, неиссякаемым источником радости, подтверждая слова о том, что для творческой личности нет понятия «поздно». Знаменитый французский художник, скульптор и график Фернан Леже говорил: «Надо, чтобы цвет вторгался в жизнь людей. Цвет приносит радость». В 1950-е годы Леже решил создавать керамические скульптуры большого формата, мечтая о том, что искусство «захватит» общественные места. Детские сады, библиотеки и парки необходимо, по мнению художника, «наполнить искусством».

М.А. Врубель Скульптура «Царь Берендей», 1899–1900. Из коллекции Санкт-Петербургского государственного музея театрального и музыкального искусства © Музей-заповедник «Царицыно»

Фернан Леже «Лицо с двумя руками». Эмаль, роспись, шамот, эмаль. Из собрания А.А. Кузнецова © Музей-заповедник «Царицыно»

Пабло Пикассо Ваза «Два профиля», 1960-е. Из коллекции Ульяновского областного художественного музея © Музей-заповедник «Царицыно»

В зале «Большие имена» рядом с «Совой» и «Бородачом» Пабло Пикассо из Ульяновского областного художественного музея можно увидеть «Курицу» Александра Головина из музея-заповедника «Абрамцево» и рельеф Фернана Леже из царицынской коллекции. А также кувшин Михаила Врубеля, принадлежавший когда-то Федору Шаляпину, и чувственную фарфоровую статуэтку «Нежность» Константина Сомова из Музея театрального и музыкального искусства в Санкт-Петербурге.

А.Е. Задорин Композиция «Мастерская» («Автопортрет»), 1977–1979, Ленинград. Шамот, окислы, ангобы, глазурь, дерево; роспись Елагиноостровский дворец-музей декоративно-прикладного искусства и интерьера XVIII–XX веков, Санкт-Петербург. © Музей-заповедник «Царицыно»

Н.Б. Туркин «Бюст», 2018, Гжель (деревня Антоново), Раменский район, Московская область. Фарфор, цветные пигменты, матовое золото; авторское литьё, роспись надглазурная и подглазурная. Из коллекции Петра Николаевича Гордеева. © Музей-заповедник «Царицыно»

А.Е. Задорин Композиция «Реставрация», 1981, Ленинград. Шамот; роспись эмалями, глянцгольд. Из коллекции ГМЗ «Царицыно © Музей-заповедник «Царицыно»

Имена некоторых художников второй половины XX века тоже останутся в истории керамики. В этом зале представлены работы Александра Задорина («Автопортрет», «Реставрация») и Николая Туркина («Бюст»), которые по праву считаются классиками отечественной керамики. Художники многогранного таланта, они были высококлассными профессионалами как в техниках декоративно-прикладного искусства — лепке и нанесении глазури, — так и в живописи маслом и графике.

Зал 6. Группа «Одна композиция»

Целый выставочный зал посвящен ленинградской художественной группе «Одна композиция». История современной отечественной керамики не может быть полной без рассказа о ней. В середине 1970-х годов ленинградские керамисты создали феномен, ныне называемый «авторской» или «станковой» керамикой. Художники-керамисты обучались в художественных вузах наравне со скульпторами, живописцами и графиками. Однако в советское время применение полученным навыкам они могли найти только на производствах. По всему СССР работали фаянсовые и фарфоровые фабрики, где мастера-керамисты создавали модели для тиражирования. Такая работа, безусловно творческая, была жестко регламентирована требованиями художественных советов и нормами производства.

М.А. Копылков Композиция «Сюртук Роберта Бёрнса и платье Джин Армор», 1996, 2009, Санкт-Петербург. Шамотная масса, глазури, металлическая рама; деколь. Из коллекции автора © Музей-заповедник «Царицыно»

В.В. Шлычков «Письмо», 2019, Москва. Шамот, глазури. Из коллекции автора © Музей-заповедник «Царицыно»

Постепенно художественная самоценность керамики стала все чаще обсуждаться среди профессионалов. Окончательно это движение выкристаллизовалось в среде художников ленинградских экспериментальных мастерских Комбината декоративно-прикладных искусств, где в 1970-е годы работала группа молодых мастеров, выпускников Владимира Васильковского, преподавателя кафедры керамики Ленинградского высшего художественно-промышленного училища имени В. И. Мухиной: Владимир Гориславцев, Анатолий Громов, Нина и Александр Гущины, Александр Задорин, Михаил Копылков, Геннадий Корнилов, Ольга Некрасова-Каратеева, Наталья Ротанова, Наталья Савинова, Лев Солодков, Владимир Цивин, Василий Цыганков. В их уникальных авторских произведениях из глины главным был художественный образ, а не прикладная функция предмета.

Получив в 1977 году возможность сделать в стенах Ленинградского отделения СХ СССР первую (закрытую) выставку «без цензуры», они совершили настоящий переворот в искусстве керамики. Количество участников не ограничивалось, но из-за небольшой площади зала каждый мог показать лишь одну композицию. Отсюда и название группы — «Одна композиция». На выставке предстали оригинальные работы, часто парадоксальные по замыслу и неожиданные по форме; сложные технологически.

М.А. Копылков «Стая», 1978, Ленинград. © ГРМ
М.А. Копылков «Стая», 1978, Ленинград. © ГРМ

Затем с 1977 по 1986 год выставки группы «Одна композиция» проходили в стенах Ленинградского отделения Союза художников СССР. В 1986 году группа распалась, но ее влияние на развитие искусства керамики в нашей стране и сейчас остается очень значительным. Художники группы «Одна композиция» внесли огромный вклад в утверждение права керамики выйти за пределы прикладного творчества и представлять собой самостоятельное направление в актуальном художественном процессе.

Большинство работ «Одной композиции» хранятся в Петербурге — так, из Русского музея в «Царицыно» в том числе привезли композицию «Стая» Михаила Копылкова и «Влюбленных» Владимира Цивина.

Зал 7. Актуальная керамика

Название зала говорит само за себя. Часто в произведениях современной керамики находят отражение размышления авторов на остроактуальные и вечные темы: проблемы экологии — «Береговая линия» Анастасии Чариной, неравенство людей, глобализация, любовь, скоротечность времени, жизнь и смерть. Глубина смыслов в произведениях из глины определяется лишь мастерством и изобретательностью их создателей.

А. Чарина Инсталляция «Береговая линия» Из коллекции автора © Музей-заповедник «Царицыно»
А. Чарина Инсталляция «Береговая линия» Из коллекции автора © Музей-заповедник «Царицыно»

Привлекательность керамики так велика, что многим художникам-«некерамистам» приходит мысль использовать ее в арсенале своих средств, учитывая размытые границы жанров в современном искусстве. Но это не так просто. Слишком сильна в генетике этого материала память о ремесленной природе его корней. Природа эта не терпит незнания технологии, неумелости рук или воспетого сегодня дилетантизма. Поэтому, как ни стирай границы жанров, путь к овладению этим видом искусства лежит через постижение ремесла, а художники-керамисты всегда остаются особой «кастой» в среде своих коллег по изобразительному творчеству.

Зал 8. Пласты

«Фактуры, текстуры, роспись и живопись, рельеф и процарапка — вот язык керамического холста — пласта, — рассказывает куратор выставки Татьяна Пунанс. — Кисти, стеки, руки мастера — вот инструменты художника-керамиста для работы с глиняной „бумагой“. С помощью пятен и линий, абстракций и вполне ясных художественных мотивов в повествовательной или ассоциативной ритмике художник воплощает свои впечатления и воспоминания, но всегда это — эмоции, которые он „выкладывает“ на глиняный пласт, где они в результате обжига из пластичных становятся твердыми. Температура, огонь, обжиг — вот ключевые отличия керамической живописи от живописи на холсте или бумаге. Возможность соединения рельефа и цвета делает керамические пласты уникальным жанром в искусстве. Поверхности керамического пласта сложны и многодельны, за что и любят керамисты этот жанр. Кто-то рисует на них палочкой, кто-то — кисточкой и стеком, кто-то сворачивает края и выгибает пласт, задавая ему нужную пластику».

Е. Скворцова Композиция «Портреты деревьев», 2016 Из коллекции автора © Музей-заповедник «Царицыно»

П. Метелькова Пласты «На Катке», «Театр оперы», «Миша», 2019 Из коллекции автора © Музей-заповедник «Царицыно»

Керамические пласты — это настоящая живописью на керамике. В зале можно увидеть работы Татьяны Пунанс, Натальи Полторацкой, Виктора Николаева, Татьяны Бригадировой, Елены Скворцовой и Полины Метельковой «Портреты деревьев» и композицию «На катке».

Зал 9. Дровяные обжиги

Меняются стили керамики, методы работы, почти исчезает из процесса гончарный круг, но остаются незыблемыми некоторые каноны в работе с глиной. Это пустотелость керамики, когда-то продиктованная гончарным кругом и сохранившаяся как творческий принцип формообразования, и обжиг. Управляя огнем, керамист может добиться желаемой деформации сосуда, возникновения фактур, потеков глазурей, тончайших градаций цвета черепка, матовости или блеска. Контакт мастера с огнем превращается в уникальный творческий акт.

Дровяная печь © Музей-заповедник «Царицыно»
Дровяная печь © Музей-заповедник «Царицыно»

Одна из главных задач выставки — показать произведения мастеров, которые работают с глиной, а не обращаются к ней время от времени. Причем, работают, ориентируясь на древние традиции, «рецепты» далеких предков. Именно поэтому керамисты предпочитают работу с живым огнем, изучая «примитивные» обжиги, оставшиеся в наследство от древних или этнических ремесленников: полевые обжиги, ямы-курганы, обжиги в кострах, «раку», обвар, зольные обжиги в огромных и малых печах. Разнообразные способы дровяного обжига сегодня набирают необыкновенную популярность среди профессионалов и любителей керамики.

Две самые популярные печи дровяного обжига — ноборигама и анагама — японского происхождения, но сегодня они есть во многих странах Европы и Америки. Качество керамики во все времена измерялось уровнем температуры обжига. В Японии, к примеру, керамикой считались только изделия, обожженные при температуре не ниже 1300 градусов Цельсия. «Высокий огонь» в наши дни стал стал для керамистов объединяющим фактором, позволяющим художникам-керамистам встречаться, работать вместе, топить печи, переживать все приключения, с этим связанные, вместе открывать печь после многодневного обжига. Работа с живым огнем, с архаическими типами печей является сегодня главнейшим трендом современной керамики.

Зал 10. Мастерская

Последний зал кураторы посвятили мастерской — особому месту для художника. Здесь, аккуратно разложенные по своим местам или находящиеся в полном беспорядке, лежат инструменты и стоят нужные для работы станки и приспособления. Здесь хранятся эскизы и необходимые для работы книги и альбомы. Здесь проводит художник бóльшую часть своей жизни, здесь рождается искусство.

Т.Н. Дидковская Композиция «Московские окна», 2018, Москва. Шамот, глазури; редукция. Из коллекции автора © Музей-заповедник «Царицыно»
Т.Н. Дидковская Композиция «Московские окна», 2018, Москва. Шамот, глазури; редукция. Из коллекции автора © Музей-заповедник «Царицыно»

Помимо орудий труда, в зале выставлены эскизы, чертежи, разные, порой неожиданные, предметы, которые вдохновляют автора в мастерской. Также в зале можно посмотреть короткие видеоролики, записанные самими керамистами из России, Франции, Индии, Японии и других стран, в которых они рассказывают о себе, показывают свои мастерские и пытаются объяснить ту особенную магию, что помогает художнику превращать кусок глины в произведение искусства.

Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг

Популярное