Что нужно знать о выставке «Боги, люди, герои. Из собрания Национального археологического музея Неаполя и Археологического парка Помпеи»

17 мая 2019

Государственный Эрмитаж | Выставка открыта до 23 июня

В Государственном Эрмитаже открылась выставка «Боги, люди, герои. Из собрания Национального археологического музея Неаполя и Археологического парка Помпеи». Перед посещением выставки мы рекомендуем нашим читателям ознакомиться с материалом, рассказывающим как об истории раскопок Помпей, Стабий и Геркуланума, так и особенностях искусства древних городов.

Одно из самых катастрофичных извержений вулкана Везувий произошло в 79 году нашей эры. В результате извержения такие города, как Помпеи, Стабии и Геркуланум были полностью погребены под слоем вулканической массы из воды и пепла. «Много зла свершилось в мире, но мало такого, что доставило бы великую радость потомкам. Я не припомню ничего более интересного…» — писал Гёте о гибели Помпей. В самом деле, можно представить извержение Везувия не как катастрофу, масштабы которой зачастую преувеличены, а как удивительную «удачу» для исследователей: пепел прекрасно законсервировал для последующих поколений несколько городов, которые застыли в разгар трудовых будней.

Вид на гавань. Античная гавань. Фреска I века н.э. Национальный музей археологии, Неаполь

Гипсовые слепки погибших. Фото наших дней. Неизвестный Автор.

Извержение везувия 1944 года - примерно так это выглядело и в 79 году н. э.

Карл Брюллов. Последний день Помпеи. 1833 г. ГРМ

Портрет поэтессы. I век н.э. Национальный музей археологии, Неаполь

Портрет супружеской пары. I век н.э. Национальный музей археологии, Неаполь

Существует несколько явных преувеличений катастрофы, например, что города были залиты лавой за считанные мгновения, и ли что единицы смогли спастись бегством. Все происходило совсем иначе, о чем мы можем судить исходя из письма Плиния Младшего Корнелию Тациту. Плиний Младший описывает гибель своего дяди, Плиния Старшего, который стал свидетелем и жертвой катастрофы. Из письма совершенно ясно, что вулкан пробудился от спячки утром, но каменный дождь начался после полудня, следовательно, у людей было время скрыться из города. В Помпеях, городе с самым многочисленным населением по сравнению с Геркуланумом и Стабиями, было найдено около 2 тысяч погибших, в то время как примерное число жителей города было равно 20-30 тысячам жителей. Скорее всего, погибли те, кто надеялся пересидеть опасность и те, кто вышел слишком поздно, когда каменный дождь уже начался.

Если бы Помпеи, Геркуланум и Стабии в самом деле были бы уничтожены потоками лавы, то от них ничего бы не осталось. Лава сжигает все, а в городах сохранились книги, ткани и другие хрупкие предметы. Известно, что во время извержения вулканы выбрасывают огромное количество раскаленного пепла и вызывают грозовые явления. Потоки дождя увлекают за собой пепел, который, высыхая, образует твердую массу. Вот такой массой и были покрыты Помпеи, Геркуланум и Стабии. Конечно, города были повреждены, крыши многих домов провалились под тяжестью вулканических масс, но не уничтожены.

Спустя сорок восемь часов на месте Помпеи, Геркуланума и Стабий расстилалось серое безжизненное поле. В радиусе восемнадцати километров все было стерто с лица Земли и погребено под слоем пепла. О возрождении городов не могло быть и речи. В первое время после катастрофы спасшиеся жители возвращались на места, где раньше были города, в надежде отыскать сохранившееся имущество и тела погибших родных. Однако со временем проникнуть сквозь отвердевшую вулканическую породу становилось все более затруднительным. Спустя десятилетия сами названия городов были забыты, а на тех местах, где стояли города, уже зеленели луга.

Имя Помпей всплывает только спустя столетия, когда архитектор Доменико Фонтана в XVI веке во время строительства водопровода обнаруживает в толще земли памятники и постройки, в том числе надпись «Помпеи». Однако архитектор не придал этому значения, решив, что обнаружил усадьбу Помпея, древнеримского государственного деятеля и полководца.

Следующим значимым для всех городов периодом является XVIII век. В это время Алькубиерре с разрешения неаполитанского короля Карла III Бурбона при помощи двенадцати закованных в цепи каторжников начинает поиски древностей на территории Помпей. Поиски Алькубиерре, начавшиеся в 1748 году, на самом деле, были самым настоящим «кладоискательством», которые принесли больше вреда, чем пользы для науки. Однако все равно эту дату принято считать началом раскопок в Помпеях. В 1764 году Франческо ля Вега становится во главе раскопок. Этот ученый начал вести подробный дневник работ, снабженный точными чертежами и зарисовками. Однако ля Вега повторил ошибки своих предшественников: он был заинтересован лишь в отдельных ценных предметах, а не во всем архитектурном комплексе в целом.

В 1709 году князь Д’Эльбеф приобрел в Резине участок земли и начал раскопки Геркуланума. Д’Эльбеф, не зная того, обнаружил театр, богато украшенный скульптурой. В 1738 году прерванные на некоторое время раскопки возобновились под покровительством неаполитанского короля Карла III Бурбона.

Первые раскопки Стабий были произведены в период с 1749 по 1782 года под руководством Микеле Руджиеро, это также была добыча сокровищ для Бурбонов. В XIX веке археологи, занятые раскопками в Помпеях и Геркулануме, не исследовали Стабии, и город вновь погрузился в продолжительный сон протяженностью в неполных два века.

Раскопки XVIII века велись закрытым способом: прорывались глубокие шахты, которые соединялись между собой подземными галереями. После опустошения, под которым понимался вынос всех цены предметов искусства, таких как фрески, бронзовые и мраморные статуи, шахты и галереи засыпались, так как кладоискателей не интересовали памятники архитектуры.

Значимой фигурой для раскопок XIX века является Джузеппе Фиорелли, который приступает к раскопкам Помпей в 1868 году. Он навсегда прекращает практику добывания отдельных ценностей для музеев. Фиорелли организовал обслуживание туристов, ввел сбор за посещение раскопанного города, создал штат квалифицированных экскурсоводов. Он первым придумал заливать пустоты, оставшиеся в вулканической породе от тел погибших, раствором гипса. Отвердевший гипс представлял точный слепок с тела погибшего и точно передавал его позу и выражение лица на момент гибели. В это же время немецкий искусствовед Август Мау выявляет четыре стиля помпейской живописи, которые сменяли друг друга. Если разобраться, название «стиль» не совсем верное, скорее, это системы декорирования жилых домов и общественных зданий.

В начале XX века после долгого забвения раскопки Геркуланума вновь возобновились под руководством Амедео Майюри и впервые приняли научный и систематический характер. Работы в Геркулануме и в наши дни подвигаются гораздо медленнее, чем в Помпеях; слой застывшей вулканической породы над Геркуланумом намного толще, чем в Помпеях.

В XX веке на склонах Варано археологами и группой энтузиастов были открыты две стабийские виллы, построенных во времена Юлиев-Клавдиев и Веспасиана Флавия. Раскопки в Стабиях, которые еще не завершены, открыли нам работы талантливых художников, отличавшихся индивидуальной манерой и блестящей техникой. Итальянский критик Е. Коццани, немного преувеличивая, отметил, что с открытием изобразительного искусства Стабий импрессионизм постарел на две тысячи лет.

Художники, работающие в Стабиях, обладали широким диапазоном художественных средств. Им было под силу передать всю гамму человеческих эмоций и чувств, от идиллистического покоя до накала страстей. Художникам Стабий не составляло труда показать красоту мужского и женского тела, прелестность младенца, повадки и движения животных. Им были не страшны сложные ракурсы и неожиданные точки зрения. Они оживляли настенные росписи фантастическими выдуманными существами, совершенно свободно владели искусством письма и рисунка, которой временами не хватало мастерам в Помпеях. Они осознавали силу светотени и эффектных контрастов цветных пятен для пластичной формы и передачи оттенков настроения, они постигли тайны оптического восприятия живописи, предугадали несформулированные законы соответствия цветов.

Богатое собрание произведений искусства из Помпей, Геркуланума и Стабий, найденных в XVIII-XIX веках, хранится в национальном музее Неаполя. Фрагменты стенных росписей, вставленные в деревянные рамы, были вырезаны вместе со штукатуркой из стен зданий, и в наши дни воспринимаются как творения античных художников, не связанные с архитектурой

В национальном музее Неаполя так же хранятся замечательные портреты, найденные в Помпеях на стенах домов. Наиболее известными из них являются парный портрет супружеской четы и портрет поэтессы, вписанный в тондо. Образ юной женщины окружен дымкой сиюминутного поэтического вдохновения. Немного рассеянно приложив стиль к губам, она готова записать придуманную строку на одну из табличек, которые держит перед собой. В такой же позе запечатлена юная супруга в парном портрете. Свиток папируса в руках мужа — намек на приобщенность четы к интеллектуальным занятиям. Однако портрет был обнаружен в доме, в котором располагалась булочная и хлебопекарня. Стоит полагать, что изображен хозяин предприятия со своей женой. С неподдельной чистосердечностью художник передал грубоватое лицо мужчины из простонародья и хорошенькое личико его жены, обрамленное мелкими локонами. Подобно египетским фаюмским портретам, их широко открытые черные глаза смотрят прямо на зрителя.

В национальном музее Неаполя хранится известная роспись из Стабий, запечатлевшая гавань. В свободной, полуэскизной манере художник передал кажущуюся реальной картину порта на Неаполитанском заливе. Известная гипотеза говорит, что на картине изображен Путеоли — крупнейший торговый порт на западном побережье в начале нашей эры. Особенностью путеольского причала являлась арка, украшенная тритонами, — сходную арку мы видим и на стабианской фреске. Существовали также попытки связать круглое здание справа с амфитеатром, а здание с четырьмя портиками рядом — с рынком-мацеллумом или даже Серапеумом, но доказаны документально они не были. Вполне вероятно, что художник вовсе не ставил себе цель воспроизвести на картине какой-то конкретный город и порт, а изобразил собирательный образ города-порта побережья Кампании своего времени. Фреску оживляют изображенные на переднем плане рыбаки и лодки, двигающиеся по голубой глади. Эта роспись обладает не только художественной, но и большой исторической ценностью. Глядя на нее, мы можем себе вообразить, какой вид имели древнеримские морские порты. Ведь большинство из них были разрушены и занесены прибрежными наносами. Причал с группой зданий, колоннады на набережной, корабли в акватории и лодки с рыбаками, склонившимися над сетями, — все это демонстрирует нам бьющую ключом жизнь портового города эпохи ранней Империи.

Крупных античных бронзовых статуй найдено не в пример меньше, чем мраморных, потому что предприимчивых любителей переплавить чужого бога в нечто иное оказалось гораздо больше, чем тех, кому были неприятны каменные изваяния. Ко всему прочему, пребывание в земле бронза переносит много хуже мрамора. В случае с бронзовыми скульптурами Помпей, Геркуланума и Стабий Везувий со своими продуктами вулканической деятельности явился, если можно так выразиться, как нельзя кстати. Глаза для бронзовых статуй делали как правило из кости, полудрагоценных камней и/или стеклянной пасты, часто с кокетливыми ресничками.

Мраморная скульптура была частично раскрашенной, однако остатки красочных слоев мы можем встретить лишь на отдельных скульптурах. Открытые площади и общественные здания Помпей были заселены статуями. Посетитель, который ходил по форуму в годы, непосредственно предшествовавшие извержению Везувия, видел со всех сторон формы людей прошлых поколений, которые служили городу, а также людей его собственного времени. Если бы после катастрофы руины Помпей не подвергались систематическому разграблению в частные сокровищницы, то они бы принесли гораздо более богатый запас скульптур. Найденные образцы мало что добавляют к нашим знаниям о типах скульптур, скорее они дают новое представление о применении искусства скульптуры в древности к украшению окружающей среды повседневной жизни.

Развратные и жесткие сюжеты в скульптуре и живописи до сих пор вызывают дискуссионные споры. Мы никогда не сможем в полной мере осознать, какое конкретно впечатление эти произведения производили на жителей римской империи. Разные культуры совершенно по-разному осознают одни и те же явления. Произведения искусства, которые современному зрителю кажутся скандально эротичными или жестокими, в римской империи были вполне позволительными.

Раскопанные города оказали большое влияние на деятелей искусства XVIII-XIX веков. Высоко оценил живопись вновь найденных городов Огюст Ренуар. С восхищением разглядывая росписи, представленные публике в залах национального музея Неаполя, он сопоставлял их мягкий серебристый колорит с палитрой Камиля Коро.

Раскопки в Помпеях весьма заинтересовали Гете. Для своего дома в Веймаре великий мыслитель заказал копию с помпейской настенной росписи. В Гете-парке была создана «помпеяна». Считается, что увлечение Гете Помпеями отразилось на его творчестве веймарского периода.

Раскопанные античные города повлияли на формирование европейского и русского классицизма второй половины XVIII и первой трети XIX века, охватившего все виды духовной культуры. Пышные формы барокко уступили место одухотворенной простоте и спокойному величию античного искусства и архитектуры. Основоположник эстетики классицизма Иоганн Иоахим Винкельман в своем «Послании об открытиях в Геркулануме» решительно выступил против грабительских методов раскопок того времени.

Большой интерес к находкам памятников архитектуры испытывали архитекторы, работавшие в России. Чарлз Камерон, сооружая комплекс бань в Царском Селе, завершил его невесомой галереей. Широким шаг ионических колонн «Камероновой галереи» напоминают нам портики загородных вилл на художественных помпейских росписях.

Архитектор Александр Брюллов не раз бывал на раскопках в Помпеях, где недавно были обнаружены термы. Результатом собственных наблюдений и замеров явилась книга Александра Брюллова «Термы Помпеи». На раскопках в Помпеях по совету своего брата Александра также присутствовал Карл Брюллов. Зрелище разрушенного города и письма Плиния Младшего ошеломили художника. Свои чувства он воплотил на просторах масштабного полотна «Последний день Помпеи». Работая над созданием картины, Брюллов выполнил множество студий с натуры во время своего пребывания на раскопках в Помпеях и в национальном музее Неаполя. 

Рекомендуем почитать:
Грицак Е. Н. Помпеи и Геркуланум. М. : Вече, 2004.
Кривченко В. И. Помпеи. Геркуланум. Стабии. М.: Искусство, 1981.
Сергеенко М. Е. Помпеи. Ленинград: Издательво Академии наук СССР, 1949.
August M. Pompeii: its life and art. New York: Macmillan, 1899.

Популярное