Стрит-арт и город. Новая книга Саймона Армстронга от Ad Marginem

10 октября 2019

Стрит-арт — сложное и одно из самых актуальных явлений современной городской и художественной культуры. Это и стремление человека заявить о себе, и художественный жест, и социальный крик, и способ коммуникации…
Своеобразный гид или краткий путеводитель по стрит-арту как выражению фундаментальных стремлений человека в скором времени выйдет в издательстве Ad Marginem. Книга «Стрит-арт» Саймона Армстронга, специалиста по закупкам и книготорговле ранее ― в Музее дизайна, ныне ― в Галерее Тейт в Лондоне, давно изучающего граффити и стрит-арт, прослеживает истоки этого вида искусства и его эволюцию до настоящего времени, рассказывает о его основных представителях, стилях и техниках, вводит в круг идей, тем и проблем, которые волнуют уличных художников.

Точка ART публикует фрагмент новой книги, посвященный стрит-арту и городской среде.

Изображение предоставлено издательством Ad Marginem

Стрит-арт и город

Когда всё как надо, ты видишь перед собой
цель — это значит, что ты настроился.
А если ты настроился, то всё вокруг тебя —
и география, и прочее — становится другим.
Ты всё начинаешь видеть иначе.

Прайм
2012

Образ города складывается в первую очередь из его архитектурных доминант — высоких зданий, мостов, стадионов, площадей. Когда райтер-граффитист бродит по городу, он воспринимает его не так, как обычные люди, которые регулярно перемещаются между работой и домом похожими маршрутами. Райтер обследует местность, ищет зацепки для себя — местa, куда вписалась бы его подпись. Примерно так же уличные фотографы ловят «решающий момент», а воры-налетчики высматривают открытые форточки. Все они — охотники за случаем, и город со всеми его улицами и зданиями является для них всего лишь материалом. Райтеру нужны чистые поверхности — чем больше, тем лучше. Как только цель определена, нужно понять, как к ней подобраться. Если это трудно, почти невозможно — не беда, в этом весь интерес. Труднодоступное место, которое хорошо просматривается, — например, стена небоскреба или забор напротив железнодорожной платформы — залог успеха будущей работы.

ЗАХВАТЧИКИ ПРОСТРАНСТВА

Райтер мыслит архитектурно. Городская среда оказала огромное влияние на стиль граффити: простые теги вполне естественно превратились под ее влиянием в 3D-конструкции из обтекаемых или угловатых букв. Если посмотреть, как менялись работы Акима или Дельты (Бориса Теллехена), это бросится в глаза.

— В самом вандализме райтеров всегда содержится
зерно ценной критики урбанизма. —

Архитектура и граффити развиваются в соперничестве друг с другом: райтеры, нанося ущерб отделке домов, заставляют архитекторов и инженеров искать новые покрытия, устойчивые к краске и стикерам, а эти покрытия в свою очередь стимулируют райтеров к техническому перевооружению. Никто не хочет уступать; обе стороны постоянно совершенствуются; среда меняется, граффити меняются ей в ответ, и так далее. В самом вандализме райтеров всегда содержится зерно ценной критики урбанизма. Архитектурный обозреватель и блогер Джефф Маноф так высказался об этом в своей книге Город: путеводитель налетчика (2016): «…полицейские и воры, детективы и бандиты, хорошие парни и плохие — эти вечные „инь“ и „ян“ города — разбираются в строении городского пространства по крайней мере не хуже архитекторов, ведь для них это стратегически, жизненно важно».

В процессе борьбы с террористами, наркодилерами, сутенерами, граффити-райтерами и даже скейтбордистами современное публичное пространство становится всё более прозрачным: поскольку каждый должен быть видим, укромные места — средоточия опасности — систематически искореняются. Дело не обходится без драконовских мер — всякого рода ограждений, шипов, оглушительных сигнализаций, призванных не позволить бездомным спать на улицах и площадях. Всё это сказывается и на отношениях между уличным художником и его «холстом» — обостряет антагонизм и отчуждение, просто провоцируя райтера на то, чтобы выхватить аэрозоль и брызнуть им «в лицо» властям.

КРАСОТА МИМОЛЕТНА

Одной из особенностей граффити является их очаровательная, по-своему дзенская эфемерность. Красота мимолетна. Любой тег, пис или даже мурал может быть закрашен другим или уничтожен буквально на следующий день. Поэтому увидеть ее — счастье, своего рода честь: когда вы окажетесь в том же месте снова, ее наверняка уже не будет. Разумеется, это добавляет азарта райтерам, ищущим для своих работ максимально труднодоступные места.

— Иногда стрит-арт облагораживает среду, а иногда ее портит. —

В какой-то степени это свойственно всей городской среде, пребывающей в процессе непрерывного старения, обновления, строительства и сноса. Город ежеминутно трансформируется, как палимпсест: люди-маркеры постоянно пишут новый текст поверх старого. Вписывается в этот метаморфоз и стрит-арт, дополняющий строения своего рода культурными примечаниями. Иногда он бесспорно облагораживает среду, а иногда ее портит. Многие райтеры верят, что делают улицы красивее, но для множества других красота — последнее, о чем они задумываются.

Стрит-арт — элемент деиндустриализации города. Для тех, кто считает, что освобождение от промышленности — во благо, и в прошлое возврата нет, граффити на мертвенно-сером фоне заброшенных цехов выглядят как символ надежды, оптимизма, природы, прорывающейся сквозь рутину работы-кредита-аренды-сна, чем дальше, тем всё более гнетущую для тех, чья жизнь проходит в мегаполисах.

Мы все, каждый день выходя на улицу, оказываемся под неослабевающим огнем рекламы, анонсов, флаеров, указателей, дорожных знаков, аудио- и видеосигналов. Успешная реклама вырывает нас из транса, отнимает наше время и внимание, заставляет заинтересоваться тем или иным товаром или брендом.

— Стрит-артисту принадлежит в городе особая роль: он общается с пространством. —

Стрит-арт делает примерно то же самое, пользуясь похожими приемами повторения и преувеличения форм и красок. Отличие в том, что он ничего не рекламирует — не убеждает покупать что бы то ни было. Иногда нас привлекает в нем остроумная фраза или картинка, но чаще мы просто останавливаемся, обратив внимание на ничего особенного нам не говорящий, но с явным мастерством созданный образ, который по загадочной причине расположен в совершенно неожиданном месте. Зачем он здесь? Затем. Стрит-артисту принадлежит в городе особая роль: он общается с пространством, просто творит в нем (в то время как другие потребляют или склоняют к потреблению) — творит вне всяких иерархий, без заказчиков, подрядчиков, учеников, зрителей, фокус-групп: высказывается напрямую.

НЕТЕРПИМОСТЬ

Граффити вызывают полярные реакции. Одни негодуют: «Это вандализм! Тех, кто этим занимается, в тюрьму надо сажать! Они портят город. Они транжирят деньги налогоплательщиков. С ними чувствуешь себя неуютно. Им, может быть, весело, а нам — ничуть». Другие более оптимистичны: «Невероятно! Как талантливы эти ребята…» Конфликт между двумя этими точками зрения идет вот уже полвека — до сих пор непонятно, чего в стрит-арте больше: искусства или преступления. Его сторонники и противники имеют свои резоны, но, конечно, всё не так просто. Криминальность — часть сущности уличного искусства, она во многом определяет подлинность его произведений. Как ни парадоксально, нелегальность — это закон стрит-арта, то есть то, что делает его таковым и в конечном счете придает ему ценность, позволяет ему стать товаром и продаваться.

Граффити открыто демонстрируют уязвимость контроля, власти и собственности — этим-то они и пугают тех, кто их ненавидит. Наличие в них видимой агрессии не столь существенно для власти (хотя и дает ей предлог для жестких мер), как эта идеологическая угроза. Отсюда — нетерпимость, позволяющая не утруждаться вопросом о том, искусство стрит-арт или нет. Неважно, что написано или нарисовано на стене — примитивный тег или детально проработанная трафаретная композиция, нецензурная брань или милые мультяшные личики: любая несанкционированная надпись — вандализм и нанесение ущерба собственности, которые преследуются по закону. Таков главный и единственно веский довод против стрит-арта. А единственное, что можно ему противопоставить, — реальная стоимость. Так, британские муниципалитеты приняли решение закрашивать все граффити кроме работ Бэнкси, потому что последние привлекают туристов и, следовательно, приносят доходы в бюджет.

Комментарии

Войти с помощью 

Комментариев: 0

Новости

28 октября 16:10Санкт-Петербург
Лучшие британские спектакли в Петербурге

Популярное