На вес золота: детская книга на рынке антиквариата

16 мая 2019

В детстве визуальная картина мира формируется во многом благодаря книжкам с иллюстрациями. В наши дни «ностальгия» по ярким и чистым впечатлениям того беззаботного периода жизни стала предметом коллекционирования. Книги, которые ещё каких-то 50-60 лет тому назад стоили копейки, теперь во всех смыслах стали дороже золота.

Было бы в корне неверно полагать, что иллюстрированные издания 1960-1970-х гг. могут оценить исключительно любители. Большую роль в поддержании в этого мнения играют искусствоведы и коллекционеры. Искусства иллюстрации детской книги рождалось благодаря синтезу творческих индивидуальностей. До прихода мастеров иллюстрация воспринималась как нечто должное. Она служила лишь дополнением к оформлению печатного издания. С конца XIX века книжной иллюстрацией занимались художники, которые заложили основы визуального воплощения принципов присущих изобразительному искусству – живописи, графике, сценографии, а позже кинематографа и мультипликации. Характерные особенности различных стилей, направлений и течений изобразительного искусства, пришедшие в область книги, расширили традиционные рамки печатного формата. Значимость этого опыта для современного изобразительного искусства до сих пор трудно переоценить. Что же до положения детской книги на рынке антиквариата, то его невозможно назвать стабильным. Помимо интереса конкретного коллекционера или организации к творческому наследию художника, учитывается ещё и редкость издания (формы выпуска, тираж, наличие личного автографа автора или иллюстратора, дарственные надписи).

«Сказочная азбука» (Главное управление «Гознак», 1969) (Рис. 1)

Например, легендарная «Сказочная азбука» (Главное управление «Гознак», 1969) (Рис. 1) знаменитой художницы Татьяны Мавриной. На недавнем аукционе в «Литфонде» цена её продажи превысила эстимейт в два с половиной раза за счёт наличия на книге издательской иллюстрированной суперобложки. Стоит отметить, что наличие суперобложки на советских книгах периодов «оттепели» и «брежневского застоя» – это настоящая находка для букинистов. Конечно и без обложки популярность работ Мавриной, и не только в сфере иллюстрации, растёт год от года. Обусловлено это и неутихающим интересом к творчеству выпускников ВХУТЕИНА (ВХУТЕМАСА) и членов творческих объединений 1920-1930-х гг., и особенностями творческого метода художницы. Синтез традиционных народных элементов изобразительного искусства с уникальной цветовой композицией, позволили ей создать на страницах книг фантастические миры, населенные удивительными существами.

Однако, при отсутствии заинтересованного конкретной тематикой или конкретным художником коллекционера, даже самые интересные с точки зрения букинистической редкости лоты могут остаться без внимания. Относительно недавно на аукционе появилась книга Э. Успенского «Крокодил Гена и его друзья» (Детская литература, 1966) (Рис. 2) с иллюстрациями Валерия Алфеевского. Несмотря на то, что это первое издание, в котором появляется персонаж Чебурашка, продажи века, увы, не произошло. С уверенностью можно сказать, что пройдет ещё немного времени и эту книгу смогут оценить по достоинству – удивительное чувство линии, пластики героев, сочетание цветовых пятен с легкими, но уверенными штрихами. Иллюстрации Алфеевского стали уже своеобразной классикой в отечественной книжной графике.


Э. Успенский «Крокодил Гена и его друзья» (Детская литература, 1966) (Рис. 2)

В этом ему не уступает другой известный художник детских книг, на которых выросло не одно поколение детей и иллюстраторов-последователей – Борис Дехтерев. Однако иллюстрированием детских книг он стал заниматься далеко не сразу. Закончив факультет живописи ВХУТЕИНа, он долгое время оформлял издания, посвященные биографии В.И. Ленина и И.В. Сталина. В 1945 г. Дехтерев был назначен главным художником издательства «Детская литература». Ещё при его жизни современники говорили о формировании своеобразной «дехтеревской школы», которая негласно встала во главе плеяды московских художников книги того времени.

Особенность творческого метода Дехтерева заключалась в практически полном погружении в эпоху, к которой относится сюжет иллюстрируемого произведения. Достоверность в изображении костюмов, архитектуры, быта. Реалистичность образов и цвето-пластическая композиция, выстроенная на основе театральных мизансцен – всё это позволило художнику сформировать для каждой книги свою уникальную визуальную систему. До сих пор непревзойденным образцом такого подхода являются иллюстрации для «Волшебных сказок» Ш. Перро (Детская литература, 1966) (Рис. 3). Яркие, наполненные особой атмосферой средневековой Франции, рисунки поражают своим декоративным изяществом. Сказки Перро с иллюстрациями Дехтерева стали одной из тех книг, которые неподвластны изобразительным традициям времени. Преемственность образной системы, разработанной художником, прослеживается в работах многих советских иллюстраторов.


«Волшебные сказки» Ш. Перро (Детская литература, 1966) (Рис. 3)

«Сказки и картинки» (Детская литература, 1969) (Рис. 4)

Пополнить список «золотого фонда» детских книг, проверенных временем, может и издание «Сказки и картинки» (Детская литература, 1969) (Рис. 4) Владимира Сутеева, которая также является редкостью для букинистов (особенно в суперобложке). Сутеев известен прежде всего как режиссер-мультипликатор и о его работах в книжной графике, популярных в своё время, вспомнят сейчас лишь истинные ценители. В качестве иллюстратора, а позже и автора детских книг он начал работать во второй половине 1940-х гг. Отличительной особенностью сутеевской иллюстрации является привнесенный из мультипликации принцип последовательного динамического построения визуального ряда. Простота комических персонажей и остроумный литературный стиль позволили художнику выстроить диалог с его главной аудиторией – детьми. Востребованность работ Сутеева среди коллекционеров можно объяснить еще и тем, что оформленные им книги издавались не только на территории Советского Союза, но и далеко за его пределами. Рисунки художника известны в Норвегии, Франции, Мексике, Чехии, Японии и Америке. Несмотря на то, что книги Сутеева продолжают переиздаваться в разных отечественных издательствах, первые экземпляры считаются среди ценителей его творчества уникальными.


Первое издание «Изумрудного города» (Советская Россия, 1959) (Рис. 5)

Ещё один художник, пришедший в искусство книги из области мультипликации, Леонид Владимирский получил широкую известность благодаря созданным им образам Буратино, Элли, Тотошки, Дровосека и других сказочных персонажей, ставших не просто классикой, а исключительными образцами жанра. Владимирский работал над многими известными произведениями, среди них поэма А. С. Пушкина «Руслан и Людмила», повесть Юрия Олеши «Три толстяка», «Приключения Петрушки» М. А. Фадеевой и А. И. Смирнова, «Путешествие Голубой стрелы» Дж. Родари, сборник «Русские сказки» и сборник филиппинских сказок «Умная Марсела». Книги с его рисунками высоко ценятся коллекционерами по всему миру. Предложения о продаже первого издания «Изумрудного города» (Советская Россия, 1959) (Рис. 5) А. М. Волкова встречаются на аукционах не так часто. Но букинисты неизменно готовы приобрести его, несмотря на плохое состояние или утери блока. Все дело в том, что такие легендарные книги стали уже своего рода историческими артефактами в области книжной графики. А с учетом количества переизданий и тиражей (суммарный тираж книг с иллюстрациями Владимирского превысил 20 млн. экземпляров) они автоматически приобрели статус раритетных изданий.


Г. Х. Андерсен «Дочь болотного царя» (Издательство «Малыш», 1977) (Рис. 6)

Ещё одним художником, начавшим свою творческую карьеру в середине 1960-х гг. стал Светозар Остров. Благодаря самобытной творческой манере Острова, объединившей различные методы и элементы романтического символизма, его ранние работы в книжной графике и по сей день выглядят удивительно современными. В иллюстрациях к сказке Г. Х. Андерсена «Дочь болотного царя» (Издательство «Малыш», 1977) (Рис. 6), цветовая композиция погружает читателя в загадочною атмосферу дремучих скандинавских болот. Остров использует яркие цветовые ассоциации, выполняя рисунки в четко организованной гамме оттенков зеленого, черного, синего и коричневого. Художник творчески переосмыслил закономерности древнеегипетского изобразительного искусства, в котором фигуры изображены условно. Несмотря на изменение метода иллюстрирования в зависимости от сюжетной линии и времени действия, художник придерживается определенных принципов в создании уровней восприятия произведения. Главное место здесь отведено цвету: его свойствам, функциям, системе взаимодействий с другими компонентами ансамбля. Будучи замечательным колористом своего времени, Остров путем сочетаний, сопоставлений и (или) наоборот контрастов цветов, приводит в движение всё пространство сказки. Его методику создания сложной продуманной колористической схемы, акцентов, которые в сочетании с определенным набором цветов буквально светятся и играют, можно сравнить с впечатлением от полотен Эль Греко.

Рестроспективность в некотором роде характерна и для книжной графики Михаила Майофиса. Свободное владение формой и художественным пространством, изысканность и тонкость линий, в сочетании с яркой творческой индивидуальностью нашли своё отражение в стиле этого художника. Разнообразный опыт в станковой живописи, книжной графике и офорте сформировал у него определенный подход к организации внутрикнижного пространства. Многие книги с иллюстрациями Майофиса, созданные им уже в иммиграции, стали редкостью на рынке антиквариата. Учитывая многомиллионные тиражи и количество переизданий сказки Ш. Перро «Кот в сапогах» (Детская литература, 1979) (Рис.7) с рисунками художника, её сложно отнести к раритетам. Однако ни стоимость, ни количество экземпляров определяют значимость книги для преданных ценителей его творчества. Фантасмагоричность образов, юмор на грани сатиры и легкой иронии, бесконечная виртуозная игра метафор и символов в совокупности с потрясающим изобразительным рядом выделяют работы художника среди прочих. Мотив игры, положенный Майофисом в основу визуальной интерпретации сказки, проявляется в символах (гербовые значки и ленты на обложке и некоторых рисунках), гербовом бестиарии, орнаменте (стилизация некоторых оформления под карточные масти). Игра метафор поддерживает образно-пластическую систему в постоянном ритмическом напряжении, балансируя на грани иконографии средневековых иллюминированных рукописей и карикатурного шаржа, художник создаёт оригинальную графическую интерпретацию в рамках сюжетной канвы.


Ш. Перро «Кот в сапогах» (Детская литература, 1979) (Рис.7)

Необходимо отметить, что на рынке антиквариата всё больше внимания уделяется именно именам художников, а не отдельным изданиям. Как правило, художникам, в чьём послужном списке иллюстрация детской книги это только часть творческого наследия наряду со станковой живописью и графикой. Стоимость отдельных эскизов к литературным произведениям в этом случае может достигать на аукционах нескольких сотен тысяч рублей. Книги, выпущенные при жизни иллюстратора, за исключением особенно редких экземпляров с автографами и первых изданий серии, представляют интерес в основном для букинистов-любителей. Естественно, в этом есть финансовая подоплека, которая как бы ранжирует книги. Но несмотря на все эти нюансы, книги с иллюстрациями отечественных художников до сих пор популярны, любимы и пользуются большим спросом как у детей, так и у взрослых.

Новости

Популярное