Белое золото красной эпохи: советский агитационный фарфор

10 июля 2020

С 1 по 21 июля в аукционном доме Christie’s проходят онлайн-торги русского искусства, среди лотов которых особое место занимают изделия Императорского фарфорового завода, чайные и столовые сервизы, тарелки, блюда и вазы, а именно — советский агитационный фарфор, изготовленный в 20-е годы ХХ века.

В рамках аукциона в Christie’s Russia состоялась беседа о русском фарфоре, в которой принял участие глава международного департамента русского искусства Алексей Тизенгаузен, а также презентация книги искусствоведа, эксперта по фарфору и декоративно-прикладному искусству Владимира Левшенкова «Белое золото красной эпохи», посвященной фарфоровой малой пластике и, в частности, советскому агитационному фарфору.

Андрей Бембель Скульптурная группа «Октябрь», 1930. ГФЗ им. Ломоносова © Книжный мир

Новая книга Владимира Левшенкова «Белое золото красной эпохи. Фарфоровая скульптура конца 1910-х — начала 1940-х годов Петрограда-Ленинграда», выпущенная издательским домом «Книжный мир», представляет собой наиболее полный и богато иллюстрированный каталог скульптурных произведений, выпущенных на Государственном фарфоровом заводе им. М.В. Ломоносова в конце 1910-х — начале 1940-х годов, а также фабриках треста «НОВГУБФАРФОР» (1923-1925), где производство было напрямую связано с ведущими сотрудниками ГФЗ, временно работавшими в Новгородской губернии. В ней реконструированы неизвестные страницы биографий творчества более пятидесяти известных и малоизвестных скульпторов — создателей наследия «красной эпохи», воплощенного в «белом золоте» (фарфоре), а также на основе анализа архивных документов и музейных собраний (более 20-ти) выявлены и атрибутированы неопубликованные ранее работы. Каталог дает полное представление о развитии фарфоровой малой пластики в первые два десятилетия советской эпохи, скульптурные произведения которой стали цельным и выдающимся явлением в художественной жизни ХХ века.

По словам Владимира Левшенкова «Книга явилась фактически продолжением моей прошлой книги, выпущенной в 2012 году — „Творчество сестер Данько“ — и вместе они дают практически полное представление о развитии фарфоровой малой пластики в первые два десятилетия советской эпохи».

Агитационный фарфор — изобретение не советское. В конце XVIII века во французском Невере начали выпускать так называемый революционный фаянс, занявший особое место в прикладном искусстве Франции (подробнее об этом можно почитать здесь). Многочисленные изделия неверских мануфактур того времени стали основой для выражения революционных идей и сюжетов, понятных гражданам новой республики; расписанные тарелки, блюда и кувшины отражали бурные общественные процессы и символы политического строя Франции периода Великой революции.

Местом рождения советского агитационного фарфора стал главный завод страны — Императорской, а позже, после революции, Государственный Фарфоровый завод. Новая советская реальность воспитывала нового человека, предлагая ему новую жизнь, а в ней — новое искусство. Агитационный фарфор стал таким новым искусством и важной деталью нового быта. Каждая тарелка, каждое блюдо, чашка или кувшин несли в себе идею, призывы к действию, лозунги, элементы индустриального пейзажа, все, что не давало бы забыть новому человеку о борьбе на пути к новым великим целям.

Василий Кузнецов «Илья Муромец», 1914. ГФЗ им. Ломоносова © Книжный мир

«Именно ранний советский фарфор и сегодня остается элитарным материалом, предметом гордости частных и музейных собраний, — отмечает Владимир Левшенков. — Известно, что наряду с иконой, авангардом и изделиями Фаберже, ранний советский фарфор — это визитная карточка русского искусства во всем мире. С фарфором сегодня связано множество крупных юбилейных событий. Прошлой осенью в Петербурге мы отмечали 275-летие Императорского фарфорового завода, в этом году отмечается 300-летие со дня рождения создателя русского фарфора, Дмитрия Ивановича Виноградова».

Слова Малевича «Каждое поколение должно выковывать формы своего времени», можно отнести и к советскому периоду фарфоровой скульптуры. Потребность в новых импульсах назрела на старейшем фарфоровом заводе к концу XIX века; своеобразным переворотом стал приход на завод мирискусников в самом начале ХХ века. Были заложены новые темы, стремления к их реализации с помощью новых промышленных достижений, к тому же впервые автором росписи стал знаменитый художник — Константин Сомов, до того времени никогда не работавший с фарфором.

Знаковой фигурой в области монументально-декоративной скульптуры стал известный скульптор-монументалист Василий Кузнецов, приверженец традиций «Мира искусства». По его проектам были выполнены архитектурные убранства ко многим сооружениям в Петрограде, Киеве и Харькове. Еще до начала Первой мировой войны Кузнецов принял предложение своего соратника по «Миру искусства» Евгения Лансере, и стал руководителей скульптурной мастерской фарфорового завода.

Первое фарфоровое произведение Кузнецова, созданное на ЛФЗ, явилось метафорическим откликом на события Первой мировой войны, главный герой русской былины Илья Муромец был воплощен скульптором как обобщенный народный идеал русского героя-победителя. Могучий богатырь с мечом и щитом восседает на мощном коне, прижимая к себе поверженного змия. Такая масштабная крупная скульптурная группа была во многом чуждой фарфоровому производству, как монументалист, Кузнецов не сразу почувствовал новый для него материал, но в то же время это была некая символическая отправная точка для появления патриотического фарфора, который и занял главенствующее место в ассортименте ГФЗ в последующие годы.

Наталья Данько «Работница, вышивающая красное знамя», 1920-е. ГФЗ им. Ломоносова © Книжный мир

Казимир Рыжков «Испанка с ребенком» («Испанские беженцы»), 1936. ГФЗ им. Ломоносова. Музей-усадьба Кусково © Книжный мир

Василий Кузнецов Бюст Карла Маркса («Большой», 1918. ГФЗ им. Ломоносова. ГЦМСИР, Москва © Книжный мир

Наталья Данько «Бюст Ленина», Государственный фарфоровый завод, Петроград, ок.1925 (оценка £4 000–£6 000) © Christie’s

Почему белое золото? В середине ХVIII века в России именно предметы из фарфора считались редкостью, драгоценностью. За дороговизну и сложность исполнения его называли «белое золото царей».

В чем главное отличие малой пластики от скульптуры? По словам Владимира Левшенкова, «Монументальная скульптура, в частности, памятники, которые мы видим в городских ансамблях, зафиксированы в городе, не всегда их можно обойти и выбрать определенную точку обзора. Скульптура же малых форм всегда просится в руки для кругового обозрения. Как предмет интерьерной композиции фигура может иметь несколько точек зрения и самые разнообразные условия восприятия. Изменяя положения фигуры, мы тем самым меняем ракурс обзора. На примере работы Серафима Судьбинина изображающую скульптуру Анны Павловой в роли Жизели, мы видим, как при повороте, под разным ракурсом меняется эстетика скульптуры, и любой вид великолепен. Вспоминаются слова выдающегося скульптора ХХ века Александра Терентьевича Матвеева — «Скульптуру надо смотреть кругом». То есть не с одной точки, а обязательно с разных. Поэтому я всегда призываю людей, которые держат фарфор дома, чтобы он не стоял на одном месте, где фигуру видно только в одном ракурсе: ее надо брать в руки, поворачивать, рассматривать, искать более интересный ракурс.

Отличие малой фарфоровой пластики как декоративно-прикладного искусства от монументальной заключается также и в ее росписи. Задача художника-фарфориста — создать такой тандем формы и цвета и роспись должна усиливать пластику, еще больше подчеркивать эстетические качества произведения. В полной мере это удалось в диптихе «Плясунья» Натальи Данько (о «театральных» работах скульптора можно почитать здесь).

Вместе со своей ученицей Натальей Данько, Кузнецов выполняет скульптурную группу с портрета Екатерины Молчановой, работы Дмитрия Левицкого, названной «Дама с розой». Скульптура представляет интерес не только своими художественными достоинствами, но конечно позволяет считать эту скульптуру самой успешной пластической моделью, выпускаемой ЛФЗ в 20-е годы. Вторая совместная работа в мелкой пластике Кузнецова и Данько изображает даму с прической XIX века, в изысканной манерности которой ясно проглядывают черты дам Борисова-Мусатова.

Первые произведения советского агитационного фарфора напоминают скорее уменьшенную модель большого уличного памятника. Кузнецов, как и в Илье Муромце проявил все свои лучшие качества скульптора-монументалиста. По факту получались не фарфоровые фигурки, а образы моделей-памятников, к тому же бисквит — неглазурованный фарфор — чем-то отдаленно напоминает мрамор. Фигурка «Красноармеец» стала хрестоматийной и в значительной степени определившая развитие малой фарфоровой пластики первого десятилетия работы ГФЗ.

Казимир Рыжков «Дети», 1920-е ГФЗ им. Ломоносова. ГЦМСИР, Москва © Книжный мир

Александр Самохвалов «Девушка в футболке», 1971. Роспись А.И. Носовой. ГФЗ им. Ломоносова © Книжный мир

Сарра Лебедева «Продавщица семечек» («Девушка с корзиной»), 1926. Волховская фарфорово-фаянсовая фабрика «Коминтерн». Новгородский музей-заповедник © Книжный мир

Павел Каменский «Сеятель» («Великоросс Рязанской губернии»), 1920-е. Скульптура из серии «Народности России». ГФЗ им. Ломоносова. Частное собрание © Книжный мир

Казимир Рыжков Скульптурная группа «Сталин и Ворошилов на Царицынском фронте», 1941. ГФЗ им. Ломоносова. Частная коллекция © Книжный мир

Леонид Хортик «Торговка яблоками», 1927. ГФЗ им. Ломоносова. Собрание П.О. Авена © Книжный мир

Революционная тема, начатая Кузнецовым, получила плодотворное продолжение и в творчестве его ученицы Натальи Данько. Она является автором большинства произведений фарфора, выполненных на заводе в первые два десятилетия советской эпохи. Ее яркая одаренность проявилась не только в глубоком понимании специфики искусства белого золота, но и в многообразии сюжетов».

Отвечая на вопрос Алексея Тизенгаузена «Откуда в русской культуре такой интерес в фарфоровой фигурке и коллекционированию» Владимир Левшенков считает: «Фарфор всегда присутствовал в домах, и в царской России, и в Советской. Фарфоровые фигурки создавали некий ансамбль в интерьере, стояли на полках, соседствовали с книгами, украшали витрины, горки. В основном они украшали дома, где люди были приобщены к искусству, культуре, занимались музыкой. Практически во всех культурных домах были фарфоровые скульптуры, будь то Гжель или императорский фарфор. А коллекционирование родилась за счет малого размера: поставив на полку одну фигурку, к ней всегда хочется добавить вторую, третью и так далее, и все вместе они создают группу, объединенную тематикой, ансамбль. И это было интересно в любое время, остается и сейчас».


Левшенков В.В. Белое золото красной эпохи. Фарфоровая скульптура конца 1910-х — начала 1940-х годов Петрограда — Ленинграда. Альбом-каталог. — СПб.: Книжный мир, 2020. — 512 с., ил.

Популярное