Исторические драгоценности дома Романовых станут топ-лотом ювелирных торгов Sotheby’s

29 октября 2021

Аукционный дом Sotheby's | Выставка открыта до 10 ноября

Гарнитур из броши и пары серег с цейлонскими сапфирами и бриллиантами, тайно вывезенный из России накануне Октябрьской революции 1917 года и оцененный в $300 000–500 000, станет главной звездой женевских торгов Sotheby’s «Великолепные украшения и благородные драгоценности», которые пройдут 10 ноября 2021 года. Брошь и серьги когда-то принадлежали величественной тетке императора Николая II Великой княгине Марии Павловне, которая доверила своему близкому другу, британскому антиквару и аристократу Альберту Генри Стопфорду, доставить украшения в Лондон.

Портрет Великой княгини Марии Павловны, урожденной Марии Александрины Элизабеты Элеоноры Мекленбург-Шверинской
Портрет Великой княгини Марии Павловны, урожденной Марии Александрины Элизабеты Элеоноры Мекленбург-Шверинской © Sotheby’s

Альберту Стопфорду на тот момент было уже 55 лет; он не подлежал призыву на военную службу, вращался в светских кругах Петрограда и чуть ли не ежедневно виделся с Великой княгиней Марией Павловной, если, конечно, оба они были в городе. Кроме того, Стопфорд был в тесном контакте с британским послом и другими сотрудниками посольства: в качестве неофициального курьера он доставлял поручения из Петрограда в Лондон и обратно, и потому обладал определенным уровнем дипломатической неприкосновенности.

Переодевшись простым рабочим, Стопфорд отправился выполнять секретное задание великой княгини: ему нужно было забрать драгоценности из тайника, находившегося в еще не разграбленном Владимирском дворце на Дворцовой набережной. Его пустили через черный ход сын Марии Павловны Борис и преданный слуга семьи; Стопфорд завернул украшения в старую газету и поездом поехал на Кавказ. Дорога до Кисловодска, где на своей летней даче ждала его Мария Павловна, заняла три дня.

На юге Стопфорд в последний раз посетил великую княгиню, прежде чем 26 сентября 1917 года отправиться в Лондон; среди его багажа был кожаный саквояж, в котором он перевез 244 ювелирных изделия, в том числе представленные на торгах сапфировую брошь и серьги, а также Владимирскую тиару (сегодня находится в собственности английской королевы Елизаветы II). Полное волнений десятидневное путешествие завершилось переправой через Северное море, где шли сражения и были установлены минные заграждения, однако 6 октября Стопфорд благополучно прибыл в Абердин, где заявил, что «счастлив снова увидеть полицейских». Из Абердина поверенный великой княгини добрался до Лондона и отдал ценный груз на хранение в банк.

Сама Мария Павловна добралась до Европы только в начале 1920 года. Она с большой неохотой начала планировать свое отбытие из России осенью 1919-го, когда в стране уже свирепствовала гражданская война. Несмотря на опасности и плохую погоду, согласившись перебраться с Кавказа на черноморское побережье, 50 миль до ближайшей железнодорожной станции великая княгиня ехала в открытом экипаже, сопровождаемая верной фрейлиной.

Проявила она характер и когда, не испугавшись наступления большевиков, отказалась плыть с пересадкой в Константинополе, потому что там ее могли подвергнуть унизительной проверке на наличие вшей. Мария Павловна дождалась места на корабле, отплывавшем из России в феврале 1920 года, ровно за месяц до того, как Новороссийск взяла Красная армия. Великая княгиня побывала в Венеции и Швейцарии, а в июле добралась до Парижа.

К сожалению, здоровье великой княгини было подорвано тяжелыми испытаниями четырех предшествующих лет, и 6 сентября она скончалась. Мария Павловна погребена в городе Контрексевиль на северо-востоке Франции, в православной церкви, которую в 1909 году выстроили по ее заказу в память о ее почившем супруге.

Представляющая историческую ценность брошь с сапфиром и бриллиантами и пара серег, около 1900 © Sotheby’s
Представляющая историческую ценность брошь с сапфиром и бриллиантами и пара серег, около 1900 © Sotheby’s

Драгоценности великой княгини перешли по наследству к ее дочери Елене, Принцессе Греческой и Датской, (1882–1957) и оставались в семье до 17 ноября 2009 года, когда на торгах Sotheby’s в Женеве их купили представители другого европейского княжеского рода.

Предстоящие торги прокомментировал Оливье Вагнер, директор по продажам Sotheby’s: «Нечасто мы встречаем ювелирные украшения с историей бытования более славной, чем у представленной броши и серег из сапфиров и бриллиантов. Это настоящее чудо, что они в целости и сохранности дошли до наших дней, проделав путь из одного из дворцов дома Романовых, из объятой революцией России, через Европу, где бушевала война, в хранилище лондонского банка. Великая княгиня, которую часто называли „королевой Санкт-Петербурга“, была поистине выдающейся личностью. В революционные времена она решила во что бы то ни стало сохранить свои великолепные украшения. И сейчас у нас есть возможность заглянуть в ее утраченную шкатулку с драгоценностями, которую не побоялся вывезти из России один из ее ближайших друзей».


Читайте по теме на сайте журнала:

Русское искусство на летних аукционах Christie’s и Sotheby’s
Импрессионисты на майском аукционе Sotheby’s: кувшинки, яблоки и балерины
Картина Сандро Боттичелли продана на аукционе за рекордные $92 миллиона
«Неаполитанский залив» Айвазовского стал самым дорогим лотом на онлайн-аукционе Sotheby’s

Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг

Новости

29 июля 09:07Санкт-Петербург
Стихия Ивана Айвазовского

Популярное