Рубен Федоров. Рассуждение о черно-белом

27 декабря 2022

«Метафизический смысл подлинной символики не надстраивается над чувственными образами, а в них содержится, собою их определяя, и сами-то они разумны не как просто физические, а как именно образы метафизические, эти последние в себе неся и ими просветляясь». Павел Флоренский

Рубен Федоров создает символические по содержанию и нередко абстрактные по форме работы. Черно-белая графика художника сжато, лаконично, но при этом ярко и четко передает мысль, заменяя собой длинное многогранное повествование. Ключевые темы в творчестве Рубена Федорова связаны с важнейшими философскими вопросами: познанием мира и поиском новых путей для исследований.

Инструментами такого философского исследования мира являются глубокие знания древних культур, учений, опыт создания сред с заданной семантикой, восприятие инженерного совершенства и красоты природы. Немаловажную роль в творчестве художника играют мистические темы и сакральные образы, которые формируют особое пространство со своей логикой, символикой и философией, что позволяет Рубену Федорову выработать собственный способ восприятия реальности.

О важных составляющих своей жизненно философии художник рассказал читателям журнала Точка ART.

Рубен Федоров. Фото из личного архива художника
Рубен Федоров. Фото из личного архива художника

О семье как формирующей среде

Мой отец был главным художником «Мосфильма» на многих фильмах, я кое в чем помогал ему, помню, красил в детстве попугаев для какой-то сказки, точнее голубей, которые выглядели как попугаи, лепил матрёшек для фильма. Я постоянно находился вот в этой среде, я родился на «Мосфильме», жил на «Мосфильме», к родителям в гости постоянно приходили режиссёры.

Экспонат выставки «Рассуждение о черно-белом»
Экспонат выставки «Рассуждение о черно-белом»

А моя замечательная сестра, которая на 15 лет меня старше, училась на философском в МГУ, и естественно, эти МГУшники приходили к нам, приносили всю свою «философию» и философию других стран. Я, будучи маленьким, слушал их разговоры, и на меня производило невероятное впечатление.

О психологии, культурологии и философии

Вопрос немножко смешной в том смысле, что у меня нет мании величия, чтобы говорить о том, что я достиг каких-то высоких результатов в психологии, культурологии, философии или архитектуре. Конечно же, нет. В каждой дисциплине есть ревнивые профи, берегущие границы своей науки.

На выставке «Рассуждение о черно-белом»
На выставке «Рассуждение о черно-белом»

Я люблю графику за то, что это определённый язык, который сложно подделать, сложно интерпретировать: как видишь — так оно и есть, и если человек что-то думает о том образе, который он видит, то он может этим делиться, как своим представлением о том, что он чувствует.

Когда мы говорим о психологии как науке, то тут достичь каких-то высоких результатов — это большой вопрос. Как человек ищущий, в определённый момент я просто увидел, что есть не заполненная ниша, то есть многие занимались психорегуляцией и аутотренингами или какими-то тестами, и стремились к обобщениям, а вот и я увидел, что профессионального аутотренинга нету, ниша свободна… Когда человек чем-то постоянно занимается, у него возникает акцент поведения, который даёт профессионализм и одновременно перекос в психофизиологии. Я понял, что нужно для создавать кабинеты профессиональной психорегуляции, создавать среду, компенсирующую однобокость воздействия профессиональной работы. Я считаю, что это архитектурный взгляд на психологию.

Что касается самой архитектуры, то тоже нельзя сказать о каких-то высоких результатах, но для меня важен мой личный рост, а он может быть только в поисках ответов на свои вопросы. Этим я и занимаюсь.

О функциональном абстракционизме, образной живописи и абстрактном импрессионизме

Функциональный абстракционизм, экспрессионизм, абстрактный экспрессионизм. Первое, что надо сделать, это забыть эти слова. Путь человека заключается в том, что он должен дать собственное определение всему тому, что он видим, что для него важно, чего он касается. Всё, что человек реально переживает, и есть истина. Но всё это есть и абстракционизм. Вот диван, то есть если выкинуть слово «диван» и просто смотреть на него, как на некую форму, то это будет некое абстрактное произведение искусства, которое нам либо нравится, либо нет. Вот эта машина нравится, эта не нравится, вот здесь уютно, здесь неуютно. Это переживание наших фоновых ощущений на абстрактные формы, которые мы для облегчения своей жизни называем какими-то образами: диван, дерево, снег.

Экспонат выставки «Рассуждение о черно-белом»
Экспонат выставки «Рассуждение о черно-белом»

А когда мы говорим о двойке, мы подразумеваем ночь/день. Без ночи не может быть дня. Любые противоположности, добро и зло, они существуют только в отношениях с собой, поэтому любой бинар, любая двойка, любые какие-то две ипостаси, противоположности создают движение. От войны к миру, от мира к войне, от безобразного к красивому. Всё друг от друга отталкиваются, и поэтому это движение.

И это уже в наших корнях, мы видим эту цифру просто как основу, мы это чувствуем, мы с этим живём.

Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг

Новости

Популярное